Топ-50 политических постов Живого Журнала

Топ-50 политических постов Живого Журнала

Рейтинг составляется автоматически, выборка ограничена вручную отобранными политическими блогами и сообществами. Если Вы знаете какой-то политический блог или сообщество, которого нет в рейтинге - добавьте его, пожалуйста, через форму на странице добавления и удаления. Если сомневаетесь, есть ли блог в рейтинге - лучше добавьте, дублирования все равно не произойдет. Если Ваш блог присутствует в рейтинге, а Вы против - напишите об этом в блоге promo_top.livejournal.com, мы его удалим из списка. Естественно, по всем остальным вопросам туда тоже можно писать.

Прекрасное от afranius
Шведскую школьницу выдвинули на Нобелевскую премию мира. Она отказалась ходить на уроки, пока не сократятся вредные выбросы в атмосферу
Депутаты левых партий парламентов Швеции и Норвегии выдвинули 16-летнюю активистку по борьбе с изменением климата Грету Тунберг на Нобелевскую премию мира.
Тунберг в августе прошлого года начала «школьную забастовку» перед зданием парламента в Стокгольме. Она стояла с плакатом, требующим от политиков выполнять условия Парижского соглашения по климату, заявив, что не будет ходить в школу по пятницам, пока требования не будут выполнены.
Действия Тунберг привлекли внимание во всем мире, после чего школьники в других странах начали устраивать аналогичные акции.
На Нобелевскую премию мира 2019 года номинированы около трехсот человек.
-- https://meduza.io/news/2019/03/14/shvedskuyu-shkolnitsu-vydvinuli-na-nobelevskuyu-premiyu-mira-ona-otkazalas-hodit-na-uroki-poka-ne-sokratyatsya-vrednye-vybrosy-v-atmosferu?fbclid=IwAR0LafArDBEJphw-A-rb4pDec6mBQImD9IsBhvJRxaEusYy2mZkNhpuVMas
----------------------

Если бы инициаторами была не ебанувшаяся западная левота с заросшими зеленой плесенью мозгами -- я счел бы это великолепным троллингом ебанувшегося нобелевского комитета.

А так - - -

-------------------------
УПДАТЕ
Лучший камент:
"Вот вы ПротивПутина, а у нас такого нет."

ну и конечно СтаршееПколение немедля (многократно-параллельно-независимо) вспоминает бессмертное:
"Я не знаю, кто такая Многострадальная Чили и какого Хунта ей надо, но если она не отпустит нашего Луиса на Карнавал -- моя бригада завтра на работу не выйдет!"

Оригинал и комментарии

Впечатления от от afranius
Митинга в Защиту Интернета от Путина-с-Клишасом.

Численность -- средняя для Москвы (10-15 тыщ, тут вроде сходятся все -- ну, кроме УВД, хи-их) -- но ОЧЕНЬ маленькая для того, что можно было бы ожидать (и что я ожидал...) про Энторнеты.

Лицезрели Екатерину Шульман, досточтимую, вот-прямо-вот на расстоянии вытянутой руки, в оранжевой лыжной шапочке; могу выложить фотку, есличо (качество -- таксебейное).

Кремлевласти офигенно мудро назначили аффтаром ВСЕЙ ЭТОЙ ДРЯНИ некоего КЛИШАСА: биография, образ жизни, высказывания, рожа -- это ж просто какая-то мечта "Штюрмера"!
В итоге "на объекте концентрируется всеобщая ненависть" (с) д-р Геббельс, цытировано по памяти, а вот истинные аффтары "Четверозакония" (Путин с гэбнюками) -- как-то усклизают от. И это как-то неправильно.

Когда уходили, жена (упаковывая фотик), сказала: "Не, без винтилова -- как-то даже неспортивно, снимать нечего." Оказалось -- Усё было, в ассортименте:
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10218845828487723&set=a.10200722981107865&type=3&theater
Ментогебня не смогла-таки удержаться от того, чтоб напоследок не свинтить людей на тихом-разрешенном митинге; навесив им, к примеру, шарики -- как "неразрешенное беспилотное средство" (или как-то так).

Такие дела.
(Да! Организация, а главное -- оповещение, были ниже плинтуса; тоже мне -- мировая сеть...)

------------------------
УПДАТЕ
"А это замечательная Екатерина Шульман вызволяет задержанных за ношение воздушных шариков. (См предыдущие серии).
-- https://www.facebook.com/elena.l.rusakova/posts/2043162005801184

Оригинал и комментарии

Разговор с Борисом Ельциным. Показания А.Илларионова от aillarionov
Завершаем публикацию свидетельских показаний по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 28. Показания Андрея Илларионова.

В середине декабря 2005 года я позвонил Владимиру Шевченко и попросил его организовать встречу с Борисом Ельциным. Владимир Николаевич работал руководителем протокольной службы президента Б.Ельцина в 1991-1999 гг., а после ухода последнего в отставку продолжал руководить его протоколом, одновременно занимая пост советника действовавшего президента В.Путина.

Владимир Николаевич отозвался буквально на следующее утро, сообщив мне, что Борис Николаевич готов принять меня вечером того же дня. «Самое главное, – напутствовал меня заботливый руководитель протокола, – ни в коем случае не опаздывать. Ни на минуту! Борис Николаевич не терпит опозданий. Если опоздаете хоть на минуту, он может полностью отменить встречу».

Я подъехал к залитой огнями резиденции в синих сумерках раннего зимнего вечера. В комнатах с левой стороны вестибюля было немало людей, шум, веселье, мне показалось, что я заметил где-то там в глубине дома Наину Иосифовну и кого-то из дочерей. Но на встречу ко мне никто не вышел. Меня провели вправо – в довольно большой зал с парадным столом посередине и креслами вдоль стен. Там я находился буквально несколько минут, как ровно в пять часов в зал вошел Ельцин.

Я был наслышан об отмечавшемся многими особом качестве Ельцина «заполнять собой весь объем помещения» и тем самым психологически подавлять собеседника. Поэтому с интересом ожидал, окажет ли он подобное воздействие на меня. Психологического подавления не случилось (может быть, Ельцин в этот раз и не настраивался на это), но энергетическое воздействие от этого человека несомненно чувствовалось. На секунду показалось, будто с этой энергией он выглядит крупнее, чем его настоящие физические размеры. Многократно описанная «аура царя» давала о себе знать.

Ельцин чуть ли не ворвался в зал. Он был в прекрасной физической и, как почти сразу же я убедился, в отличной интеллектуальной форме. По сравнению с больным, одутловатым, грузным, тяжело, с одышкой, передвигавшимся человеком, запомнившимся всей стране по телекадрам 31 декабря 1999 г., когда он покидал Кремль, это было совсем другое явление. Ельцин был похудевшим, подтянутым, я бы даже сказал, спортивным. Широко шагая и не менее широко улыбаясь, он быстро подошел ко мне и пожал руку. Пожатие действительно было не больного и не слабого человека.

Мы обменялись присущими для такого момента краткими любезностями. Ельцинское лицо излучало спокойствие, уверенность и, как мне показалось, легкую симпатию.

- Чтобы не занимать наше время дипломатическим этикетом и всякими пустяками, позвольте перейти сразу же к делу, – сказал я. – Борис Николаевич, я приехал сюда, чтобы задать Вам только один вопрос. – Я выждал небольшую паузу, сообразив в последний момент, что все-таки надо хоть как-то психологически подготовить человека к предстоящему разговору. – Борис Николаевич, я хотел бы задать Вам только один вопрос: почему Вы выбрали Путина?

Лицо Ельцина вытянулось, добродушное выражение лица в мгновение слетело, глаза стали маленькими и жесткими и впились в меня в упор. Я ответил ему встречным взглядом не отводя глаз. Ельцин, похоже, пытался разобраться, что за собеседник оказался сейчас перед ним. До этого момента разговоров тет-а-тет у нас с ним не было. Естественно, он знал, что я работаю советником Путина, именно так я и был представлен ему Владимиром Шевченко. Впившись в меня взглядом, Ельцин, очевидно, пытался понять, с кем именно он столкнулся, не является ли оказавшийся перед ним человек путинским лазутчиком, шпионом, провокатором.

Мы смотрели друг на друга в упор, не произнося ни слова, наверное, не меньше минуты. Его жесткие глаза продолжали буравить меня. Терять мне было нечего. Ельцин мог отказаться говорить, и тогда наша встреча завершилась бы, фактически не начавшись.

Наконец, его глаза немного смягчились, и он спросил, с ударением на «Вы»:
- А почему Вы меня об этом спрашиваете?

Я стал говорить о том, что произошло со страной под руководством его преемника, бывшего-нынешнего сотрудника КГБ-ФСБ. Но довольно скоро оборвал себя:
- Впрочем, что об этом говорить – Вы сами все прекрасно знаете. И даже кое-что об этом говорили публично. Почему же так получилось? Почему Вы выбрали именно его? Из госбезопасности?

Ельцин явно не ожидал такого разговора. Его лицо продолжало меняться, на нем появились следы плохо скрываемой боли.

Вначале медленно, осторожно, тщательно подбирая слова, все время следя за моей реакцией, затем все быстрее, свободнее и увереннее Ельцин начал говорить. Он говорил о том, что никогда не доверял органам. Что всегда их опасался. Что пытался их реформировать. Что ему не хватило сил. Что не всегда знал, что и как с ними надо делать.

После, наверное, получаса разговора он спросил меня:
- А знаете ли Вы, как они пытались арестовать меня в августе 1991 года?
- Утром 19-го в Архангельском? – спросил я. История того, как группа «Альфа» под командованием генерала В.Карпухина выдвинулась к Архангельскому и дожидалась там приказа Крючкова на арест Ельцина, была хорошо известной.
- Нет, – ответил Ельцин. – Накануне, 18-го.
Естественно, этого я не знал.

Тогда он стал рассказывать.
18-го августа 1991 г. Ельцин возвращался из Казахстана в Москву.
Вылет его самолета из Алма-Аты несколько раз откладывался – из-за восточного гостеприимства Нурсултана Назарбаева, развлекавшего высокопоставленного гостя бешбармаком и выступлениями казахских артистов. Как выяснилось позже, эта задержка, возможно, спасла Ельцину и его спутникам жизнь, поскольку по плану ГКЧП, уже начавшего действовать в Москве, предполагалось сбить ельцинский самолет в воздухе. Возможно, из-за задержки рейса что-то пошло не так, и в действие был запущен резервный вариант.

Примерно за час до приземления в Москве на ельцинский самолет передали, что во Внуково их ждет засада – группа захвата КГБ. Поразмыслив немного, Ельцин попросил пилота связаться с командиром военного аэродрома в Чкаловском – незадолго до этого Ельцин был у него в гостях, и между ними сложились человеческие отношения. К счастью, командир был на месте, он подтвердил, что сможет принять самолет Ельцина.

Посадка в Чкаловском прошла успешно. КГБ в Чкаловском не было. Воскресным вечером 18 августа военный городок был совершенно пустым, к прилету Ельцина в нем никто не готовился, поэтому российской делегации пришлось ждать, пока к ним доберутся машины, ожидавшие их поначалу во Внуково.

Поздно вечером Ельцин добрался до Архангельского. Чтобы быть разбуженным рано утром следующего дня, 19 августа 1991 г., сообщением о путче ГКЧП.

(Готовя этот материал, я решил проверить, как этот эпизод отражен в книге «Записки президента», написанной, как и другие ельцинские «мемуары», В.Юмашевым. Предчувствие не обмануло меня – в тексте «Записок» нет ни слова про эту историю. Вместо нее есть лишь фальшивая фраза: «На Внуковский аэродром мы приземлялись затемно».
Со своей стороны не могу себе представить, что историю про готовившийся захват Ельцина группой спецназа КГБ во Внуково и вынужденный маневр ельцинского самолета с посадкой в Чкаловском Ельцин рассказывал только мне, не поведав ее Юмашеву и членам своей семьи).

После короткой паузы без всякой инициативы с моей стороны, но по сути отвечая на уже заданный мной вопрос, Ельцин вдруг сказал:
- Я хотел другого преемника.
На мой вопросительный взгляд: – Кого? – он начал описывать своего идеального кандидата – умный, организованный, эффективный, жесткий, в меру циничный, понимает куда вести страну, надежный и т.д. Чем больше он говорил, тем яснее становилось, что под описываемые характеристики подходит только один человек.
– Чубайс, – одними губами, стараясь, чтобы звук не зафиксировала записывающая аппаратура, по определению находившаяся в зале, проговорил я.
Глядя на меня в упор и не меняя выражения лица, Ельцин твердо добавил:
- Но неизбираемый.

У меня были некоторые соображения по поводу этой кандидатуры, но делиться ими с Борисом Николаевичем в этот момент было совершенно бессмысленно.

Выждав еще мгновение, Ельцин сказал, что все можно исправить с помощью кандидатуры, какая у него есть для президентских выборов 2008 года. Я вновь вопросительно посмотрел на него. Ельцин стал описывать своего будущего кандидата. После нескольких оценочных характеристик не оставалось никакого сомнения, что это Михаил Касьянов.

К Ельцину пришло воодушевление, он стал энергично говорить, что несмотря ни на что его нового кандидата поддержат и люди, и СМИ, и бизнес, что кандидат будет приемлем и для внешнего мира, его изберут, и тогда, совсем скоро, движение по его, ельцинскому пути, будет возобновлено. Мне не хотелось огорчать Бориса Николаевича, который либо делал вид, что не понимает, какой к этому времени уже стала политическая ситуация в стране, либо на самом деле этого не понимал.

Завершался час, отведенный на нашу встречу.

Ельцин поднялся, на его лицо вернулась с трудом контролируемая гримаса боли, но в голосе тем не менее звучала какая-то особая теплота:
- Вы разбередили мне сердце. И так не нахожу себе места. Теперь Вы снова лишили меня сна.

Мы пошли из зала.
Рядом со мной шел совсем другой человек – по сравнению с тем, каким я его увидел за час до того, –  уже не излучавший энергии, немного сгорбленный, полупогруженный в свои мысли.
С серьезным лицом пожав мне руку, он пошел в комнаты резиденции, находившиеся с левой стороны, откуда лился яркий свет и доносился шум беззаботного веселья.

Оригинал и комментарии

Вилкул от kireev
В моем вчерашнем опросе пара вещей для меня оказались неожиданными. Сама по себе переоценка шансов Порошенко уже перестала удивлять, но такое упорство в этом все же удивляет. С другой стороны, удивило, что всего 7% считает, что победит Тимошенко, и это резкое снижение по сравнению с опросом 31 января, когда ее победу предсказывала почти треть опрошенных! Но ведь это совершенно не соответсвует рейтингам. Сейчас и тогда ее рейтинг примерно на одном уровне, но тогда он падал, а сейчас скорее имеет тенденцию к росту. Я понимаю, что дело не только в самих рейтингах - есть и другие факторы, но такая разница между Порошенко и Тимошенко все равно примечательна.

Но еще неожиданно для меня немало людей проголосовали бы Александра Вилкула - 11%, и почти столько же выбрали его как кандидата, к которому самая большая антипатия. Неожиданно, потому что в прошлом опросе за него было гораздо меньше. Во-вторых, по опросам после снятия Мураева он растет, но все же очень слабо: где-то от района 2% к району 3-4%.В-третьих, потому, что я и сам в принципе рассматривал возможность за него проголосовать в своем опросе. Я в Украине вероятно был бы центрист, и по идее мог бы проголосовать как за Гриценко, так за Вилкула, так и за Зеленского.

timbes5 поделился со мной ссылкой на его недавнее интервью с Дмитрием Гордоном, к тому же оно и в комментах уже упоминалось. И я должен сказать, что как раз не Зеленский, а Вилкул для меня главное открытие на этих выборах именно как сильный публичный политик. Не потому что я с ним был всегда согласен (сразу несколько ответов мне не понравились), а по тому, как уверенно и складно он говорит. Оба эти момента отметил и Гордон. Хотя были и вещи, которые мне очень понравились, скажем: "К российской культуре отношусь прекрасно, к политике Кремля в отношении Украины отношусь плохо" (на этом Вилкул "записал себе висты" не только на Юго-Востоке, но и в Центре). Гордон явно был доброжелателен к Вилкулу, но все же пара-тройка вопросов были каверзные, скажем, не стыдно ли ему, что он поддерживал Януковича. Ответишь "стыдно" или ответишь "не стыдно" - все плохо, но Вилкул, не без труда, но все же выкрутился. На простые вопросы он слишком часто отвечал в духе "Это надо спросить не у меня, а у..." даже на вопрос о том, прослушивают ли его телефон он отослал к тем, кто может быть его прослушивает. Плюс, видно, что он человек с "хитринкой". Но в целом впечталение именно о его навыках публичного политика у меня осталось хорошее.


Наверное, многие уже поняли, что я любитель всяких "альтернативных сценариев", связанных с выборами. Сейчас у такого политика, как Вилкул, нет шансов на победу. Но если бы в феврале 2014 г. все остановилось бы на том, что Янукович согласился на досрочные выборы? Не было бы ни его бегства, ни импичмента, ни Крыма, ни Донбасса. Янукович после этого (да и до этого тоже) не имел уже шансов на победу (и наверняка после этого согласия его политическая карьера скорее всего была близка к концу). Причем, президентом все равно наверняка бы стал все тот же Порошенко: у него рейтинг рос еще до конца февраля. В принципе, сценарий победы Порошенко тут был примерно такой, как и произошел в реальности: Кличко не участвует в выборах и поддерживает его, Тимошенко выходи из тюрьмы, но совсем "не в форме", а Яценюку тут уже "нет места". Янукович или любой другой бело-голубой кандидат уже не имеет шансов на победу: этот электорат вообще в унынии после согласия на досрочные выборы (как и перед "третьим туром" в 2004 г.), и до этого-то был уже в меньшинстве. В этих условиях Порошенко легко выигрывает.

А вот сейчас бы Порошенко ждали перевыборы, но уже без войны и без перманентного конфликта с Россией.... Украинская политика - она как маятник. В 2014 г. этот маятник был явно на стророне "оранжевых", а вот к 2019 г. как раз самое время было бы ему быть на стороне "бело-голубых". Возможно появился бы и Зеленский, но у него в этом сценарии меньше возможностей: продолжалось бы традионное противостояние между "оранжевыми" и "бело-голубыми", в котором центристы проигрывают. И в этом сценарии лидером не Партии Регионов (она скорее всего бы развалилась тогда же в 2014 г. или бы минимум раскололась), но по сути такой же партии, но по другим брендом, допустим, становится Александр Вилкул. Не косноязычный "Бандюкович" из Донбасса, а хорошо говорящий, умный, грамотный, более молодой, но с хорошим опытом для президентства, более идеологически умеренный из Днепропетровской области. Прямая дорога к президентству. И у России вместо перманентного конфлика с Украиной был бы президент, дружественно относящийся к России (к той, которая по этому сценарию не оттяпала у нее два куска территории).

Помечтали и хватит, но как знать, может быть в будущем у Вилкула будут шансы, но для этого должны произойти серьезные изменения в отношениях с Россией.

Оригинал и комментарии

Четыре опроса об украинских выборах от kireev
Комменты к последим постам об украинских выборах навели меня на мысль, что надо бы еще сделать четыре вот таких опроса об этих выборах.

Первый: кто победит? Последние обсуждения вроде говорит, что происходят некоторые изменения во мнениях людей по сравнению с опросом, который я запостил 31 января. Давайте посмотрим так ли это. Кандидатов ниже Бойко и Гриценко в опросах я уже не ставлю - уже нет никакой вероятности их победы, да и в прошлый раз за всех них не было ни одного голоса (один голос за "другого").  Это последний опрос о победителе до первого тура - а через неделю начнется традиционный конкурс процентных прогнозов. В этом и во всех остальных опросах кандидаты в алфавитном порядке.

View Poll: На президентских выборах в Украине победит

Второй опрос тоже навеян комментами к постам об Украине. Если вы проголосовали в первом опросе, то скажите насколько вы уверены в своем прогнозе? Я остановился на трех основных вариантах ответов.

-100% уверенность: вообще нет сомнений, о чем вы тут вообще спорите? Перед прошлогодними президентскими выборами в России я как-то обсуждал варианты развития событий, если Путин умрет прямо перед выборами. Очень маленькая, но такая вероятность теоретически была. Но все же я бы в аналогичном опросе проголосовал за 100% вероятность победы Путина, пусть даже в реальности она была 99,99%. То есть если вы так же считаете и для этих выборов - то голосуйте за первый вариант, потому что вариант смерти кандидата по определению есть всегда. Ну или какие-то чрезвычайне обстоятельства: скажем, Россия начинает полномасштабное вторжение с целью "прорубить коридор в Крым", как об этом часто говорят. Ну или как минимум ДНРовцы при помощи России начинают полномасштабный штурм Мариуполя. Если выборы после этого в последний момент не отменят, то куда более вероятно, что на этих выборах победит Порошенко. Но все же вероятность этих событий до выборов составляет не более 1%. То есть в реальности это вариант уверенности более 99%.
-Уверен на 50-99%. Скорее всего победит обозначенный мной кандидат, но полной уверенности нет.
-Уверен менее чем на 50%. Все же основных кандидатов три, так что вероятность просто угадать около 33%, так что по сути это вариант ответа "я понятия не имею, кто победит, но чуть более вероятно кандидат X".

View Poll: В своем прогнозе победителя я уверен

Третий опрос: за кого бы вы проголосовали? Я уже не стал разделяться украинцев и жителей других стран: прошлый опыт мне не понравился - ведь ничего не мешает проголосовать в обоих опросах. Я взял только тех, кто чаще набирает более 1% в опросах.

View Poll: На президентских выборах в Украине я бы проголосовал за

Ну и прошли в голову идея четвертого опроса: кто из кандидатов вам больше всего не нравится? Лично или по политическим позициям - неважно, просто не перевариваете его и все. Тоже беру только тех, кто чаще набирает более 1% в опросах.

View Poll: Из кандидатов мне больше всего не нравится

Оригинал и комментарии

Лучше не врать от aillarionov
В своей полемике с А.Навальным в деле защиты деятельности банка «Тройка Диалог», исполнительным директором которого он был в течение 6 лет, в тексте с претенциозным названием «Не ври, если можно проверить. Давайте проверим?» эксперт центра «Карнеги» А.Мовчан внезапно затронул автора этого блога:

<«Если вы захотите уточнить термин «сислиб», то погуглите его и первая ссылка даст такое определение»... Можно я вас немножко поучу на правах старшего товарища, Алексей Анатольевич?... Термин «сислиб» придумал экономист Илларионов. Экономист Илларионов обозначил им группу либерально мысливших высших чиновников 90х годов, которые, по его мнению, изобрели реформы 90х, потом придумали Путина и в большинстве остались во власти после расправы с неугодными олигархами. Впрочем в 2015 году Илларионов, исходя из того, что Путин в послании говорил не «в Украине», а «на Украине», заключил, что скоро начнется новый этап войны и захват Восточной Украины, так что его мысли о сислибах тоже могут быть сильно преувеличенными... Так вот, Алексей-сан, ни Рубен Варданян, ни я никогда не относились к этой группе ни прямо ни косвенно... Так что, если вы еще верите в значение слов, не называйте нас сислибами. Называйте как-нибудь по-другому>.

Хммм...
Действительно, если можно проверить утверждаемое, то почему бы не проверить?

Послание В.Путина 2015 года, произнесенное им 3 декабря того года, автор этого блога не анализировал, не обсуждал, не комментировал. От слов «никак» и «никогда». Более того, разбирать использование грамматических форм «на/в Украине» в послании Путина 2015 года в принципе весьма затруднительно. В частности, потому, что в том тексте слово «Украина» не использовано. Ни разу. Ни с предлогом «на», ни с предлогом «в». Никак.

В 2015 году автор этого блога анализировал не послание Путина 2015 г., а весь корпус текстов (несколько тысяч официальных документов), размещенных на сайте президента России в 2000-2014 гг. И обнаружил, что с момента вступления В.Путина в должность и.о. президента 31 декабря 1999 г. вплоть до 1 марта 2004 г. все без исключения официальные документы, размещенные на сайте президента России, использовали грамматическую форму «в Украине». А начиная с 5 апреля 2004 г. в подавляющем большинстве официальных документов (в 99,4% случаев, в 1963 документах из 1974) стала использоваться грамматическая форма «на Украине». Начиная с 2011 г. уже во всех 100% случаях кремлевских документов используется форма «на Украине».



Из проведенного анализа официальных текстов автор действительно сделал вывод. Правда, не о начале нового этапа войны и захвате Восточной Украины, как утверждает Мовчан. А о дате, когда Кремль отказал Украине в праве на государственность. Именно так назывался соответствующий текст ХЭБа от 7 апреля 2015 г.

О начале нового этапа войны и намерении установить контроль над Восточной Украиной (под названием «Новороссия») говорил не автор этого блога, а В.Путин. И не в 2015 году, а в 2014-м. 17 апреля. Вот его точная цитата:
«...вопрос в том, чтобы обеспечить законные права и интересы русских и русскоязычных граждан юго-востока Украины – напомню, пользуясь терминологией ещё царских времён, это Новороссия: Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одесса не входили в состав Украины в царские времена, это всё территории, которые были переданы в Украину в 20-е годы советским правительством. Зачем они это сделали, бог их знает. Это всё происходило после соответствующих побед Потёмкина и Екатерины II в известных войнах с центром в Новороссийске. Отсюда и Новороссия. Потом по разным причинам эти территории ушли, а народ-то там остался.
Да, сегодня они граждане Украины, но они должны быть равноправными гражданами своей страны, вот в чём всё дело... вопрос в гарантиях для этих людей. Вот нам нужно побудить их к тому, чтобы на Украине было найдено решение вопроса, где гарантии. И жители востока и юга Украины вас тоже спросят, и нас, и сегодняшних правителей в Киеве спросят: «...Где гарантии? Нам найти ответ на этот вопрос нужно». Надеюсь, что он будет найден...
Другое дело – центр, восток, юго-восток Украины. Я тоже сейчас об этом говорил, о Новороссии, которая, безусловно, корнями связана с Российским государством, и это люди с немножко другим менталитетом. Оказавшись в составе вот этой сегодняшней Украины, собранной по частям в советское время, конечно, людям достаточно сложно наладить отношения друг с другом и трудно понимать друг друга».

Явился ли произошедший после путинской «новороссийской речи» захват Восточного Донбасса, в ходе которого погибли более 13 тысяч украинцев и несколько тысяч российских граждан, «новым этапом войны» или же «сильным преувеличением», зависит от политической и моральной позиции говорящего (пишущего). Поскольку убийство тысяч людей Мовчан считает не войной, а «сильным преувеличением», в этом вопросе он, как видим, солидарен с Кремлем.

Что касается термина системная либеральная оппозиция, то, похоже, первым его публично произнес Юрий Николаевич Афанасьев на конференции «Российские альтернативы» 6 июля 2010 года. Лилия Федоровна Шевцова на заседании Круглого стола в Фонде «Либеральная миссия» 20 декабря 2010 г. говорила о системном либерализме как одном из важнейших блокираторов демократической трансформации в России. В феврале 2011 г. Ю.Афанасьев опубликовал манифест «Возможна ли сегодня в России либеральная миссия?», в котором привлек внимание к коллаборационизму системных либералов с путинской властью.

Автор этих строк предложил сокращенные варианты названия указанного идеологического и политического явления – сислибы, сислиб, сислибизм, сислибский. Эти термины получили широкое распространение и успели войти в несколько словарей современного русского языка.

Использование указанных понятий Ю.Афанасьевым, Л.Шевцовой, автором данных строк практически совпадает.

Заниматься апологетикой режима можно и в ходе критического анализа отдельных сфер и сторон его деятельности, — если оставлять в стороне его общую стратегическую социально-политическую направленность... Системные либералы... неистово, словно какой-то религиозный орден, подобно какой-то секте,... продолжают оценивать... реформаторство в 1990-х годах как в целом успешное, а меры очевидно антилиберальные продолжают называть либеральными... По своей социальной сути, по происхождению, по принадлежности и по ментальности они представляют... советскую бюрократию (номенклатуру второго, хотя иногда и первого эшелона) и обслуживающую ее столь же советскую “интеллигенцию”...
http://magazines.russ.ru/continent/2011/148/a51.html

Это либеральная риторика, фразеология, слоганы, какие используются властью для маскировки антилиберальной, антидемократической политики.
http://www.liberal.ru/articles/5070

Это... самодержавное, а подчас и откровенно тоталитарное мышление среди интеллектуального слоя,... пытающегося доказать необходимость «хорошей» монополии на власть вместо «плохой» монополии,... необходимость свободы для себя и своего круга, требующего ее ограничения для всех остальных.
https://www.novayagazeta.ru/articles/2013/01/28/53299-s-tsarem-v-golove

Сислибизм – это идеологическое течение, использующее квази-либеральную и вполне либеральную риторику для обоснования нелиберальной политической практики и укрепления антилиберального политического режима.
https://aillarionov.livejournal.com/1064663.html

Нетрудно видеть, что в своем тексте Мовчан приписал автору данных строк представление о сислибах и сислибизме, ничего общего с авторскими взглядами не имеющее.
Во-первых, сислибы – это лица, не «либерально мыслящие», а использующие либеральную и квази-либеральную риторику. Судя по их фактическим действиям, их настоящее мышление никакого отношения к либерализму не имеет.
Во-вторых, сислибы – это не только «высшие чиновники». Это и представители интеллигенции вне власти, Ю.Афанасьев прямо называет среди них участников «Либеральной миссии» и «Ходорковских чтений».
В-третьих, многие из сислибов не только не «остались во власти», но никогда там и не были, что однако не исключает их приверженности к сислибизму. Наличие в головах людей той или иной идеологии (сислибизма) никоим образом не связано с пребыванием тех или иных лиц в органах власти и вообще с каким-либо видом деятельности, занятий, профессий, должностей.

Среди характерных черт сислибов, в частности, есть и такие, как:
- коллаборационизм с режимом;
- поддержка лингвистической агрессии против соседей России;
- воспроизведение кремлевских пропагандистских штампов;
- введение публики в заблуждение.

Что касается коллаборационизма с режимом, то никто иной, как сам Мовчан подтвердил, что:
- «Тройка Диалог» вела самое активное сотрудничество с РГК «Ростех»,... сотрудники «Тройки» активно консультировали руководство «Ростеха»;
- «расследователи нашли следы денег, поступавших от компаний, которые были замечены в «деле Магнитского», «шереметьевском деле» и «деле  Тихомирова». Во всех трех случаях компании, участвовавшие в отмывании денег, переводили деньги в сеть «Тройки», а затем, предполагают расследователи, эти деньги уходили дальше, бенефициарам преступлений.
Следует признать, что это вполне возможная ситуация. В тот момент, когда совершались эти переводы, все три громких дела еще не были ни громкими, ни делами. По «делу Магнитского» оперировали те же компании, что и до того оперировали активами фонда Hermitage – им даже не надо было открывать счета в «Тройке», они были там уже много лет. Движение средств по этим счетам было business as usual»;
- «среди контрагентов компаний сети в период 2006–2013 годов (переводивших деньги компаниям сети и получавших деньги от них) числятся компании, которые подозреваются в причастности к трем известным широкой публике операциям: похищению через бывшие компании фонда Hermitage из бюджета РФ $230 млн; выводу за рубеж средств, заработанных на незаконном сговоре по повышению стоимости авиатоплива (так называемое «шереметьевское дело»); отмыванию средств, принадлежавших российским страховым компаниям, через фиктивные договоры перестрахования (афера Тихомирова)»;
- «также компании сети проводили сделки с компаниями, принадлежащими известному виолончелисту Сергею Ролдугину, известному другу президента России Владимира Путина».

Что касается поддержки лингвистической агрессии против Украины, то никто иной как Мовчан в своих текстах не признает государственность Украины:
«На Украине почти треть населения говорит на русском как на родном и как на первом языке»;
«Ряд крупных российских банков присутствует на Украине».

Что касается воспроизведения кремлевских пропагандистских штампов, утверждающих, что войны между Россией и Украиной нет, то никто иной, как Мовчан, также ее отрицает, называя убийство 13 тысяч украинцев и нескольких тысяч российских граждан «сильным преувеличением».

Что же касается попыток введения общественности в заблуждение, то тому свидетельство – хотя бы приведенные выше цитаты эксперта центра «Карнеги».

Будут ли называть Мовчана сислибом или нет, в конце концов не столь уж важно.
Гораздо важнее для него попытаться следовать его же собственному призыву, адресованному, правда, другим людям: «Не ври, если можно проверить».
Со своей же стороны позволю предложить совет: даже в том случае, если утверждаемое проверить трудно, все равно – лучше не врать.

Оригинал и комментарии

О возможных фальсификациях на президентских выборах в Украине от kireev
Иногда в комментах у меня или в других блогах всплывает тема фальсификаций на этих президентских выборах в Украине. Как правило, это исходит от тех, кому и сами украинские власти не нравятся. Они наверняка считают, что и прошлые президентские выборы были полностью сфальфицированы, что ялвяется полной чушью. Но и просто отметать саму мысль, что фальсификации могут быть, это я бы не стал.

На прошлых президентских выборах фальсификаций и не стоило ожидать. Новая власть, неразбериха, не налажены механизмы для фальсификации. Да и кто был власть? По существу самые значительные властные функции на тот момент были и партии "Батькивщина": Турчинов, бывший тогда и.о. президента, был ее представитель. Ее же представители во множестве властных органов на местах. Но при этом явным фаворитом была не Тимошенко, а Порошенко. На выборах в Раду 2014 г. была лишь одна выявленная фальсификация, но по партийным спискам она была следствием фальсификации по одномандатному округу - достаточно необычный случай. Но и тогда было по сути две "партии власти": Блок Порошенко и Народный фронт. А вот сейчас "партия власти" одна - это Порошенко. Более того, в отличии от 2014 г. ситуация для "партии власти" гораздо хуже. И у власти эта "партия" давно и крепко. Это повышает вероятность фальсификаций.

Не стоит забывать, что среди многочисленных кандидатов с десяток - это "технические кандидаты" Порошенко для большего представительства в избирательных комиссиях. Это само по себе не означает, что они там будут фальсифицировать, но и не для предотвращения фальсификаций они туда направлены.

Опыт украинских и российских выборов показывает, что фальсификаций бывает больше во втором туре, а не в первом. Так было и на президентских выборах в России в 1996 г. и в Украине в 1999 и 2004 гг. Так что значительной фальсификации в первом туре я бы не ожидал. Относительно небольшую в пределах 1% за Порошенко - может быть, но вряд ли больше. Что будет во втором туре вообще пока сложно сказать - это уже зависит от результатов первого: одно дело второй тур с Порошенко, а другой дело второй тур без него. Одно дело второй тур, когда в первом Порошенко получает 17%, а Зеленский 35%, а другое дело второй тур, в котором, скажем, в первом Порошенко получает 27%, а Тимошенко 20%.

Оригинал и комментарии

Финал немного предсказуем... от afranius
Корпускула, досточтимая, пишет:
----------------------
Новость дня
Спасибо fms за ссылку:
Экс-помощница депутата Ильи Пономарева и куратор правозащитного проекта движения «Открытая Россия» Мария Баронова перешла на пост шеф-редактора русской редакции RT. На канале она займется благотворительным проектом.
-- https://www.rbc.ru/politics/28/02/2019/5c77be689a7947aa4b7d08d8
Надеюсь, Баронова не подведет - кирдык RT.
-- https://corpuscula.blogspot.com/2019/02/blog-post_28.html
---------------------

В коментах практически дословно воспроизводят неоднократно мною тут говоренное:
--------------------
Ходор, канешн, дрим тим у себя собрал просто. Все политические подонки и отбросы стекались в ОР. Но позвольте, как же он руководил ЮКОСом?
--------------------

Прикольно, чо. Барышня мне лично запомнилась описанием "от первого лица" -- как она мастурбировала в дУше на своего тогдашнего кумира, Лимонова. Потом -- Ходорковская "Открывашка" (при нежной дружбе с нашистской тусовкой Потупчик). Теперь вот -- ПарашаТудей...

А то некоторые недоуменно интересуются: отчего это мерзавец-и-вождист Виллистарк не объндиняется с прочей. сертифицированной Кремлем, оппозицией?

Оригинал и комментарии

Люди, отказавшиеся от государственных наград Российской Федерации, 1994-2019 от aillarionov

https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=8e6mOraMjzo

Леонид Исаакович Ярмольник — актёр и кинопродюсер; в 1994 году отказался от звания «Заслуженного артиста России», а уже спустя 10 лет – от звания «Народный артист России», которое ему планировали присвоить без промежуточного звания в связи с 50-летием. Ярмольник аргументировал отказы тем, что «у артиста должно быть только имя», и приводил в пример Владимира Высоцкого.

Юрий Васильевич Бондарев — русский советский писатель; в 1994 году отказался от награждения орденом Дружбы народов, направив Б. Н. Ельцину телеграмму, в которой сообщил, что «сегодня это уже не поможет доброму согласию и дружбе народов нашей великой страны».

Константин Евгеньевич Кинчев — рок-музыкант, поэт; в 1994 году возвратил медаль «Защитнику свободной России», которой был награждён в 1993 году, протестуя таким образом против начала боевых действий в Чечне и убийства журналиста Д. Холодова.

Евгений Дмитриевич Похитайло — бывший первый секретарь Омского обкома КПСС; отказался сначала от получения юбилейной медали «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», аргументировав это тем, что не желает принимать награду «из рук Ельцина», а затем — от получения юбилейной медали «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», опубликовав в печати такое заявление: «Принять из рук В. Путина, Президента РФ медаль „60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов“, не без одобрения которого США своим военным присутствием окружили Россию, а НАТО вплотную приблизилось к нашим границам, отказываюсь».

Лев Яковлевич Рохлин — генерал-лейтенант, один из руководителей штурма Грозного в 1994 году; в январе 1995 года отказался от высшего почётного звания Героя Российской Федерации, заявив, что «не имеет морального права получать эту награду за боевые действия на территории своей страны».

Умахан Гаджимамаевич Умаханов — заместитель начальника отдела управления уголовного розыска МВД Республики Дагестан, подполковник милиции; 2 февраля 1996 года написал рапорт об отказе от принятия ордена Мужества, где указал: «После увиденного собственными глазами, как разыгрывалась эта трагедия в селении Первомайском, моя совесть не позволяет получить какую-либо награду…»

Андрей Алексеевич Трофимук — геолог, академик РАН; в марте 1998 года отказался от получения ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, опубликовав в газете «Советская Россия» открытое письмо Б. Н. Ельцину, в котором, в частности, говорилось: «Я считаю зазорным для себя принимать из ваших рук награду за то, что не смог убедить вас и вашего соратника В. С. Черномырдина в проведении не разорительных реформ Международного валютного фонда, а действительных преобразований, поднимающих благосостояние народов России, обеспечивающих им заслуженное величие и процветание!»

Владимир Афанасьевич Бирюков — губернатор Камчатской области в 1991—2000 гг.; в октябре 1998 года отказался принять орден Почёта от Б. Н. Ельцина, заявив, что такая оценка его заслуг «несвоевременна»; в 2000 году принял данный орден от В. В. Путина.

Александр Исаевич Солженицын — писатель, общественный деятель, лауреат Нобелевской премии; в декабре 1998 года отказался принять орден Святого Андрея Первозванного, сделав следующее заявление: «От верховной власти, доведшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять награду не могу».

Надежда Константиновна Орешникова — учительница Кеврольской школы Пинежского района Архангельской области; в 1999 году отказалась от получения медали ордена «За заслуги перед Отечеством», поскольку, по её словам, «кощунство в такое время получать награды от президента».

Аман-Гельды Молдагазыевич Тулеев — политик, губернатор Кемеровской области; в июле 1999 года отказался принять от Б. Н. Ельцина орден Почёта, мотивировав это так: «Я просто не могу принципиально принять награды от власти, которая ввергла страну в нищету». Однако в сентябре 2000 года принял эту награду от В. В. Путина.

Владимир Николаевич Федоткин — политик, депутат Государственной Думы (фракция КПРФ); 1 марта 2004 года, будучи председателем Рязанской областной думы, отказался от получения ордена Почёта в знак протеста против утверждения областной думой «под давлением» со стороны областной администрации представителем в Совете Федерации «единоросса» Юрия Чаплина.

Михаил Грачёв — сотрудник Подольского ОМОНа, погибший в Чечне; был награждён орденом Мужества посмертно; в 2005 году отец Михаила вернул награду Президенту РФ, считая, что расследование гибели его сына было необъективным.

Анатолий Петраков — ветеран Великой Отечественной войны из села Пекша Петушинского района Владимирской области; в 2005 году возвратил сельской администрации медаль «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» по причине того, что местная администрация несмотря на данные обещания не отремонтировала обвалившуюся крышу в доме ветерана.

Николай Протасов — ветеран Великой Отечественной войны из Смоленского района Алтайского края; в 2005 году отказался от получения юбилейной медали «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» «в знак протеста против бедности в стране и в крае».

Сергей Соколов — житель г. Мурманска, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС; в 2005 году вернул орден Мужества, которым был награждён в 1996 году, протестуя против того, что его дочерям, страдающим врождёнными заболеваниями, отказывались присваивать статус инвалидов.

Геннадий Владимирович Уминский — прапорщик, инвалид второй Чеченской кампании; в 2005 году вернул Министерству обороны все боевые награды (орден Мужества, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медаль «За отвагу», медаль Жукова, медаль Суворова) в знак протеста против несправедливого, по его мнению, решения Орловского областного суда о компенсации вреда, причинённого его здоровью в результате боевых действий. Однако, по данным Министерства обороны, «указы Президента РФ, в соответствии с которыми прапорщик Уминский якобы был награждён, не издавались, а сами указанные награды (исходя из их порядковых номеров) вручены совсем другим людям».

Вахтанг Константинович Кикабидзе — советский и грузинский актёр; в августе 2008 года отказался от ордена Дружбы «в знак протеста против действий РФ в отношении Грузии».

Николай Ефимович Вавилов — ветеран Великой Отечественной войны из Хабаровска; в 2010 году отказался от получения медали «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», поскольку в его квартире неисправно отопление, и местные власти не предприняли необходимых мер для его починки.

Анастасия Степановна Никитина — ветеран Великой Отечественной войны из Томска; в 2010 году отказалась от получения медали «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» ввиду того, что местные власти не оказали ей помощи в ремонте дома.

Александр Леонидович Поршнев — лыжный тренер спортсменов-паралимпийцев из Сыктывкара; в 2010 году отказался от получения ордена Дружбы, поскольку «…орден должны давать за подвиги, за героизм. Я же ничего такого не совершал…». Однако в 2011 году принял этот орден.

Анатолий Семёнович Раскин — ветеран Великой Отечественной войны из Санкт-Петербурга; в 2010 году отказался от медали «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» из-за конфликта с администрацией Центрального района города, которая не предпринимала мер для закрытия круглосуточного магазина, торгующего алкоголем на первом этаже дома ветерана.

Алексей Девотченко — российский актёр театра и кино. 18 ноября 2011 года в своём блоге в Живом журнале Девотченко объявил, что отказывается от звания «заслуженный артист России», полученного в 2006 году.

Ханс Боланд — нидерландский филолог-славист и переводчик; 26 августа 2014 года получил приглашение от атташе по культуре российского посольства в Голландии Федора Воронина на церемонию вручения медали Пушкина президентом России Владимиром Путиным в Кремле. Однако он отказался принять награду, заявив при этом: «Я был бы рад принять честь, которая мне вами оказана, если бы не ваш президент, сам образ мыслей и поведение которого я глубочайше презираю. Владимир Путин представляет огромную опасность для мира и свободы на всей нашей планете. Я молю Бога о том, чтобы он и его „идеалы“ как можно скорее были уничтожены. Любая связь между мной, Владимиром Путиным и светлым именем Пушкина для меня является невыносимой и отвратительной».

Сергей Коновалов — российский офицер, подполковник военно-морского флота, прослуживший в армии с 1986 по 2010 г (более 23 лет), участвовавший в боевых операциях и обучавший молодых офицеров, уволенный со службы по состоянию здоровья (заболевание крови и военные травмы); 5 августа 2015 года отказался от боевых наград (орден Мужества и медаль «За отвагу»), сдал свои награды в администрацию президента в знак протеста против «издевательств обманувшего его государства». В приложенном к наградам письме, обращенном к президенту России Владимиру Путину, Коновалов также предложил: «Прошу Вас за мужество и героизм, проявленные при нарушении прав и свобод человека, наградить директора департамента жилищного обеспечения МО РФ С. Пирогова орденом Мужества, а заместителя директора департамента И. Лысенко медалью „За отвагу“».

Павел Викторович Гула, военный пенсионер ВВ МВД РФ, преобразованных в Войска национальной гвардии, направил Правительству РФ благодарственное письмо, приложив ряд государственных наград, в том числе и медаль от Владимира Путина за самоотверженность и мужество при спасении погибавших в экстремальных условиях. Поблагодарил Правительство за отлично налаженный механизм судебной системы при выполнении ею поставленных задач по защите государственных органов и их интересов. В свое обращение вложил судебные решения и служебную характеристику, выданную с целью заказного увольнения, в которой не нашлось места ни единому слову заслугам перед Отечеством, имевшим место быть, и которую, вопреки здравому смыслу и существующим правовым нормам, узаконил военный суд.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_лиц,_отказавшихся_от_государственных_наград_Российской_Федерации

Оригинал и комментарии

"Цифры говорят сами за себя" (с) от afranius
В 2018 году контрразведка раскрыла почти 600 иностранных шпионов
-- https://news.yandex.ru/story/V_2018_godu_kontrrazvedka_raskryla_pochti_600_inostrannykh_shpionov--b8feec6d0099214400eb2f1966482f64?lang=ru&from=main_portal&stid=LQeDy9I3NPYyp5cdYokw&t=1551886518&lr=213&msid=1551887416.07574.159031.3375&mlid=1551886518.glob_225.b8feec6d
"В прошлом году российская контрразведка раскрыла 129 кадровых сотрудников и 465 агентов иностранных спецслужб, заявил Владимир Путин на коллегии ФСБ. Президент отметил, что зарубежные разведки стремятся наращивать активность в России, влиять на процессы в стране."

Для сравнения, в то же самое время:
Путин: ФСБ возбудила 405 уголовных дел по коррупции
-- https://news.yandex.ru/story/Putin_FSB_vozbudila_405_ugolovnykh_del_po_korrupcii--df697165526e8ec2a9b9c3d270f67bb8?lr=213&stid=F_ILQrX6ilbWVxkgJWTP&lang=ru&rubric=index&from=story
"Глава государства сообщил, что Федеральная служба безопасности возбудила 405 уголовных дел в рамках проведения работ по борьбе с коррупцией."

То есть шпионов у нас в стране в полтора раза больше, чем казнокрадов -- все поняли?

(На всякий случай, предвосхищая гнилую отмазку "Коррупцией у нас занимается не только ФСБ, но и МВД с СКР". Так вот, КОРРУПЦИЕЙ у нас имеет полномочия заниматься только ФСБ -- все остальные же вправе заниматься лишь случаями МЕЛКОГО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА.
Смотреть здесь, первые 35 секунд:
https://www.youtube.com/watch?time_continue=38&v=ME72JvGbgwQ )

----------------------
УПДАТЕ.
Тема (неожиданно для меня) вызвала живой интерес у кремлеботов -- давненько они тут не появлялись...

----------------------
УПДАТЕ-2
На случай, если кто забыл (или не знал вовсе):
https://www.youtube.com/watch?v=ga1g_XRfHIU

Ну и конечно же:
https://www.youtube.com/watch?v=IVY25EMDooo
Классика-с...

Оригинал и комментарии

Дагестанская война (Часть 25 цикла) от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 25. Материалы о подготовке и проведении Дагестанской войны 1999 г.

Е.Примаков, Восемь месяцев плюс, 2001 г.:
В на­чале ок­тября 1998 го­да в Чеч­не бы­ли по­хище­ны и поз­же звер­ски уби­ты че­тыре пред­ста­вите­ля ан­глий­ской фир­мы – три ан­гли­чани­на и но­возе­лан­дец. Из­бран­ный пре­зиден­том Чеч­ни Мас­ха­дов по­чувс­тво­вал се­бя осо­бен­но ущем­ленным, так как Лон­дон был единс­твен­ной за­пад­ной сто­лицей, где его за нес­коль­ко ме­сяцев до это­го офи­ци­аль­но при­няли как од­но­го из ос­но­вате­лей про­ек­та «Кав­каз­ский об­щий дом». Он взял под лич­ный кон­троль – и объ­явил об этом – по­ис­ки че­тырех по­хищен­ных, а за­тем их убийц.
С это­го мо­мен­та уси­лива­ют­ся про­тиво­речия в ста­не че­чен­ских по­левых ко­ман­ди­ров. 1 ок­тября Мас­ха­дов уп­раз­днил дол­жность «ви­це-пре­зиден­та» и от­пра­вил в от­став­ку пра­витель­ство. На сле­ду­ющий день на­чал­ся бес­сроч­ный ми­тинг, ор­га­низо­ван­ный про­тив­ни­ками Мас­ха­дова. В от­вет в Гроз­ном был ра­нен по­хити­тель ан­гли­чан по­левой ко­ман­дир Ба­ра­ев. На съ­ез­де че­чен­ско­го на­рода, соз­ванном Мас­ха­довым, он объ­явил о «кров­ной мес­ти» всем, кто за­нима­ет­ся по­хище­ни­ем лю­дей, об­ви­нил в экс­тре­миз­ме тех, кто пы­тал­ся уси­лить про­тиво­речия с Рос­си­ей, и осо­бен­но с со­сед­ни­ми тер­ри­тори­ями. Ра­ду­ев был пер­со­наль­но об­ви­нен в под­го­тов­ке го­сударс­твен­но­го пе­рево­рота. Ста­ло яс­но, что пос­ле кра­ха про­ек­та «Кав­каз­ский об­щий дом» Мас­ха­дов все боль­ше по­думы­вал о под­вижках в че­чено-рос­сий­ских от­но­шени­ях.
Конт­рдей­ствия пос­ле­дова­ли со сто­роны Ба­са­ева и Ра­ду­ева, объ­еди­нив­ших враж­дебные Мас­ха­дову груп­пи­ров­ки.
Про­тивос­то­яние про­дол­жа­лось. Мас­ха­дов пот­ре­бовал в те­чение 7 дней рас­пустить все не под­чи­ня­ющи­еся «глав­но­му шта­бу» во­ору­жен­ные фор­ми­рова­ния, не­мед­ленно лик­ви­диро­вать ба­зы Ба­са­ева, Хат­та­ба и Ис­ра­пило­ва в Сер­жень­юр­те, Ве­дено и Урус-Мар­та­не. Па­рал­лель­но гла­ва ша­ри­ат­ской бе­зопас­ности пот­ре­бовал ос­во­бож­де­ния всех по­хищен­ных и за­явил, что бу­дут ок­ру­жены от­дель­ные на­селен­ные пун­кты и «прес­тупные груп­пи­ров­ки унич­то­жены».
Од­на­ко, нес­мотря на ис­те­чение сро­ков уль­ти­мату­мов, ши­роко­мас­штаб­ные опе­рации, о ко­торых пре­дуп­реждал Мас­ха­дов, не на­чина­лись. А на­ходя­щи­еся в оп­по­зиции к не­му дей­ство­вали: был убит на­чаль­ник от­де­ла борь­бы с по­хище­ни­ями ми­нис­терс­тва ша­ри­ат­ской бе­зопас­ности, со­вер­ше­но по­куше­ние на Муф­тия Чеч­ни Ка­дыро­ва, из­вес­тно­го сво­им от­ри­цатель­ным от­но­шени­ем к вах­ха­битам-экс­тре­мис­там и под­дер­жкой Мас­ха­дова в то вре­мя.
Все это мне док­ла­дыва­лось как ру­ково­дите­лю рос­сий­ско­го пра­витель­ства. Я об­ра­тил­ся к Ель­ци­ну с пред­ло­жени­ем от­клик­нуть­ся на до­веден­ное до нас же­лание Мас­ха­дова про­вес­ти встре­чу со мной. Ель­цин дал доб­ро. Кон­суль­ти­ровал­ся с А. С. Дза­сохо­вым – пре­зиден­том Рес­публи­ки Се­вер­ная Осе­тия – Ала­ния и Р. С. А­уше­вым – пре­зиден­том Рес­публи­ки Ин­гу­шетия. Ре­шили про­вес­ти встре­чу во Вла­дикав­ка­зе, ку­да при­был Мас­ха­дов, су­дя по все­му с близ­ким ему че­лове­ком А. Иди­говым, ко­торый про­из­вел тог­да хо­рошее впе­чат­ле­ние, осо­бен­но при под­го­тов­ке тек­ста ком­мю­нике. С Мас­ха­довым при­ехал и А­ушев.
Встре­ча про­ис­хо­дила 29 ок­тября – это был день рож­де­ния од­новре­мен­но и А­уше­ва, и мой. При­нимал нас всех ста­рин­ный и вер­ный мой друг Дза­сохов. Это соз­да­ло хо­роший фон для пе­рего­воров. Но раз­го­вари­вал с Мас­ха­довым один на один.
Для се­бя по­чер­пнул из это­го раз­го­вора сле­ду­ющее.
Мас­ха­дова и Ба­са­ева раз­де­ляли на тот мо­мент не толь­ко борь­ба за ли­дерс­тво в Чеч­не, раз­личная кон­фи­гура­ция под­держи­ва­ющих их тей­пов, групп по­левых ко­ман­ди­ров, но и «стра­теги­чес­кие ин­те­ресы». На пря­мо пос­тавлен­ный мною воп­рос Мас­ха­дов от­ве­тил: «Я счи­таю, что не­зави­симая Чеч­ня дол­жна су­щес­тво­вать в ны­неш­них гра­ницах, а Ба­са­ев ду­ма­ет по-дру­гому. Он хо­чет че­чен­ский эк­спе­римент пе­ренес­ти на со­сед­ние тер­ри­тории, в пер­вую оче­редь на Да­гес­тан, и до­бивать­ся вы­хода к двум мо­рям – Кас­пий­ско­му и Чер­но­му».
Прог­рамма Ба­са­ева де­ла­ет его неп­ри­мири­мым про­тив­ни­ком Рос­сии, тог­да как Мас­ха­дов про­явил го­тов­ность об­суждать мно­го проб­лем, свя­зан­ных с «не­зави­симостью Чеч­ни в ус­ло­ви­ях еди­ного эко­номи­чес­ко­го прос­транс­тва с Рос­си­ей, еди­ной ва­люты» и так да­лее.
С про­тив­ни­ками Мас­ха­дова име­ют тес­ные кон­такты оп­ре­делен­ные си­лы в Рос­сии. Кон­крет­но он наз­вал Б. Бе­резов­ско­го, ко­торый, по его сло­вам, «под­держи­ва­ет их ма­тери­аль­но, в час­тнос­ти че­рез вып­ла­ты за ос­во­бож­де­ние за­лож­ни­ков, а так­же пре­дос­та­вил им ра­ди­оап­па­рату­ру». Упо­мянув в этой свя­зи Ба­са­ева, Мас­ха­дов ска­зал, что ос­новным пар­тне­ром Бе­резов­ско­го яв­ля­ет­ся М. Уду­гов, в ту по­ру «ми­нистр инос­тран­ных дел» Чеч­ни...
Мас­ха­дов рас­счи­тыва­ет на на­шу по­мощь ору­жи­ем, день­га­ми и на на­ше учас­тие в вос­ста­нов­ле­нии ско­рее не Гроз­но­го, а 4-5 ве­дущих про­мыш­ленных пред­при­ятий – глав­ным об­ра­зом неф­те­хими­чес­кой сфе­ры. При этом он хо­тел бы, что­бы вос­ста­нов­ле­ние этих за­водов бы­ло осу­щест­вле­но рос­сий­ски­ми ре­ги­она­ми, гра­нича­щими с Чеч­ней. Мы до­гово­рились (со мной бы­ли ми­нистр внут­ренних дел С. Сте­пашин и ми­нистр по де­лам на­ци­ональ­нос­тей Р. Аб­ду­лати­пов) о сот­рудни­чес­тве пра­во­ох­ра­нитель­ных ор­га­нов в борь­бе с по­хище­ни­ем лю­дей и прес­тупностью, о вос­ста­нов­ле­нии ря­да пред­при­ятий Чеч­ни, о вып­ла­те ком­пенса­ции рос­сий­ским цен­тром граж­да­нам, под­вер­гшим­ся де­пор­та­ции в 1994 го­ду и про­жива­ющим на тер­ри­тории Чеч­ни, о пе­рево­де пен­сий че­чен­ским пен­си­оне­рам из фе­дераль­но­го Пен­си­он­но­го фон­да.
Глав­ным вы­водом из встре­чи бы­ло обе­щание Мас­ха­дова в слу­чае вы­пол­не­ния ра­нее и ны­не взя­тых на­ми на се­бя обя­затель­ств в те­чение ме­сяца «на­чать от­кры­тую борь­бу и по­кон­чить с тер­ро­рис­та­ми».
Под­робно рас­ска­зал о ре­зуль­та­тах бе­седы с Мас­ха­довым пре­зиден­ту. Дал со­от­ветс­тву­ющие ука­зания Мин­фи­ну, Ми­нэко­номи­ки, Мин­то­пэнер­го. Пре­зидент под­держал под­го­тов­ленный про­ект ука­заний Ми­нис­терс­тву внут­ренних дел.
...
Итак, в ок­тябре 1999 го­да фе­дераль­ные си­лы вош­ли на тер­ри­торию Чеч­ни. Су­щес­тво­вали ли раз­личные ва­ри­ан­ты про­дол­же­ния этой опе­рации? Да, они бы­ли. Мне и мэ­ру Мос­квы Ю. М. Луж­ко­ву, с ко­торым к то­му вре­мени обоз­на­чилась бли­зость взгля­дов по мно­гим проб­ле­мам и мы ста­ли друзь­ями, ка­залось, что луч­ший ва­ри­ант – ос­та­новить­ся на бе­регу Те­река, на­деж­но зак­рыть гра­ницы Чеч­ни с Да­гес­та­ном и Став­ро­поль­ским кра­ем, а так­же с Ин­гу­шети­ей и Гру­зи­ей, об­ра­зовав сво­еоб­разную «зо­ну бе­зопас­ности». На юг Чеч­ни не вхо­дить. Од­новре­мен­но на­носить то­чеч­ные бом­бо­вые и ра­кет­ные уда­ры по бо­евым це­лям, ин­фраструк­ту­ре, ис­поль­зу­емой бо­еви­ками. Что ка­са­ет­ся ос­во­бож­денно­го се­вера Чеч­ни, то сде­лать мак­си­мум для то­го, что­бы по­казать пре­иму­щес­тва мир­ной жиз­ни – боль­ни­цы, шко­лы, зар­пла­та, пен­сии, по­рядок, бе­зопас­ность. Де­ло так­же в том, что при прод­ви­жении до Те­река по­тери фе­дераль­ных час­тей бы­ли ми­нималь­ны­ми, че­го не сле­дова­ло ожи­дать при уг­лубле­нии на юг. Меж­ду тем для юж­ной час­ти Чеч­ни пред­сто­яла хо­лод­ная и го­лод­ная зи­ма. В слу­чае уда­чи пред­ла­га­емо­го ва­ри­ан­та су­щес­тво­вала ре­аль­ная воз­можность рас­сло­ения сре­ди че­чен­ских по­левых ко­ман­ди­ров и – что са­мое глав­ное – дис­танци­рова­ния на­селе­ния от бо­еви­ков. Это, как нам пред­став­ля­лось, бы­ло свер­хза­дачей опе­рации в Чеч­не, ре­шение ко­торой дол­жно бы­ло от­крыть путь к по­лити­чес­ко­му уре­гули­рова­нию.
Обо всем этом мы с Луж­ко­вым го­вори­ли Пу­тину пе­ред вы­бора­ми в Го­сударс­твен­ную ду­му. И он не воз­ра­жал. Го­вори­ли об этом и все че­тыре быв­ших премь­ер-ми­нис­тра – Чер­но­мыр­дин, Ки­ри­ен­ко, я и Сте­пашин, приг­ла­шен­ные Пу­тиным на со­веща­ние. Но не сле­ду­ет за­бывать и о том, что дей­ству­ет ло­гика, по­рож­денная са­мими во­ен­ны­ми дей­стви­ями.
Из­ла­гав­ший­ся на­ми ва­ри­ант не про­шел.



С.Степашин в интервью С.Правосудову, Независимая газета, 14 января 2000 г.:
В отношении Чечни могу сказать следующее. План активных действий в этой республике разрабатывался начиная с марта. И мы планировали выйти к Тереку в августе-сентябре. Так что это произошло бы, даже если бы не было взрывов в Москве. Я активно вел работу по укреплению границ с Чечней, готовясь к активному наступлению. Так что Владимир Путин здесь ничего нового не открыл. Об этом вы можете спросить его самого. Он был в то время директором ФСБ и владел всей информацией. Я всегда был сторонником сильной и жесткой политики в Чечне. Но я бы хорошо подумал, стоить ли переходить Терек и идти дальше на юг.

С.Степашин в интервью А.Ванденко, 11 мая 2011 г.:
...Ельцин в августе 1999-го меня отставил дважды. Первый раз он уже сообщил мне об отставке, но оттуда, прямо из его кабинета, я полетел по Поволжью проводить совещания по авиационно-промышленному комплексу, а после этого через Ослиные Уши влетел в Дагестан (7 августа 1999 года началось масштабное чеченское вторжение в республику. — Прим. ред.). Это были те самые Ослиные Уши, откуда Квашнин непонятно зачем вывел десантно-штурмовой батальон (по сей день мне не может объяснить), из-за чего Басаев смог зайти в Дагестан...
— Что за фото у вас на стене висит, где сразу пять премьеров — Путин, Степашин, Примаков, Кириенко и Черномырдин?
— Эта встреча произошла в сентябре 99-го по инициативе Владимира Владимировича. Он позвал нас, чтобы посоветоваться по одному вопросу: как дальше быть с Кавказом. Басаев с Хаттабом хорошо получили по зубам в Дагестане, но бандиты уползли на территорию Чечни и огрызались оттуда. Попытки договориться о чем-то с Масхадовым к результату не привели. Значит, оставался единственный путь — силовая операция. По крайней мере, я высказался именно в таком ключе...

Б.Березовский в интервью Д.Гордону, 2008 г. (часть 2):
Имея опыт действительно уникальный, я сказал Путину: «Володя, проблема в том, что победа — не флаг над Грозным, ее смысл в том, чтобы чеченцы считали, что проиграли, а мы — что победили. Вы хотели реванша за поражение в первой чеченской войне (а я категорически выступал против второй — еще с июля, когда Степашин был премьером, беседовал с ним на эту тему)? Такой результат достигнут — не нужно теперь штурмовать Грозный».
Здесь вот мы с ним разошлись. Это не было конфликтом, я бы не сказал даже, что пробежал холодок, но что-то такое появилось, обозначились разногласия... С тех пор я практически не принимал никакого участия в президентской гонке, считая, что, как следствие победы на парламентских выборах, вопрос решен. Более того, я даже уехал из России на достаточно долгое время и вернулся перед самыми выборами, а после того, как в марте 2000-го Путин стал президентом, мы встречались с ним еще несколько раз...

Б.Березовский в интервью Е.Альбац, 17 августа 2009 г.:
Рейд Шамиля Басаева в Дагестан и, как следствие, вторая чеченская война: некоторые российские СМИ писали, что чуть ли не вы финансировали эту операцию Басаева?
Это была абсолютно профессиональная спецоперация ФСБ, и никаких сомнений. Степашин тогда был премьер-министром, и я ему рассказывал о своем разговоре с рядом чеченских руководителей, так скажем, которые планировали акцию на август 1999 года. К моему удивлению, Степашин сказал: "Не беспокойся, мы все знаем". Это была провокация ФСБ именно с целью (создать основания для) ответа. И сколько угодно можно говорить, что полевые командиры были сумасшедшими людьми, но они не были идиотами, и это, несомненно, была провокация. Участниками которой, конечно, были чеченские экстремисты.
То есть это уже развертывалась операция "Преемник", сценарий маленькой победоносной войны?
Абсолютно. У меня масса фактов. И эта война в Дагестане, и взрывы домов 99-го года — это звенья одной цепи.

А.Гольдфарб и М.Литвиненко, Саша, Володя, Борис... История убийства, 2010 г.:
К сентябрю 2000 года Фельштинский был с головой погружен в новый проект: он писал книгу о том, как ФСБ развязала вторую чеченскую войну. Он изучил все, что было опубликовано по этой теме на русском и английском. Ясно было, что непосредственным поводом к войне послужили вторжение ваххабитов в Дагестан в августе и взрывы домов в сентябре 1999 года. Сопоставив все факты, Фельштинский пришел к выводу, что взрывы домов, скорее всего, организовала ФСБ. Но все же в канве событий оставалось несколько белых пятен.
Во-первых, имелось заявление бывшего премьер-министра Степашина о том, что подготовка к войне с российской стороны началась в марте, то есть за пять месяцев до событий в Дагестане. Во-вторых, существовала опубликованная “Московским Комсомольцем” “распечатка” разговора Березовского с Удуговым в мае, в которой упоминался план вторжения ваххабитов в Дагестан. Что здесь было правдой, а что сфабриковано? И какова здесь роль Бориса? Наконец, в прессе имелись намеки, что Борис и сам причастен к взрывам. Один из таких намеков исходил, не больше не меньше, от самого Сороса, который в статье для “Нью-Йоркского Книжного Обозрения” заявил: “Я не мог поверить, что Березовский замешан [во взрывах], но и не мог этого исключить”. При этом Сорос сослался на разговор с Борисом о его контактах с чеченскими террористами, который и навел его, Сороса, на такие мысли. Поскольку я знал Сороса, Фельштинский спросил у меня, что все это значит.
Вопрос Фельштинского не стал для меня неожиданностью; рано или поздно мне было не миновать этой темы. Продолжая работать у Сороса, я дружил с Березовским и находился в двусмысленном положении. Зря я их все-таки познакомил, подумал я, но теперь уже поздно. Пожалуй, скоро мне придется выбирать между ними.
— Это полная чепуха, — сказал я Фельштинскому. — У Джорджа нет никаких оснований так говорить. Его разговор с Борисом о террористах состоялся в моем присутствии, в 97-м году, когда мы после встречи с Черномырдиным летели из Сочи в Москву. Единственное, о чем Борис ему тогда рассказал, так это о том, как выменял у Радуева пленных милиционеров на часы “Патек-Филип”. Вспомни, ведь он тогда работал в Совбезе. Кстати, почему бы тебе самому не спросить Бориса; он как раз в Нью-Йорке.
Накануне Борис выступал с антипутинской речью в Совете по международным отношениям.
Фельштинский примчался из Бостона в Нью-Йорк, но Борис уже улетел в Вашингтон на встречу в Госдепартаменте. Потребовалось еще два дня, чтобы его отловить и заставить сфокусироваться на событиях годичной давности; это произошло в машине по дороге в аэропорт, откуда он должен был возвращаться в Европу.
Это чистая правда, что война планировалась за полгода до событий в Дагестане, подтвердил Борис. Удугов действительно приезжал в Москву с предложением спровоцировать конфликт в Дагестане, чтобы свалить Масхадова и посадить в Грозном исламистское правительство. Борис был против этого плана — он лишь рассказал о нем Степашину и умыл руки; дальнейшие переговоры с ваххабитами Степашин вел сам. Путин, будучи секретарем Совбеза и Директором ФСБ, безусловно был в курсе. Но договорились они о том, что российская армия дойдет до Терека и там остановится. Однако потом Путин обманул чеченцев и решил воевать до полной победы, о чем Борис с ним спорил, пока они друг с другом еще разговаривали.

В.Юмашев в интервью П.Авену, октябрь 2014 г. (Время Березовского, М., 2017):
Ю.: Я советник президента и продолжаю работать в том же режиме: просто меня попросили и Саша [А.Волошин], и Борис Николаевич, чтобы я продолжал быть рядом, что я и делал. В тот момент Борис Николаевич мог на самом деле оставить Степашина премьер-министром: он ему как бы давал шанс, такая проверка. Поскольку Ельцин не собирался уходить в декабре 1999-го, это был год для проверки. Но в августе он все-таки принимает решение, что нужно это делать раньше. Я думаю, спусковым крючком были события в Дагестане, когда чеченские сепаратисты вошли в Дагестан. Он понял, что нет возможности дальше тянуть с Путиным. Я думаю, кстати говоря, что история могла пойти совершенно другим путем, если бы не было Дагестана, и у Степашина было больше времени. Потому что Борис Николаевич к Степашину очень хорошо относился...
...Да-да. И тут происходят события в Дагестане. Борис Николаевич понимает, что не получается, как он хотел, и он Сергея убирает. Премьером становится Путин.
Дальше Волошин едет к Борису Николаевичу, рассказывает аргументы: да, у нас есть опасность, что Дума не примет Путина и будет роспуск, но «все-таки я считаю, что нужен Путин». И Борис Николаевич соглашается...
Примерно дня за четыре — за пять до этого совещания, когда Волошин в ответ на дагестанские события начинает реанимировать Путина...

В.Жовер, Как создали Путина, 16 марта 2000 г.:
Кремль задумал интервенцию в Чечню в интересах предвыборной кампании. Бывший премьер-министр Сергей Степашин, предшественник Путина, рассказывает: «Еще в марте мы разработали план нападения на Чечню. Это был вопрос о занятии лишь части территории Чечни и окружении оставшейся. Но не было и речи о разрушении Грозного». Бывший высокопоставленный член президентской администрации уточняет: «Ельцин согласился с планом Степашина, окружение Чечни должно было начаться 15 августа».
Но Степашина увольняют 9 августа, за неделю до начала осуществления этого плана. Почему? Чтобы не препятствовать осуществлению секретного соглашения, достигнутого между Басаевыми и Волошиным по вступлению чеченцев в Дагестан? Может быть, новому премьер-министру таким образом была предоставлена возможность вести другую войну, более жесткую, более выигрышную в предвыборном плане, чем ту, которую разрабатывал Степашин? Утром 9 августа Ельцин назначил Путина премьер-министром и объявил его своим преемником.
...
После морального уничтожения своих противников и убийства тысяч чеченцев Путин становится долгожданным спасителем клана. Его популярность достигает небывалых высот: 40% в ноябре, 50% в декабре.

А.Масхадов, Причины Второй чеченской войны, 2000 г.:
Ты меня спрашиваешь, почему я не обратился к общественности, их поддержке, и, почему силой не навел порядок.
К большому сожалению, все было не так. Все было по-другому. Если бы даже Масхадов был идеальным президентом, то есть вундеркиндом, если бы все чеченцы были бы идеальными, то война все равно была запланирована, война была неизбежна. Даже если бы не было Басаева, они б его сделали.
Называются три основные причины этой войны: это бандитизм в Чечне, похищения людей, заложники; это вторжение в Дагестан; и это взрывы в Буйнакске, в Волгодонске и в Москве.
Никто не хочет понять одну истину, что все эти действия, все – были заказные. Заказчик был в Москве: спецслужбы России...
Администрации Ельцина, Волошину, Юмашеву, всему этому окружению, Дьяченкам там, Березовским – им нужно было вместо уходящего больного Ельцина найти и поставить своего человека. Они искали этого человека. Я сам много раз разговаривал с Березовским, он говорил: кого же поставить президентом России? Черномырдин – не пойдет, Лебедь – неуправляемый…
Ты понимаешь, вот так без всякого стыда и зазрения совести рассуждал Березовский: ну кого же поставить? Они искали человека. Если пришел бы туда человек типа Примакова, то тогда им бы несдобровать. И семье Ельцина, да и окружению Ельцина… они бы все оказались бы в тюрьме... Нужно было скрыть крупные финансовые махинации Дьяченко Татьяны, все эти счета, миллиардные счета в долларах в швейцарских банках. А как привести своего человека к власти? Нужно было найти человека и сделать имидж: спасителя России, жесткой руки. Сделали ставку на двух человек: Лебедь и Путин...
...Война была нужна также генералитету, который позорно проиграл первую войну, Грачев, ну, Грачев не у дел… Квашнин, начальник генерального штаба, Трошев, Казанцев, Шаманов, Бабичев, Тихомиров. Это были самые тупые генералы, которых придумала история России. Эти генералы обвинили в своём позоре чеченских ополченцев, Масхадова, понимаете? Сделали вид, как будто бы в ту войну им не дали добить, мешали, и вот они и готовили эту войну.
... Главная цель замысла этой войны – привести к власти вместо Ельцина Лебедя или Путина. Соответственно делали имидж на этой войне. Нужна была жесткая рука, типа – замочил чеченцев, поставил чеченцев на колени, и вообще спас Россию от этих варваров. Но как Путина – обычного подполковника КГБ, никому не известного, никто о нем не знал и не слышал, – как его поставить президентом такой большой державы? Нужно буквально за два-три месяца сделать имидж этому человеку. Каким ещё способом это было возможно? Да нет, другого способа и не было. И поэтому была придумана эта война. Надо было сначала чеченцев представить в образе бандитов, мол, они похищают людей, берут заложников, издеваются над ними. Дальше – спровоцировать или устроить спектакль в Дагестане, и, наконец, взорвать свои собственные дома, обвинив в этом опять же чеченцев, и потом уже специально придумать такое заявление: мочить, душить, в собственном сортире, на корню. Конечно, это должно было понравиться будущим избирателям.
Тогда же был выдуман этот спектакль с Дагестаном...
Я на сто процентов уверен, что о начале этого нашествия, агрессии, против братского дагестанского народа знали первые руководители Дагестана, об этом знал Путин, об этом знал Квашнин, об этом знали Трошевы, Шамановы, Березовские, Волошины, все они знали. А наши «герои», завоеватели Дагестана, были определенными пешками в их руках...
Первое, что я сделал, когда это стало известно мне, я – ровно три раза – я звонил в администрацию Ельцина, просил руководителя администрации Волошина: дай мне минут 10 поговорить с Ельциным. Я уверен, что Ельцин об этом не знает. Стоит мне встретиться с ним, минут 30 – и войны не будет. И три раза мне объясняли, что Ельцин болеет, что его нету, что он где-то там… Я говорил: не может быть – это была правительственная связь – чтобы не было правительственной связи с президентом такого большого государства. Бесполезно...
...Весь мир вам говорит: остановите войну, садитесь за стол переговоров без всяких предварительных условий. Я готов к этому, я даже подписал Женевскую конвенцию. <…> Но, к большому сожалению, по опыту той войны – российская сторона никогда не сядет за стол переговоров в выгодных ей условиях. <…> Вот в прошлую войну, первые переговоры начались после взятия Буденновска, то есть практически заставили Россию сесть за стол переговоров. Хасавюртовские соглашения мы подписали после взятия города Грозного 6 августа 96-го года, то есть заставили. И на этот раз было много моментов, когда я говорил: ну, давайте вот сохраню ваше лицо, я буду поддакивать, спасу вас и ваших бездарных генералов от позора, буду делать все, что вы хотите. Ну давайте? Нет...
https://01vyacheslav.livejournal.com/7700.html (ссылка сейчас не действует)

Оригинал и комментарии

Уровень доходов и другие наблюдения из последнего опроса группы "Рейтинг" от kireev
Для начала небольшой обзор последних украинских опросов - судя по комментариям, это явно вызывает интерес у читателей моего блога.

Наверное, самое главное сейчас - динамика рейтингов в последний месяц кампании. Мне до конца не ясно куда они двигаются, что может быть означает то, что сильно они и не двигаются. Группа "Рейтинг" показала рост Тимошенко после долгого периода падения. У Зеленского и Порошенко в пределах стат. погрешности. Рост и у Гриценко - сразу до четвертого места, он даже совсем немножко опредил Бойко, но опрос был проведен после снятия Садового, но до снятия Мураева. Но все же, я, похоже был явно прав, когда говорил, что снятие Садового даст рост Гриценко, но все же явно недостаточно для второго тура. А если у Тимошенко начнется рост рейтинга, то это вообще смешает карты большинству, которое ожидает Зеленского и Порошенко во втором туре. Но надо будет подождать больше авторитетных опросов.

А неавторитетные есть и у них другая динамика. Скажем, в опросе Active Group: тут не только рекордные 33% у Зеленского от голосующих и неопределившихся, но и потеря Тимошенко 5% по сравнению с концом января. Но этой компании я совсем не доверяю. Если бы у нас было что-то типа "рейтинга" социологоческих фондов в Украине, как у Нейта Сильвера для американских, то Active Group была в нем гораздо ниже, чем "Рейтинг". Active Group не появился не вчера, и проводили много опросов на разные темы, а только предвыборные, и они проводили опросы и на прошлых парламентских выборах и перед выборами мэра Одессы - и все совершенно ужасно несовпадающие с результатами выборов. Есть еще опросы Seetarget, скажем, этот в Одесской области, и по нему Тимошенко тоже получила меньше по сравнению с прошлым, Гриценко получил рост рейтинга, как и ожидается, а Зеленский, Бойко и Порошенко сохранили прошлые позиции. Но об этом фонде до этих выборов вообще ничего не было слышно, и обычно по их опросам у Бойко слишком хорошие позиции, а у Зеленского обычно неважные, то есть картина там полностью противоположная, чем у Active Group. Собственно, оба этих опроса точно не могут быть одновременно верными: у Бойко не может быть 6,5% по стране и одновременно более 25% в Одесской области. Я думаю, что и те и другие наверняка действительно проводят опросы, но явно низкого качества.

Ну и о том, что запомнилось в опросе группы "Рейтинг": за Зеленского и Порошенко больше голосуют материально обеспеченные, за Тимошенко, Ляшко (вероятно, у него самый бедный электорат) и Бойко - бедные. Правда, тут есть один момент для Порошенко: те, кто одобряют действия власти, вероятно склонны и себя считать более обеспеченными, чем они есть на самом деле. Намек на это есть и в цифрах: среди его сторонников не работающих даже больше, чем работающих, а у Зеленского наоборот. Но с Зеленским-то понятно: у него самая высокая поддержка среди молодых и самая низкая среди пенсионеров.




Еще запомнился момент, который мы уже и так знаем, но больше показательных цифр о том, что результат Зеленского очень сильно будет зависеть от явки. Он в принципе менее склонен голосовать:



Среди тех, кто всегда голосует, у первой тройки равные позиции. У Зеленского подавляющий перевес среди тех, кто будет голосовать впервые - но это прежде всего самые молодые. Тут, конечно, Зеленскому еще мешает низкая рождаемость в 1990-х:рожденные в 1990е (ну или чуть позже) - это его основной электорат.


В этом опросе группы "Рейтинг" приняло участие 5 тыс. человек и регионы меньше, чем раньше. По этому опросу в Киеве у Порошенко не так уж много, хотя и второе место (там, правда, много неголосующих и неопределившихся), да у Гриценко маловато. Даже странно, ведь Киев должен быть для них благоприятным местом. У Зеленского тут средние результата. С другой стороны, у Порошенко больше не просто на Западе, а именно в Галичине. А у Зеленского именно в Галичине, а не на Западе, провал. И это при том, что Галичина - относительно молодой регион по возрасту.

Оригинал и комментарии

"Высокие отношения..." от afranius
В поле шокер и бойцы спецназа «Град». В отношении сотрудников петербургского ФСБ, которые пытали двух полицейских, возбуждено уголовное дело

Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении неустановленных пока сотрудников УФСБ по Петербургу и Ленинградской области, которые пытали двух сотрудников полиции из города Тосно. Полицейские рассказывали, что от них требовали признательных показаний и били электрошокером по пальцам, в икры и в пах.
...
Майор Щукин и лейтенант Ласлов признаны потерпевшими. «Медиазона» подробно рассказывала историю полицейских, которых обвинили в том, что они подбрасывали задержанным наркотики ради повышения раскрываемости.
...
По словам Ласлова, его увезли в лес, где били электрошокером в пах, требуя дать признательные показания. Истязания, вспоминал полицейский, продолжались около двух часов, за это время один электрошокер разрядился, пришлось использовать второй. Лейтенант подписал нужные показания.
-- https://zona.media/article/2019/02/28/tosno-tortures
---------------------

Я совершенно не собираюсь тут ни злорадствовать на тему "Вот, прилетела-таки обратка к ментомразям" (кто-то сомневается, что те и вправду "подбрасывали задержанным наркотики ради повышения раскрываемости", ась?), ни, тем более, морализировать на избитую уже тему: "Вчера -- ментомрази, сегодня -- "Новое Величие", завтра -- ты, юзернейм".

Мне тут куда интереснее совсем иной аКСепт.
Итак, дело-таки СКР возбУждено.
Но:
---------------------
«Проверочными мероприятиями установить причастность конкретных сотрудников УФСБ России по Петербургу и Ленинградской области, применивших насилие к Щукину и Ласлову, обстоятельства применения насилия, а также используемые спецсредства не представилось возможным, — пишет следователь Акимов. —
--------------------
То есть как это -- "не представилось возможным"??
Что, в В/Ч №№№/№№№ (спецназ ФСБ "Град") нет регистрационного журнала, в котором должно быть записано, что "такого-то числа группа захвата в таком-то составе выехала на операцию"?
Или это и не операция никакая была, а -- в свой черед -- частный бизнес, гэбэшников?

Ндравы-то там -- понятно какие:
--------------------
Параллельно в Тосненском городском суде продолжается процесс, обвиняемыми на котором выступают полицейские Сергей Ласлов и Илья Щукин, а также оперативник районного отдела МВД Руслан Риттер, полицейский-водитель Сергей Ельков и местный житель Алексей Беспалов.
Уголовное дело было возбуждено после того, как в октябре 2016 года при покупке гашиша у Беспалова был задержан Баходир Эргашев — уроженец Узбекистана, который позже сообщил, что полицейские в отделе подбросили ему амфетамин.
Эргашев рассказывал, что собирался купить только гашиш, однако в отделе при нем нашли и амфетамин. Беспалов, который действовал под контролем оперативников, утверждал, что положил в пачку не амфетамин, а толченый супрастин.
Тогда Ласлов, по версии следствия, подменил супрастин на амфетамин по указанию Щукина. Оба полицейских полностью отрицают вину.
----------------------
рассказывал, что собирался купить только гашиш, однако в отделе при нем нашли и амфетамин
рассказывал, что собирался купить только гашиш, однако в отделе при нем нашли и амфетамин
рассказывал, что собирался купить только гашиш, однако в отделе при нем нашли и амфетамин

Ну разве можно не отжать у тупорылых ментов такой замечательный бизнес?
Поразмыслив о том своей холодной чекистской головой -- взять его в свои чистые чекистские руки?

-------------
УПДАТЕ
Вот просто -- в ленте Яндекса соседствовало:
Здание МВД в Бердске взяли штурмом. Задержан начальник следственного отдела
-- http://tv2.today/News/Zdanie-mvd-v-berdske-vzyali-shturmom-zaderzhan-nachalnik-sledstvennogo-otdela#ixzz5h7P9exOi
Это вам, мля, не БандитскиеДевяностые(тм)!

Оригинал и комментарии

Спрос российской власти на спецслужбы (Часть 24) от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» в рамках цикла «Почему и как они придумали Путина?» Часть 24.

А.Волошин в интервью П.Авену. Время Березовского, М., 2017:
А.: Если я правильно понимаю, ты и Валя последние 10 месяцев были самыми близкими к Ельцину людьми.
В.: Наверное, да.
А.: И, в общем, Путин — тоже ваш выбор в конечном итоге. Как совет президенту...
В.: ...если бы наши оппоненты, Примаков с Лужковым, пришли к власти, я думаю, нас бы порвали в клочья...

М.Зыгарь, Газпром. Новое русское оружие, 2008:
В ходе борьбы с бунтующим прокурором Кремль поручил разобраться в деталях дела (а именно, изучить видеокассету, на которой генпрокурор был заснят с проститутками) специальной комиссии. В нее вошли глава МВД Сергей Степашин и глава ФСБ Владимир Путин. Когда они докладывали о результатах президенту, было заметно, что интеллигентный Степашин краснеет, смущается и запинается, а Путину было все равно – он говорил о приключениях генпрокурора уверенно и с легкой усмешкой. Как вспоминал потом министр печати Михаил Лесин, именно тогда глава администрации президента Александр Волошин впервые спросил: «Как ты думаешь, а Путин может стать президентом?»

Т.Юмашева. Большая медведица: Дочь президента, 2 декабря 2009 г.:
Увидев, насколько Путин эффективен, папа назначил его директором ФСБ... А к весне 1999-го он сузил круг до двух кандидатов. Первым в этом списке стоял Владимир Владимирович.

И.Малашенко. Можно любить, можно ненавидеть, но смеяться над царем — неслыханно, 27 февраля 2018 г.:
В июне 1999 года Валентин и Татьяна Юмашевы пришли ко мне и сказали, что есть очень хороший парень, кандидатуру которого на пост президента поддержат. Его зовут Владимир Путин. Они хотели моей поддержки — ну, такой же, как в 1996 году. Я был в шоке, потому что с политической точки зрения Путин на тот момент был неизвестной величиной. Он к тому же был выходцем из КГБ, что меня не радовало. Я отказался, сказал, что на этот раз им придется делать кампанию самим — у них куча времени и не такая отчаянная ситуация, как в 1996-м. Они ответили: хорошо, но хотя бы познакомьтесь с ним...
И тут моя жена начала понимать: сидит человек и совершенно серьезно говорит, что нашу дочь может похитить в Лондоне какая-то машина, которая выглядит как такси, но не такси! Она была в шоке. И потом, когда он уже стал президентом, она мне сказала: этот эпизод говорит многое о его менталитете. Я поначалу не согласился, а потом решил, что она, похоже, права. Как я говорил, для КГБшника самое главное — держать все под контролем. То, что под контролем, — безопасно. Школьная машина подконтрольна, а такси — нет. Поэтому оно небезопасно.

Т.Юмашева. Почему Владимир Владимирович Путин, 23 декабря 2009 г.:
...представьте, что вы президент... и вас совсем не смущает его прошлая работа в КГБ. Наоборот, в советское время образ разведчика всегда был светлым образом, и почему молодой человек пошел в разведчики, конечно, понятно.

Т.Юмашева. Ответы на вопросы, 25 декабря 2009 г.:
А кого интересует, что было на самом деле, рассказываю. Березовский даже и не пытался меня убедить в том, что надо избрать Путина. Более того, он, поддерживая Путина, все время сомневался, что это правильная идея. Его смущала прошлая работа Путина в органах КГБ. Он тоскливо говорил – бывших чекистов не бывает.

Г.Павловский. Инакомыслящий, 3 декабря 2012 г.:
А вас, крестника Лубянки, не коробило прошлое Владимира Путина?
Наоборот — заводило! Создавало дополнительный драйв. Я смолоду знал, что по отношению к государству мы все, власть и антивласть, находимся по одну сторону. Пока КГБ идиотски гонялся за Павловскими, он позорно просрал СССР... Путин мне нравился, и моральных проблем я не испытывал.

Г.Павловский. В воздухе запахло погонами, 24 ноября 2017 г.:
Конечно же, президент не просто согласился с его кандидатурой, а внимательно ее рассмотрел. Для него не было секретом чекистское прошлое Путина, а КГБ он, как известно, сильно не любил. Значит, принял обдуманное решение...
Вот тут уже нужно было решать вопрос о преемнике.
О преемнике-силовике?
После дефолта августа 1998 года... Борис Николаевич разочаровался в своей прежней ставке на интеллигенцию. Не на 100 процентов, но очень, очень сильно. Он доверял «умникам», либеральным экономистам, а те его подставили. И с осени 1998 года президент прекращает поиски преемника среди штатских — Сергей Кириенко был, наверное, последним в ряду «умников», обозначив, так сказать, конец маршрута, — и начинает искать среди людей в погонах. Это стало заметным быстро: в декабре 1998-го администрацию президента вместо журналиста Валентина Юмашева возглавил генерал Бордюжа.
Но очень скоро оттуда исчез.
Исчез оттого, что проявил тяготение к Примакову, естественное для человека его сословия. А такая связка президенту казалась опасной. Но на критерии ельцинского отбора это не повлияло. Хорошо помню, как зимой 1998–1999 годов на наших обсуждениях утвердился тезис «нужен интеллигентный силовик!» Это и стало ориентиром при поиске кандидата.
У Путина была серьезная группа поддержки в ельцинском окружении. Кто входил в эту группу? И кто был против?
...Людей, которые твердо, категорически высказывались бы тогда против его кандидатуры, я не припоминаю. К началу 1999 года всем было ясно, что преемником станет выходец из силовых структур. В воздухе, так сказать, запахло погонами...
Когда кандидатура Путина стала основной? Есть версия, что последним тестом для него явилась ситуация вокруг взбунтовавшегося генпрокурора Юрия Скуратова.
Не исключаю. Конечно, в борьбе Ельцина со Скуратовым Путин сыграл важную роль.

Г.Павловский в книге-интервью И.Крастеву «Экспериментальная родина», 4 июля 2018 г.:
П.: Сдвиг от образа страны к образу власти уже носился в атмосфере...
Сам тогда будучи реваншистом, я видел ее коалицией реванша проигравших. Имея в виду группы, наиболее пострадавшие от реформ 1990-х и разрушения советских институтов, — врачей и учителей (бюджетников), армию, ФСБ, ученых, пенсионеров, домохозяек. Проигравшим надо было дать верный шанс государственного реванша, а не просто смазливого кандидата...
После дефолта Ельцин отказывается от ставки на интеллигенцию и меритократов. Он решает, что следующий президент не будет похож ни на Немцова, ни на Кириенко. Не молодой реформатор, не технократ в очках, а крепкий мужик в погонах. Руководителем кремлевской администрации вместо журналиста Юмашева стал Николай Бордюжа — генерал, интеллигентно смотревшийся силовик. Но к тому времени премьером уже был другой интеллигентный силовик — Евгений Примаков.
В сентябре 1998 года я участвовал в необычном голосовании по кандидатуре премьера на старой андроповской даче. Черномырдин не проходил — над Думой нависла угроза премьера Лужкова. Каждый написал на бумажке три фамилии, бумажки кинули в кружку Юмашева. Мягкое рейтинговое голосование. Подсчитывая, Валя удивленно сообщил, что... победил Примаков...
Слово «силовик» стало трендом сезона. На встречах в Кремле все чаще звучит рефрен «нужен интеллигентный силовик».
К.: Вы делали Путина по модели Примакова.
П.: Не сразу.
Хотя «модель Примакова» часто анализировалась на мозговых штурмах у Михаила Лесина конца 1998 года...

Когда я в августе докладывал план в Кремле Путину — он короткий, две странички главных пунктов, — тот не сказал ничего. Тогда Волошин прямо спросил: «Ну что, не противно?» «Не противно», — ответил Путин, и мы стали работать...
Весной 1999 года фамилия Путина стала первой в ельцинском шорт-листе. Мне сказали, что он «хоть и из КГБ, но парень свой — абсолютно отмороженный!» Что для меня было наилучшей рекомендацией: ведь мы сами были отмороженными парнями...
Коалиция Кремля была парадоксальной. Сюда вошли круги разочарованной, уже не слишком демократической интеллигенции, прозябавшей в безденежных отраслевых институтах. Те, кого в более сытные времена Солженицын заклеймил именем «образованщина». Врачи, учителя, инженеры и техники гибнущих предприятий, наукоградов, работники военно-промышленного комплекса. За ними кадровые военные, низшее и среднее офицерство — для силовиков прошлая профессия кандидата сама по себе заменяла программу. Эти группы избирателей уже не были идейно несовместимы, как в 1996 году, когда было живо противопоставление коммунистов демократам. Для них всех Путин выглядел последним шансом отыграться...
Идеологическая кампания склеивалась с военной и национальной. Борьба с чеченской экспансией символически замещала немыслимую борьбу с Западом.

Интервью Павла Лобкова Наталии Ростовой:
Все это было off the record, микрофон к Путину поднести было невозможно. Когда же его назначили директором ФСБ в 1998 году, то моя коллега Света Сорокина вела «Герой дня», позвонила по городскому телефону ему в приемную, и он, зная ее, ее принял. Она провела на Лубянке два часа и приехала совершенно сумасшедшая: «Вообще не из чего монтировать, вода на воде, раствор воды в воде». Еле смонтировали 12 минут. То есть вот так он разговаривал с журналистами на камеру, когда говорил под запись...
Победил бы Зюганов – прошли бы через годы беспамятства, безвластия, без правительства. После Зюганова и его провального правления, которое бы закончилось таким же дефолтом, только раньше, к власти все равно пришел бы силовик. В конце концов взяли бы какого-нибудь парня из КГБ, его фамилия могла быть другой... Все равно парень из КГБ появился бы на горизонте, об этом еще Григорьянц говорил. Недаром они так рассредоточили свои силы в 1992-м, боясь люстрации, запихнули своих людей в «ЛУКойл», генерала Кондаурова – в ЮКОС, в службы безопасности банков генералов устроили чуть ли не вахтерами. А потом это все, как гриб, собралось быстро и образовало вертикаль...
Главная ошибка Гусинского была в том, что он, кооператор, режиссер и безумно авантюрный человек, которого в молодости преследовал КГБ, думал: вот сейчас я разбогател, возьму их в штат, и они будут работать на меня. Знаете, как еврей, берущий на работу какого-нибудь нацистского деятеля. Это возможно, если уничтожено нацистское гнездо, а оно уничтожено не было. И все эти замечательные ребята, которые копировали все секретные документы, были секретчиками в группе «Мост» (а в группе «Мост» была самая большая служба безопасности, две с половиной-три тысячи человек. Хотя, может, у Березовского было больше? Не знаю). Он искренне думал, что они работают на него, а они его «слили», когда Путин пришел к власти и 20 декабря 1999 года произнес свои знаменитые слова о том, что группа сотрудников КГБ, интегрированных в правительство, задачу выполнила. Он был еще премьер-министром. И эти слова все правильно поняли, и, если даже были документы на личных флешках, они, конечно, «слили». А в мае 2000-го начались обыски в «Мост-банке»...
Гусинский полагал, что он управляет Бобковым. А вы знаете, что когда в «Мост-банке» (речь не шла еще об НТВ) в мае 2000 года был обыск Генпрокуратуры, он был инсценирован, чтобы придать легальность тому факту, что все бухгалтерские документы Гусинского, проходящие через службу безопасности, и все, что делала группа «Мост», дублировались, копировались и посылались «в контору»? Для того, чтобы легитимировать их происхождение в ФСБ, чтобы это оформить в новостях, был организован обыск – людьми, которых Гусинский, как ему казалось, нанял...
Гусинский все вложил в это дело, и отдавать было нечего, так что нужно было вкладываться политическим оружием. Как он предлагал себя Путину, предлагал ли, я этого не знаю, об этом лучше расскажет Волошин, который, как утверждает, послал его на три буквы.

Алекс Гольдфарб и Марина Литвиненко. Саша, Володя, Борис. История убийства, 2010 г.:
В СЕРЕДИНЕ ИЮНЯ руководитель кремлевской администрации Валентин Юмашев, который имел обыкновение советоваться с Березовским по поводу назначений в правительстве, спросил его мнение об одном из своих заместителей, человеке по имени Владимир Путин.
Борис довольно хорошо знал Путина. Они познакомились, когда тот курировал экономику в мэрии Петербурга, а Борис еще занимался автомобильным бизнесом. У Путина была репутация некоррумпированного чиновника — большая в то время редкость.
— Мы рассматриваем его кандидатуру на должность директора ФСБ, — сказал Юмашев.
Он объяснил, что личная преданность президенту — главное качество, которым должен обладать будущий руководитель спецслужб. Ельцин не доверял никому из известных ему генералов ФСБ — повязанных друг с другом членов чекистского клана. Путин в этот круг, судя по всему, не входил.
Что же касается личной преданности, то взаимоотношения Путина с его бывшим боссом, мэром Петербурга Анатолием Собчаком, характеризовали его с самой лучшей стороны....
На Ельцина произвел неизгладимое впечатление рассказ о так называемом “спасении Собчака”, которое Путин организовал в ноябре 1997 года с большим риском для себя. В то время новый мэр Петербурга, сговорившись с заклятым врагом Кремля генеральным прокурором Юрием Скуратовым, добился того, чтобы на Собчака завели уголовное дело. Московские либералы побежали к Ельцину за помощью: спасите Собчака. Но тот сам находился “в прокурорской осаде” и не слишком мог помочь соратнику...
Теперь, обсуждая с Борисом кандидатуру Путина на пост директора ФСБ, Юмашев не преминул отметить этот его подвиг. Прошлое кандидата тоже вполне соответствовало должности. Когда-то Путин был офицером внешней разведки и служил в Восточной Германии. После распада СССР он уволился из спецслужб в звании подполковника.
...
7 декабря 1998 года Ельцин прервал пребывание в больнице, чтобы уволить главу администрации Валентина Юмашева, заменив его пятидесятилетним генералом Николаем Бордюжей, в прошлом начальником отдела кадров КГБ СССР, а в последнее время командующим Пограничными войсками. Было ясно, что президент вновь стал искать противовес коммунистам среди силовиков. По Москве поползли слухи, что Бордюжу примеряют на роль ельцинского преемника.
...
В один из декабрьских дней 1994 года кортеж Гусинского, как обычно, выехал с дачи. Во главе колонны мчалась машина с охранниками, внимательно оглядывавшими обе стороны шоссе. За ней следовал бронированный “Мерседес” с Гусем, за ним джип, челноком болтавшийся из стороны в сторону, чтобы никто не смог обогнать “Мерседес”. Замыкал процессию фургон без окон с группой бывших десантников под предводительством свирепого яйцеголового громилы по прозвищу Циклоп.
Неожиданно в наушниках охраны раздалось: “Нас преследуют”. Кто-то сел им на хвост. Водитель “Мерседеса” нажал на газ, и они помчались в штаб-квартиру “МОСТ-Банка”, расположенную в бывшем здании СЭВа — одном из самых высоких домов в городе, где также находились помещения мэрии. Окруженный телохранителями, Гусь быстро проследовал в офис мэра.
Мгновения спустя подъехали преследователи. Их было человек тридцать, в лыжных масках и бронежилетах, вооруженных автоматами. Целых два часа Гусь, не веря собственным глазам, наблюдал за развитием событий из окна мэрии. Атакующие, по всей видимости сотрудники одной из спецслужб, разоружили его людей и уложили лицом в снег, продержав в таком положении почти два часа на виду у телекамер и собравшейся толпы. Милиционеры, вызванные на место происшествия, перекинулись с нападавшими парой слов и тихо ретировались. То же самое сделала бригада ФСБ, вызванная сотрудниками “МОСТ-Банка”...
Загадка нападения на “МОСТ-Банк” прояснилась через несколько дней. Генерал Коржаков признался, что это его люди “тряхнули” службу безопасности Гусинского, якобы по подозрению в незаконном хранении оружия. По его словам, это были всего лишь меры предосторожности, потому что кортеж Гусинского проезжал по маршруту, которым обычно следовал в Кремль президент, и подстраховаться не мешало. Но генерал не скрывал, что это нападение доставило ему удовольствие. “Охота на гусей — мое давнее увлечение”, – сообщил Коржаков журналистам. Возможно, то была месть за критику войны в Чечне на НТВ или издевательство над Коржаковым в программе “Куклы”, где он был представлен исключительно тупой марионеткой по прозвищу Коржик.

Интервью Андрея Солдатова и Ирины Бороган Наталии Ростовой. Необходимость закрутить гайки появилась еще при Ельцине:
Бороган: Вообще, книга – о ФСБ.
Солдатов: Прежде всего – именно об этой спецслужбе, хотя затрагиваются и другие силовые структуры. Мы пытались понять, почему они оказались в нынешнем состоянии, и как они к нему приходили. Очень многие процессы, в которых мы виним Путина, начались гораздо раньше. Например, подразделения политического сыска возродились в конце 90-х. Многие полномочия ФСБ, которых спецслужба лишилась в начале 90-х, вернулись уже в 95-м, когда Ельцин был всесильным российским президентом, а о Путине никто не слышал.
Маркером для нас является то, что тюрьмы ФСБ вернулись в середине 90-х, хотя это нарушало принципы членства в Совете Европы. Во всех европейских странах тот, кто занимается следствием, не может контролировать еще и тюрьмы – это должно быть другое ведомство. Если ты ведешь следствие, то ты заинтересован в том, чтобы получить из человека признание, а значит, ты не можешь контролировать место его заключения.
– В нашем случае это Лефортово?
Солдатов: Да, Лефортово и другие изоляторы, их в 90-е годы у ФСБ было 13. В начале 90-х ФСБ лишили права вести следствие и тюрем, но потом это вернулось, очень быстро, в 95 году. Чтобы далеко не уходить в дебри, ФСБ сочетает функции правоохранительного органа и спецслужбы. В нормальных странах эти функции пытаются разносить. Спецслужба стала заново получать свои полномочия, еще раз повторим, уже в 95 году. А в 98 году возродили знаменитое 5-е управление, которое в СССР занималось борьбой с диссидентами, только под новым именем.
Бороган: Оно стало называться «Управление конституционной безопасности».
Солдатов: То есть, иными словами, по охране политического режима.
– Вы не преувеличиваете? Это именно борьба с несогласными?
Солдатов: Нет, не преувеличиваем. Дело в том, что в то время генералы ФСБ были более открытыми, чем сейчас. И начальник управления Геннадий Зотов был так горд тем фактом, что его назначили, что дал интервью «Независимой газете», где сказал, что во все времена в России внутренний враг был опаснее внешнего.
Бороган: Он даже сказал «внутренняя крамола». То есть он пользовался вполне идеологизированной лексикой, которая использовалась во времена Советского Союза.
– Так, зафиксируем. Первый вывод – усиление спецслужб произошло не при Путине, как это обычно представляют.
Солдатов: Нет, и Путин не является причиной.
Бороган: Все эти процессы начались при Ельцине, усилились в конце 90-х. У политического режима появилась необходимость в том, чтобы усилить спецслужбы и немножко закрутить гайки. Путин продолжил эту линию.
Солдатов: И, скорее, именно это причина, почему он был выбран на роль преемника, а не наоборот – что он пришел во власть и решил, что его основными инструментами будут спецслужбы...
Бороган: Но столь плачевное положение вовсе не означает, что спецслужбы не опасны, а роль их несущественна. Их бюджеты были увеличены, и они постоянно растут. Но мы не можем привести точных цифр, потому что эти данные засекречены. Мы не можем привести точную цифру числа сотрудников ФСБ, и даже в своей книге дали оценочную, взятую из открытых источников: 200 000 человек, – так как это является государственной тайной. И, кстати, перечень сведений, составляющих государственную тайну, в 2000-е годы постоянно увеличивался. Мы как-то пытались получить информацию о преступлениях, которые совершают сотрудники ФСБ, СВР, других спецслужб (при этом мы не требовали назвать имена, нам была нужна статистика по преступлениям, которые прошли через суд – то есть вид преступлений и количество), но отовсюду получили ответы о том, что это государственная тайна и раскрывать ее нельзя. В 90-е годы это не было тайной.

Р.Давлетгильдеев. Каждый третий – чекист. Как силовики захватывали власть в России:
Из-за того, что в России не было люстрации после распада СССР, многие партийные функционеры и офицеры КГБ не только остались в политике, но и сделали серьезную карьеру при новой власти. О некоторых представителях старого-нового политического класса справка Настоящего Времени.
"Появление на Старой площади, в Кремле и регионах людей, прошедших школу руководящей работы в структурах национальной безопасности, – жизненная необходимость влить "свежую кровь" в управленческий корпус России, стремление задействовать потенциал ответственных и организованных людей, сохранивших, несмотря ни на что, "дух государственного служения", – это слова Николая Патрушева – ныне секретаря совета безопасности России, в прошлом – директора ФСБ. Он произнес их, едва стал главным чекистом страны, сменив в должности Владимира Путина. С тех пор в России – чекистский ренессанс.

Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 г. № 1078
О мерах по упорядочению прикомандирования лиц офицерского состава Министерства обороны Российской Федерации, Министерства безопасности Российской Федерации и начальствующего состава Министерства внутренних дел Российской Федерации к высшим органам государственной власти и управления, гражданским министерствам, ведомствам и организациям

24 января 1992 г. Президент РФ Б.Н.Ельцин подписал Указ об образовании Министерства безопасности Российской Федерации на базе упраздняемых Агентства Федеральной безопасности РСФСР и Межреспубликанской службы безопасности. Министр –В.П.Баранников с января 1992 г. по июль 1993 г., Н.М.Голушко – с июля 1993 г. по декабрь 1993 г.
...
26 ноября 1991 г. Президент РФ Б.Н.Ельцин подписал Указ о преобразовании КГБ РСФСР в Агентство Федеральной безопасности РСФСР. Возглавил АФБ В.В.Иваненко.

Указ Президента Российской Федерации от 15 октября 1991 г. № 141
О прикомандировании лиц офицерского состава и лиц начальствующего состава органов внутренних дел и министерства безопасности к высшим органам исполнительной власти РСФСР и Администрации Президента РСФСР.

Снос памятника Дзержинскому на Лубянке, 23 августа 1991 г.:


С.Станкевич: Над бушующей толпой висел 26-тонный Феликс Дзержинский:
...в четыре дня меня разбудил звонок дежурного по городу из исполкома Моссовета. Он сказал: «Сергей Борисович, на площади Дзержинского тысячи людей раскачивают памятник, звучат призывы к штурму здания КГБ, вы срочно нужны, машина у подъезда, ГАИ дает зеленую волну» (тогда власть еще ездила без мигалок). На площади я увидел тысяч 6 – 7 весьма разгоряченных людей. Статую зацепили тросами за автобус «ПАЗ» и дергали. Еще по дороге по телефону я выяснил, что бронзовая статуя, полая внутри, весит около 26 тонн. Если Феликс упадет с высокого постамента и расколется – будут многочисленные жертвы. Милиция наблюдала за всем со стороны. Я вырвал у кого-то мегафон, залез на крышу автобуса и призвал: остановитесь, будут жертвы, не надо сносить памятник. Никто ничего не хотел слушать, раздался свист, атака на Феликса возобновилась. Тогда я пообещал: если сейчас мы прекратим это буйство, я вызову краны, и мы демонтируем памятник так, чтобы никто не пострадал. Это подействовало. Удалось установить жидкое милицейское оцепление. Из Московского художественно-производственного комбината, который занимается установкой памятников, вызвали бригаду. Краны и бригада ехали мучительно долго, часа три, уже стемнело, люди прорывали оцепление и намеревались штурмовать здание КГБ. Пришлось сказать в мегафон: «Те, кто призывает к штурму, – агенты КГБ, задержите их!» Сработало на удивление – призывы к штурму сразу прекратились.
- А кто был вожаком, призывавшим к штурму?
- Трудно сказать. В толпе явно были какие-то провокаторы.
- А если бы люди стали штурмовать здание КГБ?
- Последствия были бы трагическими... Положение спасла волшебная сила искусства. Я позвонил в театр «Ленком» Марку Захарову. Он отменил вечерний спектакль, и актеры пришли на площадь. Стали читать стихи, петь песни, все превратилось в политический хэппенинг победившей революции. И таким образом мы продержались до подхода кранов. Уже совсем в темноте, при свете автомобильных прожекторов, два крана подняли памятник и стали опускать на платформу.

Спасение Б.Ельциным здания КГБ на Лубянке от штурма, 23 августа 1991 г.:


6 мая 1991 г. председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н.Ельцин и председатель КГБ СССР В.А.Крючков подписали протокол об образовании в соответствии с решением Съезда народных депутатов России Комитета государственной безопасности РСФСР, имеющего статус союзно-республиканского государственного комитета. Руководителем его был назначен В.В.Иваненко.

Н.Леонов. Почему КГБ не смог предотвратить распад СССР?:
В начале мая 1991-го Борис Ельцин решил создать КГБ России – «в пику» союзному ведомству. В попытке отговорить его от этого намерения на переговоры с ним поехал тогдашний Председатель КГБ СССР Владимир Крючков, который пригласил меня сопровождать его в этой миссии. По дороге, в автомашине, я поделился со своим руководителем соображениями, сводившимися к тому, чтобы предложить Б. Ельцину согласиться на созыв Чрезвычайного съезда народных депутатов. На нем отстранить изжившего себя М. Горбачева и избрать Б. Ельцина президентом СССР, чтобы погасить, таким образом, сепаратистский потенциал России и сделать ее костяком обновленной державы. «Ельцины приходят и уходят, а народ российский, государство российское остаются», – повторял я, перелицовывая известную сталинскую фразу…
Председатель КГБ сосредоточенно молчал. Меня в кабинет для переговоров не пригласили, оставили в приемной коротать время с пустомелей Геннадием Бурбулисом. На обратном пути В. Крючков снова красноречиво молчал, так я и не узнал тогда судьбу своего последнего «предложения».

А.Илларионов. Спецслужбистская революция:
На графике представлены результаты исследования персональных биографий представителей высших органов государственной власти, проведенного социологом О.Крыштановской по 5 временным когортам в 1988-2008 гг.

Следует обратить внимание на то, что максимальный по скорости и масштабам прорыв силовиков во власть произошел, как это ни покажется странным, не в 2000-е годы, а в самом начале 1990-х, прежде всего в 1991-93 гг. В 1988-93 гг. удельный вес силовиков в высшем руководстве страны вырос почти на 29 процентных пунктов – с 4,8 до 33,3%, или на 5,7% процентного пункта в среднем в год. Если же учесть, что основной прирост числа силовиков во власти произошел в 1991-93 годы, то его скорость тогда составляла около 10 процентных пунктов ежегодно. Никогда позже, в том числе и в путинские годы, не наблюдалось такого поистине затопления органов власти силовиками. В путинские годы произошли завершение этого процесса, его легализация, занятие сотрудниками спецслужб высших позиций в государственном аппарате, законодательной власти, бизнесе, СМИ.
Сами по себе представители силовых органов – спецслужб, прокуратуры, армии, МВД – в начале 1990-х годов сильно ослабленных, во многом дискредитированных, идейно дезориентированных, вряд ли бы сами смогли захватить власть, если бы им в этом сильно не помогали те, кто уже был во власти и кого по странной прихоти стали называть либералами.

Оригинал и комментарии

ВластиСкрывают(тм) от afranius
«Ведомости»: ВЦИОМ не опубликовал итоги опроса о «Профсоюзе Навального»
Респондентов спрашивали, известно ли им, кто такой Навальный, и как они к нему относятся. Отдельная группа вопросов касалась «Профсоюза Навального», который обещает добиваться увеличения зарплат бюджетников до предписанного президентом уровня. Однако в обнародованных результатах исследования упоминаний об этом проекте нет.
ВЦИОМ в рамках февральского опроса о роли и месте профсоюзов узнал мнение россиян и о проекте «Профсоюз Навального». Однако эти данные в опубликованный отчёт не попали. О том, что социологи спрашивали респондентов о Навальном, 5 марта сообщили «Ведомости» со ссылкой на одного из участников исследования. Эту же информацию подтвердил и источник во Всероссийском центре изучения общественного мнения.
(...)
Гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров от комментариев отказался.
-- https://www.mk.ru/politics/2019/03/05/vedomosti-vciom-ne-opublikoval-itogi-oprosa-o-profsoyuze-navalnogo.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
----------------------

Молодец, чо. Виллистарк, в смысле. Очень неплохой извод старого-доброго "Соблюдайте собственные законы".
Предвыборные посулы, в смысле, за какбэ-исполнение которых уже радостно отчитались.

Оригинал и комментарии

Схожу-ка я помитинговать, от afranius
давненько уже этого не делал.
Против замены Интернета на суверенную Чебурашку им. Клишаса.
За право называть вещи своими именами: Клишаса -- пидорасом (не путать с "геями"!), Путина -- упырём (оценочное суждение), etc.

Воскресенье, 10 марта: Площадь Сахарова, 14-00.
Подписать соответствующую петицию на Чейндж-Орге --
https://www.change.org/p/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%B8%D0%B7%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B0

Полезность/бесполезность обоих этих действий обсуждена многократно (в том числе и в этом бложике), все позиции давно выяснены, и заводить эту пластинку по тыщу-первому разу я не имею никакого желания.
Собственно, пост-то свой я написал в режиме объявления -- потому лишь, что оповещение у организаторов митинга (Общество защиты интернета мм https://freeru.net/ ) поставлено из рук вон плохо.
Благодарю за внимание.
(Да, на всякий случай: Шульман и Навальный призывают сходить, есличо).

Оригинал и комментарии

Симптомчики?? от afranius
"Мы - не каратели!" Полиция отказалась разгонять митингующих пенсионеров
-- https://www.yaplakal.com/forum1/topic1918313.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Я вот как раз, по случаю, перечитываю "Ночную стражу (Night watch)" (вообще лучшая, по-моему, книга Пратчетта). Так вот, подозреваю, что в Администрации Президента она сейчас тоже становится настольной...

------------------
Майор Маунтджой-Стэндфаст невидяще уставился на чертову, чертову карту.
— И сколько же? — спросил он.
— Двадцать два человека раненых, сэр. И еще двадцать, скорее всего, дезертировало, — ответил капитан Пререк. — И, конечно, Большая Мэри теперь не более чем дрова.
(...)
— Это чертовски огромная баррикада, Том. Слишком хорошо защищаемая. Мы даже не можем ее подпалить, ведь тогда весь город сгорит!
— Да, сэр. И дело в том, сэр, что они, в общем-то, ничего не делают, сэр. Кроме как находятся там.
— Что ты имеешь в виду?
— На вершину баррикад они сажают старушек, и те кричат на наших парней. Бедняга сержант Франклин, сэр, его бабушка увидела его и сказала, если он не явится к ней, то она расскажет всем, что он делал в одиннадцать лет, сэр.
— Люди ведь вооружены, так? — спросил майор, вытирая лоб.
— О, да. Но мы вроде как посоветовали им не стрелять в безоружных старых дам, сэр. Нам ведь не нужны еще одни Сестрички Долли, так ведь, сэр?
Майор уставился на карту. Решение было, он чувствовал это.
— Ну, так что же делал сержант Франклин в… — начал он рассеяно.
— Она не сказала, сэр.
------------------

Учебник, практически...

------------------------------
УПДАТЕ
Восхитительное продолжение:
Глава ОМВД Серова назвал фейком приписываемые ему слова о том, что «полиция — не каратели»
https://www.znak.com/2019-02-28/glava_omvd_serova_nazval_feykom_pripisyvaemye_emu_slova_o_tom_chto_policiya_ne_karateli

"Сам-то понял, чо сказал?" (с)

Оригинал и комментарии

Елена Боннэр: Передача Ельциным власти Путину – это антиконституционный переворот от aillarionov
Реконструируя события Операции «Преемник», отражаемые материалами, публикуемыми в рамках цикла «Почему и как они придумали Путина?», было бы несправедливым не назвать тех людей, кто выступал против выдвижения В.Путина на пост президента России. Причем выступал не после выборов, а еще до проведения голосования 26 марта 2000 г. Это 23-я часть цикла.

Очевидно, первым политическим оппонентом Путина, когда тот был лишь руководителем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, стала депутат Петросовета Марина Салье. Именно она еще в январе 1992 года начала расследование махинаций председателя питерского КВС по экспорту энегоресурсов, леса, редкоземельных металлов якобы в обмен на продовольствие для города, которое в него так и не поступило. В 1994 году М.Салье опубликовала книгу «Мафрупция. Мафия и Коррупция». 18 марта 2000 г. она выступила с призывом не допустить Путина до власти «В.Путин – "президент" коррумпированной олигархии!»:

26 марта [2000] мы должны сделать свой выбор. Мы так соскучились без "сильной руки", мы так обрадовались тому, что ушел Б.Ельцин, так скоропалительно забыли свою нелюбовь к нему, что готовы "выбрать" назначенного им наследника немедленно и безоговорочно.
Нам намеренно не дали времени подумать и осмыслить происходящее. Нам запретили знать правду о наследнике. Нам десятки раз в день вбивают в голову его имя. Нам заявили, что выбор предопределен. И мы, вновь послушные и покорные, готовы в очередной раз совершить непоправимую ошибку.
Что обещает нам В.Путин? То, что мы хотим, жаждем услышать, увидеть, иметь: великую державу, заботу о народе, борьбу с коррупцией, диктатуру закона.
Что подразумевает В.Путин под всеми этими словами?...
Власть и диктатура беззакония, а не закона – цель В.Путина. Власть, которая означает для него возможность собственного обогащения, укрепления и развития собственного авторитета в криминальных кругах олигархов...
Криминальный характер договоров, заключенных КВС "в лице" В.Путина и А.Аникина, не вызывает сомнений, а связи В.Путина со структурами и людьми, занимавшимися подобным "бизнесом" в Германии, легко объяснимы его прошлым – именно в ГДР он закончил свою службу агента внутренней (я не ошиблась – внутренней, а не внешней) разведки КГБ...
И именно в это время В.Путин "украл" у своих горожан единственную тогда возможность получить продовольствие за счет бартерных операций. В.Путин лишил своих сограждан не только продовольствия, но еще и не менее 100 млн.долларов.
В действительности же сумма была гораздо более значительной. Правительство РФ выделило квоты на ресурсы, общая стоимость которых составляла около 1 миллиарда долларов!..
Усилиями депутатов Петросовета на какое-то время В.Путину запретили выдавать на остатки ресурсов лицензии. Но уже 25 марта 1992 г. неутомимый Петр Олегович Авен тем же приказом № 172 вновь предоставил комитету В.Путина право выдачи лицензий. "Зеленый коридор" таможни для новых сделок и продолжения ограбления России был снова открыт.
Итак, по меньшей мере 850 млн.долларов сгинули в недрах Комитета по внешним связям, руководимого В.Путиным, – вполне ощутимый урон даже для очень великой державы...
Опять же – это первое дело В.Путина (из известных мне) по "укреплению державы". Согласитесь, тогда возможности были совсем, совсем небольшие. А вот, став президентом коррумпированных олигархов, можно будет развернуться вовсю.
В.Путин готов к этому. В 1991-1992 гг. он плотно вошел в криминальный мир и стал создавать в нем свою "великую державу". Сегодня он призван ее возглавить.
Прошло 8 лет. В.Путин вырос. И еще раз "позаботился" о народе и "великой державе", развязав войну в Чечне, обеспечив нам ее на долгие годы, если не десятилетия, уже положив тысячи жизней наших сыновей, братьев, мужей, вытащив из скудного народного бюджета колоссальные суммы денег на ведение этой войны, и обеспечив себе невиданный по размеру плацдарм для заключения различного рода "договоров-уговоров" с фирмами-посредниками на восстановление Чечни. Для В.Путина борьба с терроризмом – золотое дно. И чем шире он будет распространяться, а именно этот результат достигнут в Чечне, тем лучше, тем авторитетнее и жестче будет "борьба" с ним, тем скорее все "убедятся" в необходимости диктатуры В.Путина – диктатуры беззакония.
В чем же еще выразилась "забота" В.Путина о народе и "великой державе"?
Может быть в том, что мы стали свидетелями и соучастниками создания не культа, а культища личности человека, который, кроме войны в Чечне, продолжение которой грозит России международной изоляцией; нагнетания духа великодержавного шовинизма; фактического введения цензуры в СМИ; выделения огромных средств Вооруженным силам при отказе от создания профессиональной армии и одновременном восстановлении военного обучения в школах; бряцания атомным оружием; бесконечных нарушений Конституции и законов России, первое из которых он совершил в первый же день своего "царствования", издав антиконституционный указ об особом положении Б.Ельцина; усиленного возрождения родного ему и ненавидимого людьми учреждения – КГБ, – а также практики его действий (особые отделы, провокации, доносы, запугивание, вербовка); проведения бесконечных встреч, совещаний, раздачи заведомо невыполнимых обещаний, а заодно и наград нужным людям, никак и ничем на постах Председателя Правительства и и.о. Президента России себя не отрекомендовал.
* * *
Небосвод падает. В.Путин может стать президентом России.
Небосвод падает. От миллионов наших голосов, от миллионов наших "тоненьких лапок", пытающихся удержать небосвод, зависит судьба России.
Удержите небосвод. Сделайте то, что Вы можете сделать – не голосуйте за В.Путина.
Марина Салье 18 марта 2000 г. г.Москва

После провозглашения Ельциным Путина в качестве своего преемника 9 августа 1999 г. против Путина публично выступали, в частности, Анна Политковская, Валерия Новодворская, Евгения Альбац, Андрей Пионтковский. А.Пионтковский только что напомнил о своих работах того времени: «Когда они придумывали Путина, я предупреждал о его опасности».

Последовательную нравственную позицию против сползания России в авторитаризм из-за действий Б.Ельцина в 1996 и 1999 годах и против выдвижения Путина президентом России занимала Елена Георгиевна Боннэр.

Елена Боннэр. Герой дня, 21 мая 1996 г.

https://www.youtube.com/watch?v=mjxCpsrYjh0

Е.Боннэр. Мартовские иды: Россия перед выбором
Welt, März 20, 2000
Перевод и публикация Архива Сахарова (Москва)

В канун 2000 года в России свершился антиконституционный, антидемократический переворот. Для широкой публики был разыгран хорошо срежиссированный спектакль. Но только очень наивный, неориентированный в российских подковерных делах зритель мог поверить, что первый президент России – человек, чья воля к власти сильней любых других чувств, внезапно решил уйти на отдых и в заботе о стране передал бразды правления и символ власти – ядерный чемоданчик – молодому премьеру.

Для меня несомненно, что частые смены премьеров были поиском такого человека, который гарантирует будущее благополучие самому Ельцину и его семье. Почему Ельцин поверил Путину, а не Степашину или Примакову, навсегда, видимо, останется для Истории тайной. Не исключаю, что у Ельцина есть достаточно веский компромат на Путина, давший основания для доверия. Думаю, имело значение и то, что Путин принял идею второй чеченской войны, тогда как предшествующие премьеры оказались недостаточно решительными для этого.

Далее Путин уже сам сумел талантливо распорядиться как будто с неба упавшими и необычайно выгодными для него взрывами жилых домов в Москве и Волгодонске. Природу этих взрывов, за недостатком на сегодняшний день фактов, я не обсуждаю. Столь же выгодно Путину оказалось вторжение Басаева и Хаттаба в Дагестан. Оно позволило начальный этап войны назвать защитой Отечества. А легкий, почти без потерь, их уход из Дагестана дал возможность, распространив войну на всю территорию Чечни, продолжать называть ее антитеррористической операцией.

Единственно, что, может быть, можно считать неожиданным – это как легко Россия, пережившая 2-ую мировую войну и – уже в новейшее время – боль и горечь потерь бессмысленных афганской и первой чеченской войны, приняла новую войну. Приняла войну как идею, на которой возможно быстрое возрождение страны – ее экономики в целом и, в частности, медицины, образования, культуры, социальной сферы, нравственности, наконец.

И война стала фоном и важнейшим аргументом в ходе двух выборных кампаний: декабрьских в Думу и нынешней – президентской. Сформированное спешно к думским выборам проправительственное движение «Единство» и «Союз Правых сил», созданный молодыми лидерами, которые в общественном сознании ассоциируются с реформами, поддержали войну и получили неожиданно (особенно «Единство») большое число мест в Думе. Лидер движения «Яблоко» заявил, что проблему Чечни необходимо решать переговорами, а не силовым методом, и во многом в результате такой его позиции это движение потеряло значительное число избирателей. При формировании руководства Думы «Единство» неожиданно для многих кооперировалось с коммунистами, и большинство руководящих постов в Думе получили коммунисты и сотрудничающие с ними депутаты. Таким образом, новая Дума оказалась более прокоммунистической, чем прежняя.

Вторым столь же важным фактором выборных кампаний (особенно президентской) стала ложь чиновников самых высоких уровней и самого и.о. (исполняющего обязанности) президента. Пожалуй, такого количества лжи от власть предержащих и соответственно из масс-медиа, которое получили россияне за несколько последних месяцев, они не имели за десятилетия правления Хрущева, Брежнева, Андропова, хотя и те режимы не отличались склонностью к правдивости.

Перечислю только некоторые. Утверждение, что в Чечне идет не война, а антитеррористическая операция – ложь. С террористами не борются регулярной многотысячной армией и бомбами расширенного действия. Что Масхадов нелегитимный президент – ложь. Легитимность его подтверждена не только выборами, но и договором, который подписали два президента – Ельцин и Масхадов. В этом договоре было недвусмысленно сказано, что впредь между Россией и Чечней все взаимоотношения никогда – подчеркиваю – никогда не будут решаться вооруженным путем – силой. Договор этот был вероломно нарушен Россией.

Кстати, слово «вероломно» в нашей стране обычно относят к Германии, которая вероломно нарушила договор 1939 года и напала на СССР. Но оно столь же правомерно может быть отнесено к России во второй чеченской войне.

Неуклюжая ложь в деле Бабицкого в последние недели была наглядно продемонстрирована всему миру. История с видеокадрами захоронения погибших чеченцев также демонстрирует стремление избежать правды. Эти кадры, сделанные в середине февраля, не были показаны россиянам, пока их не показали в Германии. Кто заказчик этих кадров? Военное руководство? ФСБ? Для чего они были сделаны? Все это остается невыясненным. Российский официоз заявляет, что это фальсификация. Но ведь фальсификация авторства, а не события. И, если событие трактуется в ущерб престижу России, то чего проще – призвать международную комиссию и провести эксгумацию. Раз это не сделано, значит, правду о том, как погибли люди, запечатленные на этих пленках, хотят скрыть. На память приходит расстрел польских офицеров, совершенный НКВД перед второй мировой войной. В Нюрнберге этот эпизод был приписан Вермахту. Кто были истинные палачи, мы узнали только в начале 90-х годов.

Путин говорит слова о законности и порядке, о свободе прессы и демократических выборах, но слова эти расходятся с конкретными делами. Лексикон Путина, его манеры и даже его бесспорная целеустремленность для меня представляются выражением того менталитета, который выработался и стал стойким фундаментом профессионального цинизма и жестокости большой когорты людей, выпестованных ЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ, ФСБ и как там их еще именовали в СССР и в новой России.

Личное мое восприятие Путина очень простое: он может показаться добрым следователем, а может обернуться и ох каким другим. Мне очень близки мысли Джорджа Сороса, высказанные недавно на страницах «Московских Новостей», что при Путине в России, возможно, будет наведен какой-то порядок, но демократии и открытого общества при Путине в России не будет. Итальянцы моего поколения говорили: «порядок был при Муссолини». Боюсь, Россию ждет именно такой порядок. С первых указов Путина, гарантировавших неприкосновенность Ельцину и его окружению, и до милостивого замечания, что не стоит держать Андрея Бабицкого в тюрьме, он демонстрирует пренебрежение законом и правом, одновременно говоря об уважении к ним.

Многие решения, уместившиеся во времени между этими двумя событиями, настораживают и, несмотря на огромную поддержку их в масс-медиа, вызывают беспокойство в обществе. Это изменение военной доктрины, увеличение военного бюджета, отмена льгот для студентов в прохождении армейской службы, всеобщие воинские сборы, введение военной подготовки для подростков в средней школе. Настораживает также привлечение в государственный аппарат на высокие посты многих бывших сотрудников КГБ и ФСБ.

Однако все это не сказывается на рейтинге Путина, который мощно поддерживается победными реляциями министра обороны и генералов, командующих в Чечне. А гибель российских парней, проблема беженцев и возможное исчезновение в общепланетарной семье целого народа – я считаю войну в Чечне геноцидом, похоже, волнует в России только правозащитников да солдатских матерей и международные правозащитные и гуманитарные организации. Европейские лидеры очень сдержанны в осуждении военных действий в Чечне. Президент Клинтон счел возможным сказать одобрительные слова в адрес Путина, не упомянув о войне. И только после осуждающей эту войну резолюции сената США он сделал заявление, призывающее Россию допустить международных наблюдателей и расследовать все случаи нарушения прав человека в Чечне. А Тони Блэр принял приглашение Путина посетить Санкт-Петербург. Это напоминает визит многих западных политиков в Москву на 50-летие празднования победы над Германией, которое проходило в разгар первой чеченской войны.

Но особенно странной является позиция ПАСЕ, отложившей свое решение об отношении к этой войне до апрельской сессии. Что это? – равнодушие к нарушению прав многих тысяч людей? безответственность перед всеми народами Европы, когда один из них уничтожается? или стремление не создать и малейшего намека на обострение ситуации перед президентскими выборами в России?

Tаков предвыборный пейзаж вокруг Путина. Совсем недавно я полагала, что Путин – это надолго, на 8 лет. Но оказалось – это был вгляд оптимиста.

Недавний съезд движения «Единство» и письмо трех губернаторов внесли коррективы в мой прогноз. Они предложили удлинить президентский срок до 7-ми лет. И я не сомневаюсь, что в Федеральном собрании это предложение пройдет. Правда, Путин сделал очередной красивый жест. Он в принципе согласился с таким изменением конституции, но заметил, что оно должно вводиться не ранее 2004 года и касаться президента, который тогда будет избран. Значит, Путин вполне законно придет на 11 лет. Конечно, если в стране все еще будет конституция, и она все еще будет республикой.

То, что я пишу, в Москве уже несколько недель с горьким смехом обсуждается на многих интеллигентских кухнях. Там прижилась всеобъемлющая и краткая характеристика нового российского лидера: «Из штази в князи». Родилась на кухне, как в советские времена. Она отражает почти генетический страх перед властью, но одновременно и надежду, что конформизм поможет уютно и безбедно устроиться в создаваемом новой администрацией военно-полицейском государстве.

Как в прошлом, так и сейчас, наша интеллигенция, так много знающая и все понимающая, спешит подстроиться к власть имущему и власть берущему. Поэтому на частый вопрос о позиции интеллигенции можно ответить очень кратко – в сегодняшней России интеллигенции нет. Или точней – почти нет. Как в песне Булата Окуджавы – «а на Россию одна моя мама, только что она может одна?» Не могу назвать интеллигентом известного режиссера, который бежит в Президент-отель поучаствовать в выдвижении Путина в президенты, а на вопрос – зачем он это сделал, отвечает – позвали! Не могу назвать интеллигентами директора одной из крупнейших российских библиотек и руководителя одного из самых престижных оркестров, которые в «Московских Новостях» поют осанну Путину в разгар исхода беженцев из Грозного, когда этих несчастных стариков и женщин с детьми бомбят на так называемых коридорах безопасности.

Да, Россия проголосует за Путина, и ее интеллигенция, в массе своей на думских выборах проголосовавшая за молодых реформаторов – Союз Правых Сил, поможет ей в этом. Ведь их неформальный лидер Чубайс призвал голосовать за Путина. И именно интеллигенция первой почувствует все «прелести» нового порядка. Я не хочу этого ни для России, ни для ее интеллигенции. И очень жаль того воздуха свободы и надежды, которым мы дышали в августе 1991 года вместе с Ельциным. Но именно он, семья, окружение являются виновниками сегодняшней безальтернативности выборов, практически, если подходить неформально – ликвидации института выборов и соответственно – изменения всей траектории развития страны не к демократии, а прочь от нее.

Однако ничто – ни такое же, как у меня, ни даже более глубокое понимание российской ситуации – не освобождает нас от обязанности выполнить свой гражданский долг и голосовать. Голосовать за единственного демократического лидера, которым, на мой взгляд, является Григорий Явлинский.

Голосовать вне зависимости от того, кажется ли он лично достаточно или недостаточно симпатичным. Исходить не из штампа, растиражированного масс-медиа, что он только критикует, а ответить самим себе на несколько вопросов. Например – лишит ли Явлинский нас свободы прессы? Будет ли он придумывать законы, тормозящие развитие правозащитных организаций и гражданского общества? Что будет с налогами – особенно для мелких и средних предпринимателей? С землей? Не начнет ли он еще одну войну на Кавказе, или в любой точке наших немеряных границ, или с какой-нибудь республикой, взявшей себе слишком много суверенитета? Не захочет ли, наконец, чтобы российский солдат помыл сапоги в Индийском океане? Ответив на эти вопросы (а может, и на другие), мы обязаны голосовать. И, как в диссидентские времена – «выпьем за успех нашего безнадежного дела». В конечном итоге то дело не оказалось безнадежным!
Оригинал в Welt
Публикация Архива Сахарова (Москва)

Оригинал и комментарии

О последних опросах ППИ и "Рейтинга" от kireev
Только давайте сразу договоримся: если вы считаете, что результаты Зеленского в новом опросе  Передовых правовых инициатив сильно завышены, потому что там слишком молодая выборка, или же вообще, то, что за два дня они опросили 165 тыс. человек - мягко говоря сомнительно, то вы "ломитесь в открытую дверь."  Прошлый опрос, о котором я писал писал тогда выделялся слишком молодой выборкой и cильным выбросом в пользу Зеленского в результатах по сравнению с другими опросами. Зеленский сейчас прибавил еще 4 пункта и имеет более 34%. Но я как электоральный географ, да еще перед интереснейшими президентскими выборами в Украине, которая одна из самых интересных стран с точки зрения электоральной географиии, просто не могу не перепостить их карты по областям. Особенно карта вторых мест там просто потрясно красивая! Хотя и первое мест тоже хороша: Бойко лидирует на Донбассе, Порошенко во Львовской области, Зеленский царствует во всей остальной Украине.



Но карта вторых мест просто классная (хотя было бы лучше, если бы они нормально разделили цвета Тимошенко и Порошенко): Зеленский второй опять же на Донбассе и во Львовской области. Бойко второй на Юго-Востоке, а Вилкул в своей Днепропетровской области. Тимошенко вторая в Центре, Порошенко - на Западе, за исключением Закарпатья и Черновицкой области, где торая опять же Тимошенко. Порошенко так же второй в Киеве, а Гриценко в свой родной Черкасской области.



Тут два варианта: либо они  большие любители, ценители и знатоки электоральной географии Украины и сочинили эти все карты и цифры. Ну или они действительно проводили этот опрос, просто он был плохим по качеству со слишком молодой выборкой, что привело к повышенному результату Зеленского (причем, вероятно, это и было специально сделано в его пользу), но саму электоральную географию сохранило хорошо - выборка-то по числу респондентов просто огромная.Я не исключаю ничего просто потому что не знаю - но хотел бы я быть "мухой на стене" в их офисе (если таковой вообще имеется) и посмотреть на процесс получения этих цифр. Кстати, если бы выборка у них была нормальная по возрасту, то результат Зеленского вероятно и опустился куда-то в средние значения по другим опросам, то есть чего-то фантатистического в результатах тут нет. Есть и другой момент, который заставляет меня считать, что опрос, пусть и некачественный, действительно мог прововодиться, и цифры не были взяты с потолка - об этом я еще чуть позже напишу в другом посте. Но в любом случае, будем к этому всему относиться с большой осторожностью и большими подозрениями, но пока эту у нас единственные такие подробные результаты по всем областям. Разве что руппа "Рейтинг" по каждой области выпускала опросы, но они были проведены еще в конце прошлого года и сейчас сильно устарели.

А пока группа “Рейтинг" опубликовала новый опрос - о нем уже
Вероятно, что Скандал с "Укроборонпромом" уже имеет влияние на оценки положения дел в стране.

Но на рейтинге Порошенко это пока не сказывается, точнее он по сути прекратил рост - разве что в пределах стат. погрешности. Кстати, тут я тоже оказался прав: что это вероятно остановит его рост, но вряд ли приведет к снижению. Зеленский же третий опрос подряд имеет 25%. Бойко снова немножко опередил Гриценко (снятие Мураева + уменьшается эффект от снятия в пользу Гриценко Садового?), немножко поднялся Вилкул - до 3.5%. Но это все слабые изменения. Это предпоследний опрос "Рейтинга“,  последний вероятно выйдет на следующей неделе - надо будет посмотреть будут ли какие-то изменения прямо перед выборами, но, похоже, что примерно в такой ситуации рейтинги к выборам и подойдут.


Есть некоторые изменения в разнице между городом и селом по сравнению с прошлым опросом об этом. Тогда у Порошенко была приличная разница между городом и селом, сейчас уже нет, зато больше она стала у Тимошенко (она вообще лидирует на селе). То есть тут, конечно, хорошо иметь больше, чем один опрос, что бы понять картину. Очень городской электорат у Вилкула, что понятно: у него больше в урбанизированной Днепропетровской области, и вероятно больше всего в его родном Кривом Роге. Но возможно и внутри областей у него больше в городах. И даже в паре у Бойко возможно у него несколько более городкая доля.


Интересно, что примерно одинаковый процент людей теперь ожидает победы трех основных кандидатов:



Ситуация для вторых туров по сравнению с февралем не изменилась, точнее почему-то чуть меньше стало у всех и больше неопределившихся и не голосующих.

Оригинал и комментарии

Американский почтовый эксперимент – итоги от aillarionov
Внимательные читатели этого журнала, возможно, помнят, что почти ровно год тому назад был начат Американский почтовый эксперимент – тест по проверке публичных утверждений некоторых мужчин с пониженной социальной ответственностью, согласно которым письма, отправленные по адресу «г. Вашингтон, площадь Бориса Немцова, д. 1» теперь якобы доходят до посольства России в США.

Удобный повод для подведения итогов почтового эксперимента дает очередная серия заявлений одного из фигурантов дела по введению российской общественности в заблуждение о якобы нахождении российского посольства в Вашингтоне на улице, носящей имя Бориса Немцова.

23 февраля в эфире «Эха Москвы» В.Кара-Мурза, в частности, заявил:
««...я знаю, что настанет день, когда Российское государство будет гордиться тем, что наши посольства в Вашингтоне, в Вильнюсе, еще в очень многих мировых столицах находятся на улицах и на площадях, носящих имя российского государственного деятеля – Бориса Ефимовича Немцова».
«...на карте Вашингтона не так-то много, вообще-то, на вашингтонской топонимике мест, связанных с Россией... И вот теперь с прошлого года есть еще и Площадь Бориса Немцова. Это дань уважения нашей стране. Это дань уважения российским гражданам».

27 февраля на том же ресурсе был опубликован перевод на русский язык «Хронологии появления площади Бориса Немцова в Вашингтоне» из журнала World Affairs, англоязычная версия которой (понятно, кем подготовленная) появилась на его страницах еще в июне 2018 г. В указанном материале содержится та же самая иезуитская формула: «Я знаю, что настанет день, когда российское государство будет гордиться тем, что наше посольство в Вашингтоне находится на улице, носящей имя Бориса Немцова».

Иезуитство указанной формулировки состоит в том, что использование в первой части этой фразы будущего времени (настанет день, государство будет гордиться) позволяет при желании интерпретировать слова, применяемые во второй части этой фразы в настоящем времени (посольство находится на улице, носящей имя), в любом времени – и как событие, уже состоявшееся в прошлом, и как событие, происходящее сейчас, и как событие, какое еще только состоится в будущем.

Поскольку многословные обсуждения, предшествующие обоим процитированным заявлениям, посвящены скрупулезно перечисляемым и тщательно фотографируемым встречам автора с очень влиятельными людьми – сенаторами, конгрессменами, депутатами городского совета, уже завершившимся принятием важного решения, то у не столь внимательного слушателя/читателя непроизвольно возникает впечатление, что улица, на которой находится посольство в Вашингтоне, теперь якобы уже носит имя Бориса Немцова.

Для более придирчивого слушателя/читателя, решившегося обратить внимание на то, что это совершенно не так, то есть на то, что российское посольство сейчас не находится на улице, носящей имя Бориса Немцова, в запасе есть резервный вариант: а разве я утверждал, что это уже произошло? – мол, я говорю о будущем – вот когда улица, на которой находится посольство, получит имя Бориса Немцова, тогда российское государство будет этим гордиться, а посол поставит бюст Немцова к себе на стол.

Как бы то ни было, следует еще раз совершенно бесстрастно констатировать, что вопреки искусно создаваемому Кара-Мурзой ложному впечатлению, будто бы российские посольства в Вашингтоне, в Вильнюсе, еще в очень многих мировых столицах находятся на улицах и на площадях, носящих имя российского государственного деятеля – Бориса Ефимовича Немцова, на самом деле это не так – они находятся по совершенно другим почтовым адресам:

Как это нетрудно проверить, посольство России в Вашингтоне по-прежнему находится по адресу:
2650 Wisconsin Ave., Washington, D.C. 20007, USA; 2650 авеню Висконсин, Вашингтон, 20007;
а посольство России в Вильнюсе имеет следующий официальный почтовый адрес:
Latvių g. 53, Vilnius, 08113; ул. Латвю, дом 53, г. Вильнюс 08113.

О том, что имя Бориса Немцова – и то только символически – теперь носит лишь квартал 2600 (а не 2650, принадлежащий российскому посольству) на Висконсин авеню между улицами Дэвис и Эдмундс, свидетельствует закон Округа Колумбия 22-276, прошедший все стадии согласования и утверждения и сданный в прошлом году в городской архив.

Да, и в вашингтонской топонимике не случилось никаких изменений: в списке городских плаз нет плазы с именем Бориса Немцова.

Почему так произошло?
Этот и несколько сопутствующих вопросов уже не раз задавались в этом журнале.

Почему, например, сенатор Марк Рубио, инициатор идеи увековечивания памяти Бориса Немцова в Вашингтоне, два года назад выступил с предложением переименовать именно официальный адрес российского посольства (и потому мечтал об установлении там таблички зеленого цвета)?

Вот как должна выглядеть улица возле посольства России в Вашингтоне, округ Колумбия. «Площадь Бориса Немцова» напомнит Владимиру Путину и его правительству, что запугивание и убийство оппозиционных деятелей не остаются незамеченными, написал Рубио в своем фейсбуке.
This is what the street outside #Russia’s embassy in Washington, D.C., should look like.“Boris Nemtsov Plaza” would remind Vladimir Putin and his government that the intimidation and murder of opposition figures does not go unnoticed.

А вот как она выглядит сейчас:


В.Кара-Мурза и Ж.Немцова, взяв идею М.Рубио, но последовав рекомендациям М.Захаровой, подменили первоначальный сенаторский законопроект и добились-таки того, что название «Плаза Бориса Немцова» стало лишь символическим, церемониальным (табличка коричневого цвета).

Ответов на задававшиеся ранее вопросы мы так и не дождались.
Зато дождались результатов (теперь, похоже, уже окончательных) американского почтового эксперимента.
Напомню его суть.

16 марта прошлого года на имя пресс-секретаря российского посольства в Вашингтоне Николая Лахотина мною были отправлены 4 письма с немного различавшимися почтовыми адресами:

1. Embassy of the Russian Federation
One Boris Nemtsov Plaza,
2. Embassy of the Russian Federation
One Westminster Plaza,
3. Embassy of the Russian Federation
One Genghis Khan Plaza,
4. One Boris Nemtsov Plaza.

Адрес первого из этих писем полностью совпадал с адресом, который якобы использовал С.Пархоменко.
Три первых письма из четырех имели в адресе упоминание посольства России, давая тем самым подсказку почтовым работникам в случае невозможности обнаружения ими площадей Немцова, Вестминстер и Чингисхана и тем самым увеличивая шансы на доставку эти писем адресату.
Только четвертое письмо имело адрес, точно соответствовавший требованиям, о которых заявляли граждане с пониженной социальной ответственностью, утверждавшие, что почтовые отправления с такой записью будто бы обязательно дойдут до посольства России в Вашингтоне.

О предварительных результатах эксперимента читатели этого журнала уже знают.
Прошел почти год (350 дней).
Теперь можно подвести его окончательные итоги.

Из четырех писем до адресата (Н.Лахонина) дошло лишь одно письмо – с идентификационным номером 70162710000004913621 и адресом:
Mr. N. Lakhonin
Embassy of the Russian Federation
One Westminster Plaza
Washington, D.C.
20007, USA

Очевидно, что добраться до адресата этому письму помогло упоминание в адресе названия посольства. Тем не менее вместо обещанных почтовой службой трех дней письмо шло между двумя точками в Вашингтоне, находящимися друг от друга на расстоянии примерно 5 км (час ходьбы), 13 дней.

Три оставшихся письма до адресата так и не дошли.

Два письма с идентификационными номерами 70162710000004913614 и 70162710000004913645
и адресами «Борис Немцов Плаза» и «Чингисхан плаза» при одновременном упоминании названия российского посольства:
Mr. N.Lakhonin
Embassy of the Russian Federation
One Boris Nemtsov Plaza
Washington, D.C.
20007, USA
и
Mr. N.Lakhonin
Embassy of the Russian Federation
One Genghis Khan Plaza
Washington, D.C.
20007, USA
после почти трех недель скитаний до посольства не дошли, а вернулись отправителю, то есть мне.



(Следует обратить внимание на то, что мой пост «Посольство Российской Федерации, Площадь Чингис-хана, д. 1» о якобы доставке конверта с таким адресом в российское посольство оказался неверным. Этот текст я написал, будучи в то время в командировке и опираясь на данные трекинговой системы американской почты о доставке письма адресату. Каким же было мое удивление, когда, вернувшись из поездки, я обнаружил это письмо в своем почтовом ящике с отметкой почтовой службы «Возврат отправителю»).

Вскоре ко мне вернулось и еще одно мое письмо – имевшее в адресе одновременно и название посольства и упоминание плазы имени Бориса Немцова.



Наконец, письмо с идентификационным номером 70162710000004913638 и адресом, точно соответствовавшим обещаниям лиц с пониженной социальной ответственностью (то есть без упоминания названия посольства):
Mr. N. Lakhonin
One Boris Nemtsov Plaza
Washington, D.C.
20007, USA
до адресата так и не дошло, к отправителю так и не вернулось, и, судя по всему, оно навсегда затерялось в недрах американской почтовой службы:

Tracking History
March 23, 2018
In Transit to Next Facility
Your package will arrive later than expected, but is still on its way. It is currently in transit to the next facility.
March 20, 2018, 5:01 am
Departed USPS Regional Facility
WASHINGTON DC DISTRIBUTION CENTER
March 17, 2018, 12:15 pm
Arrived at USPS Regional Facility
WASHINGTON DC DISTRIBUTION CENTER
March 17, 2018, 12:36 am
Departed USPS Regional Facility
GAITHERSBURG MD DISTRIBUTION CENTER
March 16, 2018, 11:45 pm
Arrived at USPS Regional Facility
GAITHERSBURG MD DISTRIBUTION CENTER
March 16, 2018, 5:36 pm
Departed Post Office
WASHINGTON, DC 20001
March 16, 2018, 11:10 am
USPS in possession of item
WASHINGTON, DC 20001

Таким образом, если вы хотите, чтобы ваше письмо потерялось, то смело пишите: «площадь Бориса Немцова», – тогда и год спустя оно будет бродить между станциями почтовой службы или же застрянет где-нибудь на пересылке. Но если вам когда-либо понадобится писать в российское посольство в Вашингтоне по серьезному делу, и вы все же хотите, чтобы ваше письмо до адресата дошло, то использовать надо настоящий официальный адрес посольства. А не то, чем вас систематически пытались кормить и пытаются продолжать обманывать в течение последних двух лет.

Вы можете спросить: а зачем же тогда вся эта шумная история с т.н. «переименованиями»?
Как и было вполне откровенно сказано и продемонстрировано по вышеприведенным ссылкам, – для церемониальных целей с участием В.Кара-Мурзы и его родственников.

Какая же мораль из всей этой истории?
Нужно ли, и если нужно, то зачем – разбирать все эти подлоги, жульничества, мошенничества?

Нужно.
Потому что все проблемы общества начинаются со лжи.
Лжет власть и лжет цинично.
Вместе с властью, вслед за властью лгут всякие провластные агенты.

Но не менее цинично лгут и некоторые представители т.н. «оппозиции».
А также пропагандирующие их лица с пониженной социальной ответственностью.
Если они так беспардонно лгут сегодня, когда в их руках нет государственной власти, как же они будут лгать, когда у них эта власть появится?

Принципиальной разницы между лжецами – теми и этими – нет.
И нормальным честным российским гражданам одинаково отвратительны и одни и другие.
Свободному российскому обществу ни те, ни эти не нужны.

П.С.
Из комментов – скриншот с сайта USPS
:


Оригинал и комментарии

Пара чубайсовских ножей в спину Бориса Немцова от aillarionov
В эти дни, когда вспоминают Бориса Немцова, стОит напомнить пару историй, которые Борис неоднократно рассказывал. Правда, рассказывал он их без некоторых деталей...

Одна история связана с приватизацией «Связьинвеста» в июле 1997 г.
Немцов так описывал сложившуюся тогда ситуацию:
«Как раз началась борьба за «Связьинвест», и мы с Чубайсом и Кохом решили провести открытый, прозрачный аукцион».
«Мы с Чубайсом решили честно продавать «Связьинвест» — это крупнейшая телекоммуникационная компания: проведем, дескать, аукцион, открытый конкурс, могут быть допущены иностранцы».

Как выяснилось вскоре, прошедший аукцион оказался ни открытым, ни прозрачным, ни честным. Что стало очевидным в ходе т.н. «Дела писателей» и вылилось в последовавшие за ним отставки с государственных должностей и Чубайса, и Коха и других «авторов», получивших по 90 тыс. долларов за ненаписанную книгу.
Но сейчас речь не об этом.

Много лет спустя Немцов вспоминал:
«Мне предлагали договориться с Березовским и Гусинским по поводу приватизации «Связьинвеста»».

Кто были те люди, кто предлагал ему договориться с Березовским и Гусинским?

Одно имя – Татьяна Борисовна – Немцов обнародовал сам:
«В общем, готовили мы сделку, как тут звонок, и Татьяна Борисовна мне говорит: «А вы это решение согласовали с ребятами?» — «С какими? — не понял я. — Телефоны, адреса, явки?» — «Борис Абрамович и Владимир Александрович в курсе?» Я вскипел: «Ты что, сумасшедшая, что ли? Я че, разрешения у них должен спрашивать? Кто они такие?»... — Таня осерчала: «Ты ничего не понимаешь... Привык у себя в Нижнем Новгороде...» — и началась война с олигархами».

А другое имя – Чубайснапомнила Е.Трегубова:
Вот как вспоминал последние предвоенные дни заслуженный ветеран связьинвестовских сражений Борис Немцов:
– В июле Чубайс уехал с женой Машей в Париж. Перед этим мы с ним уже твердо договорились: аукцион по Связьинвесту будем проводить по закону. И вдруг Толик среди ночи звонит мне из Франции и говорит: Слушай, Борь, а может, все-таки нужно по совести, а не по закону? А то меня тут Береза с Гусем достали уже совсем…
Призыв делить госимущество не по закону, а по совести, действительно, был очень популярен в тот момент в тандеме Березовского-Гусинского...
Продолжение знаменитого ночного разговора с Чубайсом, звонившим из Парижа, Немцов описывал мне так:
– Я ему говорю: Толя! Ни в коем случае! Если ты пойдешь с Гусем и с Березой на сделку, я немедленно подаю в отставку! Если хотят получить Связьинвест – пусть платят на аукционе реальные бабки! Нам зарплаты уже стране платить нечем, бюджет пустой!

Вторая история связана с попыткой Бориса Березовского получить «Газпром» в июне 1997 г.
Вот как ее описывал сам Немцов:
Вторая история по поводу бандитского капитализма — это вообще классика: Украина рыдать будет. Борис Абрамович Березовский — внимание! — хотел возглавить крупнейшую мировую энергетическую компанию «Газпром»... от которой зависит судьба и России, и Украины, и Европы, и очень многих стран и людей. Пришел ко мне и говорит: «Давай назначай меня туда руководителем» (а я был не только вице-премьером, министром топлива и энергетики, но еще и представителем государства в «Газпроме»). «Этого не будет никогда, — отвечаю. — Только через мой труп — ясно тебе? К газу ты никакого отношения не имеешь»...
Он на меня озадаченно посмотрел: «Нет, ты не понял. Черномырдин согласен». — «В смысле?» — «Вот полюбуйся, проект решения: «Назначить Березовского председателем совета директоров» — и подпись премьера. Вяхирев, кстати, тоже «за». Рэм Иванович тогда председателем правления «Газпрома» был, а Черномырдин — премьер-министром, моим начальником: мы с Чубайсом у него в замах ходили. В полном шоке ему звоню: так, мол, и так, Виктор Степанович, и слышу в ответ: «Ну, ты...» — знаешь, как он умеет?
— Ни да, ни нет?
— Просто понять Черномырдина может только сам Черномырдин... «Простите, а что означает здесь ваша подпись?» — спрашиваю. «Что я прочитал этот текст». — «Виктор Степанович, вы же премьер-министр! — не выдержал я, — и если стоит ваша подпись — вы, значит, согласны». — «Ну давай, ты все-таки ответственный за это министр, сам разбирайся».

Тут же набираю Вяхирева, а тот просто идиотом прикинулся: «Да ладно, Боря, я же знаю, что ты правильное решение примешь. Ну, пришел человек, пристал ко мне — что я мог сделать?» Вот тут я и понял, что живу в стране победившего бандитского капитализма. Только в его условиях возможен какой-то человек, — да, крупный бизнесмен, неглупый, по-своему харизматичный и яркий! — который управляет страной, назначает на ключевые должности, а теперь захотел еще и «Газпром». Я уперся: «Этого не будет — точка. Пошел отсюда», — и за Березовским закрылась дверь.
Дальше визит в Китай — это я все по поводу бандитского капитализма рассказываю. Там строили гигантскую плотину «Три ущелья», и мы выиграли тендер на поставку турбин. Стройка, действительно, потрясающая — китайцы возвели самую мощную в мире ГЭС: две горы спустили в реку Янцзы и перекрыли русло. Я отправился туда с группой бизнесменов с «Электросилы»... Прилетаю, схожу с трапа самолета, — а это западный Китай, малодоступный — и встречает меня... Березовский.
— В Китае?
— Да, на реке Янцзы. «В чем дело?» — спрашиваю. «Знаешь, мы как-то грубо, неправильно с тобой разошлись — надо все-таки эту проблему решить». Я скрипнул зубами: «Боря, мы уже решили ее. Точка». — «Нет, ты точно не понимаешь, вот Черномырдин...» В общем, ходил за мною как хвост. Китайцы вообще не понимали, что происходит: большая правительственная делегация, ГЭС, турбины, и вдруг человек какой-то — кто он такой? Ну что — не гнать же его поганой метлой. «Ладно, — махнул я рукой, — ходи. Жалко, что ли?»

Вскоре прилетает в Пекин Черномырдин — я, собственно, и готовил его визит. Пришли в наше посольство (бывшее советское),... и тут Борис Абрамович за Черномырдиным увязался: «Надо поговорить!» Заперся с ним в какой-то комнате и давай наушничать: «Виктор Степанович, у вас есть заместитель Немцов, так он ведь за человека вас не считает. Вы что велели? Назначить Березовского руководителем «Газпрома», а Немцов сказал: «Нет!», и вы это сносить будете? Он вас вообще в грош не ставит!» На самом деле, Березовский матом сказал, но я не могу повторением себя осквернить... Виктор Степанович, действительно, русским языком свободно владеет: сплошной мат-перемат, но тут сохранил нейтралитет: «А что я могу с Немцовым поделать? Он преемник...
— ...красавец какой!..
— ...чего ты ко мне привязался?» После этих слов Борис Абрамович вышел и пригрозил, что будет со мной разбираться, поэтому, говоря о стране бандитского капитализма, я имел в виду очень конкретные вещи — то, что Россией управляли не избранный президент, не депутаты, не мэры и губернаторы...

Борис Немцов неоднократно рассказывал эту историю. И каждый раз говорил только о двух высокопоставленных чиновниках, согласовавших назначение Березовского руководителем «Газпрома», – о В.Черномырдине и Р.Вяхиреве. Но он, кажется, никогда не говорил о третьем государственном чиновнике, согласившемся передать «Газпром» Березовскому – об Анатолии Чубайсе.

На совещании у Черномырдина 23 июня 1997 г. – накануне общего собрания акционеров и заседания Совета директоров РАО «Газпром» – трое из четырех его участников – Черномырдин, Вяхирев и Чубайс – приняли решение «от имени Коллегии представителей государства в РАО «Газпром» избрать председателем Совета директоров Б.Березовского».

Все – за исключением Бориса Немцова.




В протоколе совещания в кабинете премьер-министра, заверенном руководителем аппарата правительства В.Бабичевым, напротив трех фамилий стоит значок «п/п» – очевидное получение подписи/согласия на обсуждавшееся решение. И лишь напротив фамилии Немцова стоит «?» – вопросительный знак.
Согласия Немцова на передачу «Газпрома» Березовскому так и не было получено.
К каким последствиям собственно для Немцова и для всей страны это решение привело, сейчас хорошо известно.

Но ради исторической точности фактические описания обоих упомянутых событий должны быть исправлены и звучать примерно так.

Первое событие – приватизация «Связьинвеста»: «Когда началась борьба за «Связьинвест», Немцов решил провести открытый, прозрачный, честный аукцион по его продаже. Накануне его проведения Чубайс попытался уговорить Немцова сфальсифицировать его результаты. Немцов наотрез воспротивился, пригрозив своей отставкой».

Второе событие – назначение руководителя «Газпрома»: «Когда Борис Березовский решил стать во главе «Газпрома», то он получил на это согласие со стороны премьера В.Черномырдина, первого вице-премьера А.Чубайса, а также покидавшего пост председателя Совета директоров «Газпрома» Р.Вяхирева. Единственный человек, кто не согласился с этим, уже практически согласованным, правительственным решением, был Борис Немцов. Только благодаря ему назначение Березовского руководителем «Газпрома» не состоялось».

Оригинал и комментарии

И.Малашенко. Государство специального назначения. Интервью 1999-2000 гг. от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 22.3. Выдержки из интервью И.Малашенко 1999-2000 гг.

11 ноября 1999 г.:
И.МАЛАШЕНКО: ...сегодня газета Сегодня опубликовала сообщения о том, что несколько месяцев назад руководитель кремлевской администрации господин Волошин предлагал господину Гусинскому крупную сумму а именно речь шла о 100 млн. долларов — для того, чтобы он, господин Гусинский, до президентских выборов исчез куда-нибудь из России и перестал служить препятствием на пути Кремля. И за это время господин Волошин собирался, как это называется на современном слэнге, разрулить ситуацию с нашими средствами массовой информации. Я, правда, не знаю, на основании чего он верил, что журналисты и редакторы будут выполнять его указания. Но он почему-то в это верил. Это серьезное сообщение. Дело в том, что это не был разговор один на один. Свидетелем и третьим собеседником в этом разговоре был Сергей Вадимович Степашин, который на тот момент являлся премьер-министром России. И я подчеркиваю, что весь этот невероятный разговор происходил в кабинете председателя правительства Российской Федерации. Ну, если господин Волошин предлагал Гусинскому 100 миллионов не из политических соображений, а из чувств альтруизма, видимо, тогда я не прав. Но я не могу стать на эту точку зрения. Я считаю, что это одно из убедительных доказательств того, что мы, безусловно, имеем дело с политическим заказом...
...думаю, что это сообщение не стало для вас новостью, поскольку очень хорошо известно о том, как устроен сегодняшний Кремль. Он устроен действительно так, так устроена сегодняшняя власть: есть руководитель кремлевской администрации, который находится в исключительно тесных взаимоотношениях с Романом Абрамовичем, который в свою очередь находится в тесных отношениях с Борисом Абрамовичем. Там есть еще небольшое количество других персонажей. Но фактом является то, что эта милая компания на сегодняшний день и пытается определять политическую ситуацию в России. Я хотел бы только, чтобы наша беседа не пошла по слишком предсказуемому пути, сказать одну довольно важную с моей точки зрения вещь. Мне кажется неинтересным и неправильным слишком много говорить об этих персонажах и о сегодняшней российской власти. Эту власть уже не изменить, она устроена так, как устроена. Те люди, которые упомянуты, в частности, в этом заявлении. Те, кто мне не хочется употреблять сильных выражений, употребим литературные устроил вакханалию буквально на первом общенациональном канале и в некоторых других средствах массовой информации их стыдить или разоблачать практически бессмысленно. То, что они делают, они делают с наслаждением. Никакие упования на их совесть не помогут, и в общем-то то, что они делают, можно понять...
Для меня несомненно, что мы сталкиваемся с попыткой информационного рэкета, когда господа Абрамович и Березовский, которые пытаются сейчас выбить деньги из Сбербанка, и в том числе пытаются выбить деньги на предвыборные цели, попросту шантажируют руководство Сбербанка. Эта тактика не нова. Поражает другое: Сбербанк это огромный процент населения нашей страны. Дестабилизация положения Сбербанка — это фактически дестабилизация положения в стране. Я не знаю, как можно охарактеризовать людей, которые ради достижения незначительных по масштабам Сбербанка целей идут на дестабилизацию всего и вся. Это моральный уровень людей, с которыми мы сегодня сталкиваемся...
В 1996-м году стоял очень простой выбор: кто будет президентом страны коммунист или некоммунист. Коммунистом был Зюганов, некоммунистом был Ельцин. Другого реального кандидата не было. Поэтому это был очень конкретный выбор. Безусловно, я в подобной ситуации предпочту всегда некоммуниста, при том, что Борис Ельцин далеко не худший некоммунист. Я вообще когда говорю о Кремле, я хочу, чтобы вы понимали, что я, безусловно, провожу грань между Борисом Ельциным, который займет, безусловно, важное место в истории России, и этим самым его окружением. Да, конечно, Борис Ельцин несет ответственность за свое окружение. Но на него нельзя списать все то, что творят эти самые люди...
...те люди, которые сегодня пытаются руководить страной из Кремля, искренне верят, что буквально любой может быть избран президентом России, если сосредоточить в их руках все финансовые средства — например, средства Сбербанка, о котором сейчас льются крокодиловы слезы — и подчинить своему контролю все средства массовой информации, включая, скажем, телекомпанию НТВ. А сели это не получается, ну, тогда смотрите вчерашнюю газету Коммерсантъ: надо добиться отключения телекомпании НТВ от эфира...
Договориться с Кремлем мы не можем по одной чрезвычайно простой причине: тогда наши средства информации перестанут быть средствами информации и должны превратиться в средства пропаганды. Это не наше занятие. Я вырос в Советской стране и я устал от средств пропаганды. Этот умопомрачительный лозунг, который светился по вечерам на площади Белорусского вокзала — эта замечательная цитата из Ленина про то, что газета есть не только коллективный пропагандист, но и коллективный организатор. Вершина советской мудрости. Я сделаю все, чтобы не вернуться к тем временам, даже если у нас сегодня идеологический гуру не Владимир Ульянов-Ленин, а, видимо, Борис Березовский, интеллектуальней там просто никого нет...
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Ваша так называемая независимость служит фиговым листком для финансовых махинаций Гусинского. Апогеем независимости стал миф о так называемой «семье». С уважением, Илья».
И.МАЛАШЕНКО: Я плохо понял вопрос.
А.ВЕНЕДИКТОВ: О создании мифа телевидением, о «семье».
И.МАЛАШЕНКО: Я должен разочаровать слушателя. К сожалению, «семья» не миф, а реальность. Здесь можно спорить о названии, можно назвать эту ситуацию как-то по-другому, но она заключается в том, что есть максимум полдюжины людей, которые на сегодняшний день узурпировали право принятия всех важнейших решений. За всех. За всех руководителей, чиновников, за всех граждан, в частности, и за Вас, Илья, который задает мне этот ворпос. Мне эта ситуция крайне не нравится, но я могу Вас заверить, что это отнюдь не миф, это самая что ни на есть реальность.
https://echo.msk.ru/programs/beseda/11084/

17 ноября 1999 г.:
И.МАЛАШЕНКО: Если Вы делаете что-то, что неприятно другому человеку или государству, когда речь идет о международных отношениях, Вас как-то поймут, если Ваши действия продиктованы реальными интересами: у человека такие интересы, он их защищает и не может иначе. Действия России в Косово были восприняты как акт немотивированной враждебности, и поэтому это действительно напугало и поразило Запад. Если Вы предпринимаете какое-то враждебное действие по отношению к человеку, и это не продиктовано Вашими интересами, а просто потому, что достал он Вас, не нравится он Вам, у Вас взыграло ретиво, и хочется что-то этакое сделать, естественно, это очень настораживает окружающих, потому что это показывает, что творится у Вас в душе. Аналогия, конечно, не вполне работает на государственном уровне, но произошло что-то подобное. Но главное не это. Главное то, как принималось решение о вводе войск в Приштину. Я проделал небольшое исследование и пришел к очень неутешительной картине. События развивались примерно так. 10 июня президенту Ельцину военные доложили о возможных вариантах действий, в том числе о переброске батальона, фактически усиленной роты из нашего боснийского миротворческого контингента в Приштину. Президент ознакомился с этим планом, конечное решение не было принято. И, насколько я знаю, лишь поздно вечером 11 июня начальник Генштаба Анатолий Квашнин позвонил руководителю кремлевской администрации Александру Волошину, сказав примерно следующее: что он располагает достоверными данными разведки о том, что натовцы начали выдвигать свои войска в Косово, не дожидаясь России (что было неверно). Я не знаю, как именно это произошло, разведки часто ошибаются, у страха глаза велики. Возможно, Анатолий Квашнин добросовестно заблуждался. Я этого просто не знаю. Итак, он сказал, что, по его данным, натовцы стали выдвигаться в Косово, и поэтому ему нужен приказ президента, что делать. Конкретно ему нужен приказ президента на ввод российской роты в Приштину, и он просит в этой связи президента разбудить. Насколько мне удалось реконструировать ситуацию, ответ господина Волошина был примерно следующий: «Это незачем делать, вы можете, вы должны выдвигаться в Приштину». Таким образом, решение было принято двумя людьми: господином Волошиным и господином Квашниным, ни один из которых, согласно российской Конституции, не может подменять собой Верховного главнокомандующего. Иными словами, это решение было принято вопреки и нашим представлениям о том, как эти решения должны приниматься, и российской Конституции.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть ни председатель правительства, ни министр обороны, ни секретарь Совета безопасности (напомню слушателям, что секретарем Совбеза у нас был господин Путин), не участвовали?
И.МАЛАШЕНКО: Совершенно верно. Премьером был тогда Степашин. Насколько я знаю, никто из них не участвовал в принятии этого окончательного решения. Я говорю не об обсуждении, я говорю о приказе. Есть большая разница между любыми обсуждениями и приказом двигаться войскам, приказом, за которым могут наступить достаточно тяжелые последствия. Мы ведь знаем сегодня, что на натовской стороне у некоторых генералов тоже сдали нервы, и они были готовы буквально поставить мир на порог большой войны...
Я не думаю, что он поменял точку зрения. Вспомните биографию Бориса Ельцина. Это биография советского человека. Ему всегда было очень трудно разговаривать с Западом. На самом деле даже в лучшие времена западные лидеры и Ельцин разговаривали на разных языках. Поэтому мне-то не кажется, что Ельцин поменял свою точку зрения, это скорее западные лидеры на многое закрывали глаза или выдавали желаемое за действительное. И сегодня многое из этих вещей становится явным.
https://echo.msk.ru/programs/beseda/11067/

2 декабря 1999 г.:
И.МАЛАШЕНКО: ...нам казалось, что это какой-то случайный эксцесс, дикая выходка Коржакова и Барсукова, которая не будет и не должна иметь продолжения. К сожалению, сегодня, через 5 лет, оглядываясь назад, мы видим, что это не было изолированным инцидентом. Это было начало перерождения российской государственности, возникновения в России очень специфического государства, которое я бы назвал государством специального назначения. Государством, в котором практически основные рычаги принадлежат людям из спецслужб, выходцам из спецслужб, где все большую роль играют военные, и где люди в масках стали частью повседневного пейзажа. Я хочу напомнить, что 2 декабря, если Вы помните эти кадры, кадр человека с автоматом в маске на фоне государственного флага, который висел на Белом доме, производил совершенно шокирующее впечатление. Все понимали, что этого не может и не должно быть. На сегодняшний день мы буквально повседневно видим кадры, как люди в масках участвуют в решении самых разных конфликтов и вопросов. Идет ли речь об Ачинском глиноземном комбинате, о незаконном смещении президента компании «Транснефть» Савельева, о задержаниях подозреваемых в здании суда, о налетах на СМИ, и т.д. К сожалению, мы к этому привыкли, почти смирились, поэтому я с сожалением должен сказать, что дело Коржакова живет и побеждает...
на протяжении нескольких лет ключевым словом в России была экономическая реформа. И мы все надеялись на то, что именно команды реформаторов, которые сменяли друг друга, сумеют найти ответы на те вопросы, которые стоят перед Россией, и выведут Россию на совершенно новый путь развития. К сожалению, печальная реальность заключается в том, что реформаторы в России потерпели тяжелое поражение. Не потому, что им противостояли злокозненные непобедимые силы в лице коммунистов, а прежде всего из-за колоссальных ошибок и просчетов самих реформаторов. Промежуточный итог их деятельности мы видели 17 августа 1998 года, когда фактически состоялся государственный дефолт России, когда правительство расписалось в своей неспособности управлять страной, и обеспечить нормальное, стабильное развитие экономики. Из-за этого в России все большую власть и влияние стали забирать другие люди, которые не очень понимают, что такое экономика. Им говорить-то об этом даже не очень интересно. Например, Владимир Владимирович Путин. Когда он говорит о Чечне, его речь пронизана искренним чувством, эмоциями, личным отношением к делу. Он хорошо понимает, что и о чем он говорит. Когда он говорит об экономике, создается впечатление, что он просто говорит довольно скучный и не очень хорошо выученный урок. Поэтому далеко не случайно, что Владимир Путин является третьим из премьеров последнего времени, который вышел из спецслужб. Я далек от того, чтобы рассказывать байки про заговор ФСБ, которое пропихивает во власть своих людей. Просто такова потребность общества на сегодняшний день, такова позиция элиты, которая разочаровалась в экономических методах решения проблем. Такова плата за неудачи молодых реформаторов. Я хочу напомнить, кто сегодня составляет верхушку нашей политической элиты. Премьер-министр, о нем я уже сказал. Лидер основного проправительственного политического объединения, которое претендует на значительное количество мест в Думе. Я имею блок «Единство» во главе с министром по чрезвычайным ситуациям, Сергеем Шойгу. Это очень показательно. Это очень характерное словосочетание — «чрезвычайные ситуации» — для сегодняшней России. Потому что все проблемы власть пытается решать так же, как решаются чрезвычайные ситуации. Можно эти примеры множить. Я хочу упомянуть только два важных обстоятельства. Например, первый вице-премьер правительства Аксененко... он всю жизнь проработал в министерстве путей сообщения (это не является негативной оценкой, а просто констатацией факта), которое создавалось в сталинские времена, как военизированная структура, сотрудники которой до сих пор ходят в форме, где существует военная дисциплина и фактически военизированный подход к решению любых проблем. Я говорю это не в порядке осуждения. По-другому нельзя. Но когда эти же методы управления переносятся на всю страну, тогда это уже само по себе создает проблемы. И наконец, последнее. Это роль военных в сегодняшней политике России. Эта роль, безусловно, увеличивается, и видимо, в обозримом будущем будет расти...
...и пять лет назад, и сейчас война в Чечне ведется не как военная операция, а как политическая операция. Потому что реальной ее целью являются не некие задачи собственно в Чечне. Целью является власть в России. Непосредственной целью является Кремль. Вдумайтесь, вспомните на минуточку, какие цели этой операции декларировались в последнее время. Для начала нам было сказано, что целью операции является создание зоны безопасности по периметру Чечни. Возможно, частично на ее территории, частично нет. Но речь шла именно о создании зоны безопасности. Прошло очень немного времени, и была декларирована другая цель: уничтожение всех террористов и бандформирований на территории Чечни...
...нынешняя кремлевская команда готова буквально на все ради сохранения власти, ради обеспечения победы своего кандидата на выборах. Я не знаю, какие в этой связи могут быть предприняты действия в Чечне, чтобы доказать общественному мнению, что имеет место маленькая победоносная война, и ничто другое. Какие могут быть использованы методы для расправы с политическими оппонентами и для того чтобы поставить под контроль те СМИ, которые пока еще не подчиняются Кремлю...
...эта история произошла 11 мая сего года, накануне отставки премьер-министра Примакова. В 18 часов я приехал в Кремль к господину Волошину. Я напомню, что в этот день Москва полнилась слухами о том, что завтра в отставку будет отправлен премьер Примаков и на его место будет назначен Николай Аксененко. Мой вопрос господину Волошину был очень простой. Я хотел понимать, к чему готовятся, поэтому я задал прямой вопрос: «Действительно ли Примаков будет отправлен в отставку? Действительно ли на его место будет назначен Николай Аксененко?» Я получил ответ «Да» как на первый, так и на второй вопрос. Я не скрою от Вас, что когда я получил второй ответ, что будет назначен Николай Аксененко, я, возможно, был не совсем сдержан, и реакция моя была примерно такая: «Вы что тут, все с ума посходили?» В ответ на это я получил очень простой и недвусмысленный ответ, который по смыслу звучал так: «Решение принято, и ваше дело — не обсуждать это решение, а реализовывать его». На что я был вынужден объяснить господину Волошину, что мы прожили ту жизнь, которую прожили, и построили то дело, которое создано, вовсе не для того, чтобы заниматься реализацией каких-то абсурдных решений, что в любом случае не входит в задачи СМИ. Разговор продлился довольно долго. Он продолжался в общей сложности 2 часа, но, собственно, в этом и заключался весь конфликт. Вот то, чего потребовал от нас Кремль: «Не ваше дело, какие решения принимаются, ваше дело — обосновывать и реализовывать решения, принятые государственной властью», под которой господин Волошин понимает лично себя и узкий круг своих единомышленников и партнеров...
К сожалению, на сегодняшний день я не вижу оснований говорить, что проблемы России будут решаться гражданскими способами, за счет поиска каких-то эффективных политических решений, развития институтов политической демократии. Они будут решаться военными или полувоенными, силовыми способами. Причем я хотел бы подчеркнуть, что я ведь говорю не о том, что завтра танки выйдут на улицы. Этого скорее всего не произойдет. Но есть много других силовых возможностей у государства. Существует ФСБ, органы прокуратуры, налоговая инспекция, налоговая полиция и т.д., и т.п. Более того, сегодня происходит очень опасный процесс. На сегодняшний день от т.н. четвертой власти, от СМИ остались (извините) почти одни ошметки. Потому что все остальное превратилось в инструмент агитации и пропаганды Кремля. Однако, может быть, еще более тревожно положение третьей, судебной власти. Поскольку по сути дела происходит сращивание власти судебной и власти исполнительной. На сегодняшний день все больше проявляется тенденция судебной власти. Во всяком случае, если мы говорим об арбитражных судах, а в последнее время и о Конституционном суде, все больше проявляется тенденция, чтобы эти судебные органы просто становились на сторону исполнительной власти и в судебном порядке оформляли принятое этой властью решение...
https://echo.msk.ru/programs/beseda/11009/

17 января 2000 г.:
И.МАЛАШЕНКО: ...прошлогодняя думская кампания продемонстрировала, что многие СМИ превращены в средства массовой пропаганды. Прежде всего, это относится к первому общенациональному каналу, который работал исключительно, как средство пропаганды. Соответственно, этому стоит удивляться меньше. Примерно такая же участь постигла и РТР, хотя второй канал выглядит на этом фоне гораздо приличней. И, к сожалению, процесс развития негосударственных СМИ на сегодняшний день находится под угрозой. ..
Простейший пример. Когда в последний день избирательной кампании Примаков объявил о том, что он будет баллотироваться кандидатом в президенты, с нашей точки зрения это, безусловно, была первая новость. На первом канале, который посвятил эту программу в основном пропаганде движения «Единство», эта новость была упомянута где-то на 27-й минуте, так что большинство зрителей ее просто не заметили. Конечно, можно сказать, что мы раскручиваем Примакова, хотя, с нашей точки зрения, это была элементарная профессиональная честность...
...избиратели, население страны видят в президенте, прежде всего, не представителя определенных политических сил, не носителя какой-то программы, а царя-батюшку, спасителя-избавителя, и готовы поддерживать его именно в этом качестве, даже не задавая вопросов, а что, собственно, он собирается делать. И это печальный итог. Что касается хода собственно самой кампании, она выглядит несколько карикатурно, потому что почти все, даже те, кто участвует в президентской гонке, вынуждены констатировать, что «мы, конечно, в гонке поучаствуем, хотя Путин, безусловно, будет президентом». Напоминает старую присказку: «Не добежим, хоть согреемся»....
...правые, о которых Вы меня спросили, по всей логике, должны выдвигать своего кандидата. Они набрали сильную динамику. Понятно, что остановка — это большая потеря. Это не смерть, но это большой удар для такой растущей политической партии. Однако, они попали в ловушку. Они могли бы кого-то выдвинуть, кто-то из лидеров правых, таких как, как принято говорить, знаковых фигур — типа Чубайс, Кириенко, Немцов. У меня есть личное отношение к каждому из этих людей, я говорю просто о спектре возможностей. Будут они это делать — я думаю, что нет. По одной простой причине — давайте называть вещи своими именами — все боятся Путина...
...у нас возникает авторитарный режим, опять-таки в научном смысле слова, не как оценка. Те авторитарные режимы, которые снискали какую-то благодарность потомков и вообще заслужили неплохие отзывы, — это были режимы, которые осуществили экономические реформы... Ну, создавалась либеральная экономика, но они действовали не совсем либеральными методами часто. Да, речь идет о либеральной экономике, идет ли речь о Южной Америке, Корее и т.д. И это повестка дня Путина, которую он должен будет осуществлять. А про что это? Мы же ничего не знаем, мы ничего не знаем об экономических воззрениях Путина. И нет человека, который бы это олицетворял. Чубайс мог бы олицетворять вот этот вектор экономического развития. И тогда все бы стало ясно.
https://echo.msk.ru/programs/beseda/10818/

28 марта 2000 г.:
И.МАЛАШЕНКО: Если называть вещи своими именами, то сегодня руководитель администрации — Волошин, руководитель правительства — Касьянов. И журналисты спорят в основном о том, кто из них в большей мере контролируется Романом Абрамовичем. Я не думаю, что это самый принципиальный спор, что это тот спор, который должен вестись вокруг таких фигур. Потому что если один из них или оба сохранят свои позиции, это будет очень мощным сигналом, что на самом деле ничего не изменилось и никакой новой политической реальности, о которой Вы меня, собственно, спрашиваете, нет и в помине...
...декабрьские выборы были, что называется, не про идеологию. Там выбор шел не между левыми и правыми, коммунистами и демократами — называйте, как хотите. Выбор шел, прежде всего, между теми, кто олицетворял собой силу и мощь государства, и теми, кто выступал за более мягкий, аморфный в глазах избирателя подход к такого рода проблемам. Поэтому Путин, который продемонстрировал силу и жесткость в Чечне, получил голоса. Правые, которые его поддержали и тоже вели себя весьма агрессивно и убедительно, я имею в виде прежде всего Чубайса, тоже получили неожиданно много. А вот коммунисты, которые вроде как и говорили про силу государства, но от этого отдавало каким-то нафталином, чем-то советским, безнадежно ушедшим. Поэтому многие избиратели от них отшатнулись. Но эффект этот проходит, и мы снова возвращаемся в тот политический расклад, который, как казалось, был преодолен на декабрьских выборах...
Я этих людей называю поколением 52-го года, потому что, если осмотреться вокруг, их много. Это и Степашин, и Явлинский, и Путин, и Скуратов, и бог знает кто еще. Смена поколений произошла. Тем не менее, я не знаю, можно ли называть это новой Россией в политическом смысле. Пока что я уверенно могу сказать, что мы имеем дело с послеельцинской Россией, с послеельцинским политическим режимом...
А.ВЕНЕДИКТОВ: Геннадий Зюганов у нас в эфире сказал, что президентские выборы 2000 года — это был выбор между КПРФ и КГБ. А Вы говорите о союзе.
И.МАЛАШЕНКО: Замечательно. Я просто напомню, что Лубянка от Старой площади буквально в двух шагах. Говорят, что там и подземная коммуникация имеется. Как раз ничего необычного здесь нет. Существовал прочнейший союз КПСС и КГБ. То, что они разошлись и сейчас изображают двухпартийную систему, по логике Зюганова, — ну, такая игра. На самом деле, я не отношусь к этому очень серьезно... ...конечно, КГБ предпочтительнее, чем КПСС. Мы знаем даже из социологических опросов, что Путин воспринимается многими людьми, как своего рода Штирлиц. Я думаю, что, безусловно, в зюгановской метафоре есть рациональное зерно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не люблю вопросы «Что было бы, если бы», но задам Вам такой вопрос. Если бы во второй тур вышли Зюганов и Путин, Вы бы сами за кого голосовали? Что для Вас предпочтительнее?
И.МАЛАШЕНКО: Я не думаю, что это выбор между КГБ и КПСС. Я все-таки рассматриваю выбор между Путиным и Зюгановым как выбор между коммунистом и некоммунистом. Естественно, я в любых обстоятельствах голосовал бы за некоммуниста, так что здесь выбор достаточно очевиден...
А.ВЕНЕДИКТОВ: Известный американский финансист Сорос... заявил сегодня, я цитирую по «Интерфаксу», что «правление в России Владимира Путина будет скорее всего авторитарным и националистическим»...
И.МАЛАШЕНКО: ...если он решит, что в его интересах — использовать средства массовой информации как средство пропаганды, некоторые СМИ надо просто уничтожить. Такие, как НТВ, «Эхо Москвы». Можно прикрываться любыми разговорами: что это мы не СМИ прикрываем, а меняем собственника, например. Но на самом деле речь будет идти именно об этом. Понятно, что под ударом окажется и целый ряд газет, таких как «Новая газета», «Общая газета» и многие другие. Второй вопрос: готова ли политическая элита и общество в целом смириться с такими попытками. Этого мы пока не знаем. Но в данный момент выбор за Путиным, безусловно.
https://echo.msk.ru/programs/beseda/10479/

Оригинал и комментарии

В Северной Корее проголосовали все и не ошибся никто! от kireev
10 марта прошли парламентские выборы в Северной Корее. Принято считать, что на таких выбрах явка бывает 99.99%. Но на самом деле, не все так просто, о чем я писал пять лет назад после прошлых выборов. 100% явку перестали объявлять после прихода к власти Ким Чен Ира, а стали объявлять 99.97% или 99.98%. А как было на этих выборах? В статье в Википедии написано, что 99.99%. Но на самом деле, и тут дело сложнее. Оказывается, явка по сути составила 100%: в 18 часов  ЦИК Северной Кореии сообщила, что ВСЕ избиратели проголосовали, за исключением тех, которые разботают за рубежом, находятся в плавании в море, Но этим категориям тоже, скорее всего, как-то предоставили возможность проголосовать. Или нет? Там же написано через два дня 12 марта ЦИК сообщил, что явка была 99.99%. Явка на выборы в Северной Корее обязательна, но может быть для этих двух категорий делют исключение, и только поэтому 99.99% получается? Не знаю.

Но далее там еще примечательный момент, который понравится любителям выборов и статистики: ЦИК Северной Кореи сообщил, что "100% избирателей проголосовали за зарегистрированных кандидатов". Выбора на "выборах" нет: один кандидат на одно место, и приведен список избранных кандидатов по всем 687 округам. Но тут любители выборов и статистики обратят внимание на то, что даже если в бюллетене всего один кандидат, то все 100% избирателей не могут проголосвать за этих кандидатов, так как неименуемо кто-то из этих миллионов просто забудет оставить галочку или как они там голосуют, или оставит ее не в том месте, или случайно унесет бюллетень и т.д. и т.п. Когда миллионы людей что-то делают, то 100% точности, наверное, ни в чем не может быть (или есть пример обратного?), а уж опыт выборов говорит, что 100% точности не может быть даже при куда меньшем количестве проголосовавших.

То есть явку 100% я еще могу представить при обязательном голосовании (и то с трудом: кто-то напился и где-то лежал отсыпался и его не нашли? Что-то в таком роде, сценарии еще можно придумать), но 100% точность при голосовании обеспечить невозможно, даже если бюллетени будут заполнять сами члены избиркомов (помните, как в России они в некоторых случаях даже перепутали графы?).

Оригинал и комментарии

И.Мурзин: Яшин – лжесвидетель от aillarionov
Смотрим видео, как ФСБ похищает Дурицкую с места убийства Немцова, которое затем Яшин попытается дезавуировать лжесвидетельством в суде. Часть 2.

Итак напомню, в первой части представления моего иска о защите чести и достоинства к НТВ я довольно недвусмысленно намекнул, кто такая Дурицкая, какой потенциально-убийственной информацией (в прямом и переносном смысле) она обладает, и что будет, если только она заговорит. И чтобы вы более наглядно понимали, какая она на самом деле потенциальная бомба для Кремля, – я готов пояснить это на простом примере. В интервью немецкой газете «Франкфуртер Альгемайне» великий немой Анна Дурицкая вдруг заговорила. Не прошло и 4 года, как она припомнила некие детали... так, пустячок, безделицу о том, что случилось с нею на мосту 27.02.2015:

"После убийства двое сотрудников спецслужб в штатском отвезли её прямо с места происшествия в полицейский участок. «Я должна была подписать обязательство, что ничего не расскажу о том, что там произошло»".

И разумеется никто в мире этих откровений не заметил, тогда как для меня это был настоящий эмоциональный шок. То, что Дурицкую с БММ увезли в ближайшее отделение полиции "Китай-город" не полицейские, а два ФСБэшника в штатском, я знал ещё полтора года назад, но никак не решался об этом написать, потому как в материалах дела вокруг Дурицкой умышленно набросана куча всевозможной дезы, сбивающей с толку. Тогда как теперь, когда она сама подтвердила данный факт, сомнений не осталось, и я готов представить общественности этот бомбический сюжет.

И, разумеется, у этого сюжета есть предыстория. Ровно два года тому назад, на вторую годовщину убийства Бориса Немцова, Андрей Илларионов выступил с публикацией "Кто автор этой лживой версии" и чуть позже с письмом, в которых прямым текстом обвинил Илью Яшина (и косвенно адвоката Дурицкой Вадима Прохорова) в клевете, лжесвидетельстве, предательстве в деле убийства их товарища. И, если вкратце, то суть его обвинений сводилась к мысли, что Яшин сознательно лгал как в интервью Дождю, так и позднее в суде (а последнее, между прочим, является тяжким уголовным преступлением), тогда, как по мысли Илларионова, истинной целью его вранья, был банальный перевод стрелок в организации убийства Немцова с Кремля на "кадыровцев".

И, если по-честному, то мне тогда показалось, что Андрей Николаевич явно погорячился с публикацией, ибо, чтобы выдвигать такого рода серьезные обвинения без последствий для себя (чтобы самого потом в суд не потащили), ему, как минимум, не доставало трех ключевых документов: показаний Яшина на следствии, показаний Яшина в суде, а также не было того самого видео, по которому слова Яшина можно было тупо перепроверить с фактурой. Т.е. Илларионов мог лишь высказать свое суждение, тогда как реальными доказательствами он не располагал.

У меня же на тот момент указанных документов тоже не было. Частично они появились в марте, а полностью – лишь к середине лета 2017-го. И понятно, что уже тогда, летом, я бы мог расставить все точки над "i", но.... к сожалению, актуальность темы к тому моменту прошла, а писать в пустоту было неинтересно.

Но зато сейчас, в связи с приведенным выше заявлением Дурицкой и моим иском к НТВ, тема стала просто архи-актуальной, самое время поговорить о ней вновь. Посему напоминаю, что говорил Яшин до появления в сети видео ТВЦ.

Яшин на Дожде:
"Я говорил с ней (с Дурицкой) до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось. Я успел приехать на мост до того, как ее увезли сотрудники полиции. Мы обменялись с ней несколькими фразами, после чего ее увезли на допрос и допрашивали до 5 утра."

Он же:
"ФСОшники, сотрудники полиции, которые оказались там буквально сразу после убийства, я приехал через 20 минут – там уже было несколько машин полиции, Следственный комитет, скорая помощь и т.д. "

Он же:
"Дурицкая же была в шоке и ничего мне по сути сказать не успела за те несколько секунд, что я видел ее на мосту. Успел лишь обнять ее, после чего полицейские увели Аню обратно в машину."

На следствии Яшин вообще ни словом не обмолвится, что в тот день был на мосту и что-то видел, либо что-то слышал. Тогда как в суде он фактически полностью меняет свои показания, вот что он отвечает на вопросы Прохорова согласно стенограммы суда:



Одновременно Стенограмма "Открытой России" дополняет слова Яшина некоторыми нюансами:
Чуть раньше полуночи я был там.... были несколько сотрудников полиции и полицейская машина, из нее выбежала Дурицкая и повисла у меня на плечах в истерике. Мы успели перекинуться только парой слов, после этого ее почти сразу увезли в отделение.

Или, иными словами, в противовес тому, что он говорил ранее, у нас получается следующая картина:
- Ему позвонила Ольга Шорина (не Дурицкая),
- он прибыл на мост до полуночи,
- была всего одна полицейская машина и только пара сотрудников,
- в ней находилась Дурицкая,
-
назад ее увели сотрудники в штатском (а не полицейские),
-
и они же (не полицейские) увезли ее в отделение, при этом ни о каком допросе Дурицкой до 5-и утра Яшин в суде не говорит.

После чего, согласитесь, данные показания кардинально всё облегчают: одно дело – отследить отъезд Дурицкой, когда там было несколько машин и куча полиции в светоотражающих жилетах, что под лампами светятся белым светом не хуже, чем её шуба, а другое дело – когда машина была всего одна, и при ней только два полицейских. Ибо первая полицейская машина, в которой действительно было только двое полицейских, прибыла в 23:42, вторая машина с 4-мя полицейскими подтянулась через 5 минут в 23:47, и ещё следом приехала скорая в 23:51, а в 23:52 машин на месте убийства стояло уже пять.

Таким образом, из показаний Яшина однозначно вытекает, что отъезд Дурицкой в "отделение" в сопровождении "людей в штатском" мог состояться лишь в период времени между 23:42 и 23:47.

Посему смотрим внимательно это эксклюзивное видео (которое никто пока ещё не видел) и разбираем пошагово: что на самом деле скрывается за словами Яшина "и сотрудники в штатском быстро увезли Дурицкую с места преступления", откуда и когда они ("сотрудники в штатском") прибыли, чем занимались, а также на каком автомобиле и куда они увезли Дурицкую.


https://www.youtube.com/watch?v=LNMZ2_A79Dg

И, как мы видим, начинается всё довольно странно: "двое в штатском" как будто бы выходят из стены Храма ВБ в 23:33:15 и медленно начинают движение в сторону БММ. При этом странность здесь ровно в том, что, если вы покрутите видеозапись ползунком вперед-назад до начала нападения на Немцова, то заметите, что эти двое, в эту точку, за столб, ниоткуда не пришли, а скорее всего находились там уже некоторое время и наблюдали происходящее на мосту. И, кстати, вывод этот – что в момент убийства Немцова там могли находиться люди – я сделал еще 2-го марта 2015 года, когда приехал из Питера в Москву и стоял точно в этом месте на горочке у ХВБ, уж больно оно было подходящим для наблюдения и корректировки. Где даже без всякой оптики, отсюда видно всё как на ладони: подходы, отходы, лестница.



При этом также обратите внимание на то, что время выхода этих двоих из-за столба 23:33:15 совпадает по времени, когда "свидетель" Молодых отойдет от лежащего Немцова в сторону мусороуборочной машины. По моей версии, именно в этот момент он должен был сообщить руководству по внутренней связи, что Немцов не убит, а только ранен, и с этим срочно нужно что-то делать прежде, чем сюда нагрянет полиция, что полагаю и стало командой для появления из-за столба этих двоих. Единственная разница здесь только в том, что "свидетель" Молодых вышел из-за остановки, чтобы разбираться с Немцовым, а "двое в штатском" вышли из-за столба, чтобы разбираться с Дурицкой, которая сейчас стала ненужным свидетелем (откуда понятно, если Немцов с Дурицкой были бы убиты первым стрелком, то в последующем появлении "свидетеля" и "двоих в штатском" не было бы никакой необходимости, они бы исчезли из своих мест ожиданий также незаметно, как там и появились).

А потому на видеозаписи "двое в штатском" никуда не спешат, а скорее терпеливо ждут, когда Молодых закончит свою работу, после чего они смогут пообщаться с Дурицкой тет-а-тет. Наконец, в 23:37 они доходят до того места, где лежит тело Немцова, над которым стоят Дурицкая и "свидетель".

Полагаю, что в этот момент (а точнее: в промежутке времени 23:37:05 – 23:37:17) "двое в штатском" представились Дурицкой, предъявив ей свои служебные удостоверения.

В 23:37:17 к этой группе задним ходом сдаёт белый автомобиль. Скорее всего из него этим "двоим" жестами указали, что не следует тут торчать на виду у всех перед проезжающими регистраторами. После чего они мгновенно реагируют, хватают Дурицкую под руки и утаскивают на лестницу.

И то, что им из машины никто не угрожал, свидетельствует тот факт, что далеко они не ушли, а просто притормозили вместе с Дурицкой на лестничной площадке.

В 23:42:30 подъезжает полицейская машина, из нее выходят двое полицейских. Тут же, навстречу им с лестницы выдвигаются "штатские" и с ними Дурицкая. После недолгой беседы, в 23:43:18, полицейские теряют всякий интерес к этим троим и идут заниматься своими делами. И полагаю, это было вызвано исключительно тем, что мгновением раньше "штатские" показали им ФСБэшные корочки, так как никакого другого логического объяснения там просто быть не могло, в противном случае все трое сидели бы уже в полицейской машине.

В 23:43:49 "штатские" и вместе с ними Дурицкая, зачем-то возвращаются на лестничную площадку. Скорей всего они вернулись туда, чтобы длинный смог забрать свою сумку, оставленную там перед тем, как они вышли пообщаться с полицейскими. В 23:44:00 они же возвращаются с лестницы назад, после чего один из "штатских" в 23:44:07 стаскивает Дурицкую через бордюр на проезжую часть (видно, что бордюр высокий, и ей приходится с него спрыгивать). Далее первый проводит ее перед бампером полицейского автомобиля, второй двигается вслед за ними. В 23:44:15 они по очереди перекрывают своими телами сначала правую фару, затем в 23:44:19 – левую. Проходят вдоль борта авто и останавливаются в таком порядке: спереди скорей всего маленький, посередине Дурицкая и замыкает процессию длинный с сумкой.

При этом, обращаем внимание, что обоих полицейских сие странные перемещения троицы (по коим очевидно, что все трое собираются куда-то валить) – никак не интересует и не напрягает. Полицмейстеры преспокойно снуют туда-сюда, что означает, что их полицейские бляхи просто мусор в сравнении с корочками ФСБ, что предъявили им эти "двое в штатском".

При этом из местоположения, где сейчас столпились эти трое, также понятно, что, если они ожидают здесь машину, то она сможет встать только во втором ряду, что "двоих в штатском" похоже никак не смущает.

И вправду, через 16 секунд, в 23:44:35 к полицейскому авто подчаливает черная машина с включенной мигалкой над водительским креслом, которая, если приглядеться на заднем плане, в момент выезда с Варварки на мост, летела что-нибудь под сотку. Несмотря на включенную мигалку водитель авто не стал понтоваться и парковаться во втором ряду, а аккуратно пристыковался вслед за машиной полиции.

После чего трое – в том же порядке, как стояли, – продвигаются к задней правой двери и грузятся в черное авто в течение 15 секунд. В 23:44:53 проблесковый маячок на машине гаснет, она чуть сдает назад и выезжает на дорогу. Через 60 м машина в нарушение всех ПДД, разворачивается на мосту и едет в обратную сторону, пересекает Варварку, выезжает на Ильинку, и далее мы ее видим в камере ГУМа. А еще через 50 метров эта машина должна будет повернуть налево, во двор отделения полиции Китай-город по адресу ул. Ильинка 3/8.

А то, что Дурицкую привезут именно сюда, во-первых, помимо ее самой, подтверждает Яшин показаниями в суде:
"Мы успели перекинуться только парой слов, после этого ее почти сразу увезли в отделение".

Во-вторых, об этом же говорит биллинг телефона Дурицкой. Согласно детализации, свой первый звонок об убийстве Немцова и все последующие, она сделает начиная с 23:49:24 и, как мы видим, несмотря на то, что Дурицкой на мосту уже нет, передающие станции остаются всё теми же – Варварка 14 и Ильинка 4, которые покрывают как территорию БММ, так и отделение полиции Китай-город.

Кроме того, то, что мы с Яшиным оказались правы, и отъезд Дурицкой в сопровождении "людей в штатском" состоялся именно в момент, когда на мосту была всего одна полицейская машина и двое полицейских, доказывает и то самое легендарное интервью Дурицкой Дождю, где 02.03.2015-го она расскажет , что с ней было, после того как с моста уехала мусорка:
— Что произошло, когда приехала полиция и через сколько она кстати приехала?
— Приблизительно через 10 минут приехала.                  
— Что произошло — вы сразу сказали, что убит Немцов? Как все происходило после приезда полиции?
— Я не помню, что было дальше.

И где понятно, что всё, что она говорит, – чистая правда. Полиция приехала через 10 минут, а дальше она не помнит – ровно потому, что для нее никакого "дальше" просто не было, её сразу же увезли, причем не полицейские, а сотрудники "в штатском", и с полицией она вообще не общалась, это делали за нее "штатские".
— Вас забрали на допрос сразу же или вы оставались еще на месте преступления?
— Сразу же.

Хотя на вопрос: "куда увезли" – выясняется, что несмотря на многократный повтор ведущего Дурицкая, в отличие от Яшина, этого момента не помнит (а вспомнила лишь сейчас, через 4 года):
— Вас сразу же увезли? Куда вас увезли и долго ли вас допрашивали?
— Меня допрашивали до утра.
— А где, Анна?
— Я не помню.
— Это был полицейский участок, ОВД, или вас увезли в один из следственных департаментов ФСБ, Следственного комитета?
— Я не помню.

То же самое происходит и в интервью Эхо Москвы. Всё, что Дурицкая помнила, касалось только до приезда полицейской машины:
И.Воробьева: И, соответственно, потом приехала полиция, но она приехала через какое-то длительное время или достаточно быстро?
А.Дурицкая: Достаточно быстро.
И.Воробьева: Скорая помощь прибыла тоже на место, я правильно понимаю?
А.Дурицкая: Я не помню, я потом села в автомобиль полиции и ничего после этого не видела и не помню.

И понятно, почему не видела и не помнит. Ведь, как я уже говорил выше, скорая приехала в 23:51, а Дурицкую увезли в 23:45, и потому на все однотипные вопросы, что было после, Дурицкая отвечает, как учили, что она не помнит, хотя правильнее было сказать, что она не знает.

Отсюда особенно смешно в этом плане выглядят потуги следствия надавить на свидетелей, чтобы те, кто приехал позже, хотя бы подтвердили, что Дурицкая сидела в полицейском авто. В частности, из 4-х человек экипажа скорой, только один врач скажет, что видел Дурицкую, которая якобы ходила из полицейской машины туда и обратно. Тогда как все остальные либо просто не упомянут девушки, либо скажут так, как один из фельдшеров:



И где ясно, что так не бывает, чтобы в метре от вас ходила некая приметная девушка, но из 4-х человек видел бы ее только один.

При этом из последующего общения Дурицкой с ведущим Дождя:
Что делали прохожие после того, как все случилось?
— Я не хочу отвечать на эти вопросы по поводу ситуации, которая произошла на мосту. Я не хочу говорить об этом.
— Вам запрещено это следствием?
— Мне не запрещено. У меня очень тяжелое психологическое состояние. И я не могу сейчас больше говорить об этом, мне плохо.
— Это сотрудники Следственного комитета, или представители МВД или ФСБ? Вы видели их удостоверения?
— Я не видела их удостоверения, нет.

После ее последнего сенсационного заявления однозначно вытекает, что мало того, что она видела на мосту фсбэшные корочки этих "двух в штатском". Но и обязательство молчать в отделении полиции, куда ее привезли прессовать, она давала вовсе не следствию и не полиции, а всё тем же "сотрудникам спецслужб в штатском".

Итого, что мы имеем по факту?
Является ли Яшин лжесвидетелем, клеветником, предателем?
Безусловно да, представленные выше протокол судебного заседания с показаниями Яшина, а также видео, однозначно доказывают,
что Яшин – лжесвидетель!

Он не мог присутствовать на БММ в период времени с 23:42 по 23:47, когда на нем были только один полицейский автомобиль и двое сотрудников полиции.
Он не мог видеть там Дурицкую, сидящую в автомобиле.
Он не мог видеть Немцова лежащего с открытыми глазами (тело Немцова перевернут значительно позже, когда туда приедет следствие).
Он не мог видеть "сотрудников в штатском", уводящих Дурицкую в полицейский автомобиль.
И он тем более не мог знать, что Дурицкую повезут в "отделение" (о последнем событии вообще никто не мог знать до тех пор, пока 19 января 2019 года об этом здесь вдруг не заявит сама Дурицкая).

Но вот только сейчас, когда мы воочию можем наблюдать эту видеозапись, получается, что масштаб его вранья превосходит все ожидания. Оказывается приоритетом лжесвидетельствования Яшина на Дожде и в суде было вычленить любое упоминание ФСБ на мосту, мол, и духа их там не было... Какая-такая ФСБ? Не было никого. Она в полицейской машине сидела, и я, Яшин, кто первым туда добежал, – видел это собственными глазами!

Тогда как сейчас, после того, как Дурицкая проговорилась, что на мосту ее прессовала именно ФСБ, и один из моих вопросов (№48), что я ранее задавал здесь, отпал сам собой,получается, что всё рушится: вольно или не вольно, но Дурицкая своими откровениями может утащить в тартарары не только какого-то Яшина, но и куда более крупную рыбу, кто всё это время скрывал истинных виновников убийства Немцова.
https://sakralnaya-azhertva.blogspot.com/2019/02/2.html
http://www.kasparov.ru/material.php?id=5C73EAAB6B2BB

Оригинал и комментарии

Как интересно... от afranius
Кортеж Медведева парализовал центр Люксембурга
-- https://www.znak.com/2019-03-06/kortezh_medvedeva_paralizoval_centr_lyuksemburga?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Зачем. любопытно, его в тот Люксембург понесло -- безо всяких предварительных объявлений, насколько я понимаю?
Напомню: Люксембург -- это "последняя прачечная Европы" ("Закрываются последние лазейки: ЕС заставляет Люксембург перестать отмывать деньги" -- https://aftershock.news/?q=node/700921&full ).
Толику налички снять с номерных счетов -- а то в дому денег ни копья, с той поры как братьев Магомедовых и Аршаукова посадили?

Оригинал и комментарии

Почему и как они придумали Путина. Часть 19. Три интервью В.Путина 1998 года от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 19. Размещенные ниже выдержки из трех интервью директора ФСБ В.Путина: одно – корреспонденту газеты «Коммерсант» С.Слюсаренко 30 июля 1998 г. и два –корреспонденту газеты «Известия» Е.Трегубовой 19 декабря и в конце декабря 1998 г. – напоминают о том, кем именно В.Путин был приглашен на пост директора ФСБ, какие взгляды он тогда имел, какую программу действий на этом посту он начал осуществлять.

Владимир Путин: у меня большой опыт работы в КГБ СССР. Интервью С.Слюсаренко, Коммерсант, 30 июля 1998 г.:
Вас наверняка кто-то рекомендовал президенту, ведь подобные решения просто так не принимаются. С вами кто-то встречался, вел предварительные переговоры?
Я знаю, причем точно, что это решение президента. Свое мнение, видимо, высказал руководитель администрации президента [В.Юмашев. – А.И.], по предложению которого незадолго до этого меня назначили его первым заместителем, а также премьер [С.Кириенко. – А.И.]. Я был знаком с Кириенко еще до того, как он стал министром, а затем и премьер-министром. У нас сложились хорошие деловые и личные отношения...
ФСБ сейчас находится на стадии реформ. Вы будете продолжать то, что начал Ковалев, или у вас есть свои новаторские идеи?
Для меня эта структура не новая. У меня большой опыт работы в КГБ СССР... Одно могу сказать точно: массовых увольнений в ФСБ не будет... можно ведь пойти и по другому пути — не набирать новых сотрудников на места тех, кто увольняется в силу возраста, здоровья или чего-то еще. Здесь главное — не навредить, сохранить важные, нужные подразделения. Часть подразделений можно перелить в те структуры, которые требуют усиления. На вольные хлеба мы не будем никого отправлять...
И что это за направления?
Борьба с экономическими преступлениями...
Борьба с экстремизмом, в том числе и с политическим,— тоже приоритетное направление...
Важное направление — противодействие иностранным спецслужбам...
Взять тот же "Интернет". В его сетях циркулирует огромное количество информации... Поэтому отдел, связанный с компьютерными разработками внутри ФСБ, также будет усилен...
Будет усилено и направление борьбы с терроризмом...
Спецподразделения не будут сокращать, их будут усиливать...
У ФСБ и МВД разный стиль работы. Милицейские подразделения всегда были на переднем крае борьбы с преступностью. А бороться с преступностью нельзя, не проникая в среду. А это всегда процесс сложный — среда влияет. И поэтому когда говорят, что, вот, в ФСБ обстановка более здоровая, это не потому, что в МВД люди хуже, а потому, что чекисты на этом переднем плане не работали никогда. Они шпионов ловили, контрабандистов, работали среди диссидентов. Интеллигентная публика, понимаете. Это требовало соответствующих кадров в органах КГБ. Эти люди должны были со своими визави говорить на одном языке. Поэтому и брали их в институтах, чтобы они могли работать и с творческой интеллигенцией, и со специалистами научно-технического профиля. Поэтому и разница в кадрах такая...
Стукачи будут
...важно не только сохранить, но и наладить приток свежих кадров — и это уже наша работа. Нужны деньги, четкие задачи, усиление дисциплины, идеологическая поддержка и соответствующая политика в СМИ.
Откуда хотите черпать кадры?
Из народа, откуда же еще?
То есть как раньше — ваши ребята будут подходить к способным студентам четвертого-пятого курсов и предлагать поработать на "контору"?
Примерно так. Впрочем, это было всегда. Для начала студента изучали и лишь потом делали предложение. Кстати, именно так и меня на работу в КГБ пригласили. В одной из аудиторий юридического факультета Ленинградского университета состоялась беседа, я был тогда в начале пятого курса. Мне предложили работать в госбезопасности. Я сразу согласился...
Телефон доверия, заведенный Ковалевым,— он так уж необходим? У вас ведь и так много источников информации, зачем еще и стукачи?
Сотрудники органов безопасности всегда относились к людям, с которыми работали, к источникам информации как к коллегам...
...в 1991 году вы ушли из органов. Почему и с какой формулировкой?
Написал рапорт по собственному желанию... Хотя уволиться было сложно, и я был удивлен тем, как легко меня отпустили. А я был преуспевающим офицером и делал неплохую карьеру по линии внешней разведки...
Будут ли у вас в ближайшее время встречи с президентом и премьером?
ФСБ прежде всего президентская структура, и как президент скажет мне, в каком режиме работать, так я и буду. Пока президент отдыхает, и никаких установок я от него не получал. Вот он приедет из отпуска, вызовет меня, тогда все и прояснится.
https://www.kommersant.ru/doc/202599

Владимир ПУТИН: Верните "железного Феликса" на площадь – только потом не пищите! Интервью Е.Трегубовой, Известия, 19 декабря 1998 г.:
- В последнее время во властных коридорах ходили слухи о вашей отставке. Как вы думаете, к чему бы это?
- Если кто-то такое говорит, то здесь может быть несколько целей: уменьшить влияние директора ФСБ, посеять чувство неуверенности в руководящем и оперативном составе службы. Уменьшить управляемость. А в основе лежит страх. Страх перед органами безопасности.
- Чей страх?
- Тех, кто распространяет эти слухи.
- Вы можете назвать первоисточник этих слухов?
- Я не знаю, мне об этом никто не говорит. Я вот недавно с президентом встречался, он, конечно, меня, как обычно, "выдрал" за некоторые вопросы. Ну, он начальник – так и должно быть. Но в целом президент говорил очень доброжелательно, и у меня есть чувство полной поддержки со стороны президента...
А что касается моей отставки, то сам факт ясен: президент четко заявил, что он не собирается баллотироваться на третий срок. Значит, мы с вами понимаем, что будущий президент, конечно, на этом месте захочет иметь квалифицированного, но преданного ему человека. Ясно, что мне придется уйти. Борис Николаевич знает, что я к этому отношусь совершенно спокойно. Для меня это интересная и почетная страница в жизни, которая когда-то будет перевернута. Поэтому, когда я слышу, что меня планируют уволить, мне это абсолютно безразлично. Что для России необычайно важно: ФСБ должна сохраниться как единая, мощная, исключительно федеральная и вертикально образуемая система. Таких структур сейчас немного...
- Как часто вы общаетесь с президентом?
- Примерно раз в месяц. И по телефону он иногда звонит по конкретным вопросам. Он – Верховный главнокомандующий, у нас военная организация – он приказал, я пришел доложил.
- В какой мере вы сейчас напрямую подчиняетесь Примакову? Действительно ли президентские функции оперативного управления силовиками переданы главе правительства?
- У нас никаких сложностей здесь нет. Мы замыкаемся напрямую на президента. Это никак не мешает главе правительства работать с нами в оперативном режиме. С ним я общаюсь довольно часто.
- Чаще, чем с президентом?
- Да, чаще. В неделю раза четыре, бывает. Иногда чуть пореже – раз в неделю. А бывает, через день.
- То есть все текущие оперативные вопросы вы решаете с ним?
- Да, текущих оперативных вопросов там много бывает – и по линии МИДа и по линии Министерства экономики, и по линии Министерства обороны (как вы знаете, одна из составляющих нашей работы – это военная контрразведка), и по линии внешнеэкономических связей. Поэтому Евгений Максимович звонит мне и на работу, и домой, а если у меня есть необходимость, то я тоже всегда ему звоню...
- Как недавно выяснилось, прокуратура на самом деле не возбудила против Макашова уголовное дело за его антисемитские заявления, а ограничилась обвинениями совсем по другой, труднодоказуемой статье – призывы к насильственному свержению строя. В президентской администрации уже поговаривают о прямом саботаже со стороны определенной части Генпрокуратуры, которая сознательно противодействует доведению подобных дел до конца. Как вы оцениваете эту ситуацию?
- Я не думаю, что в позиции Генпрокуратуры как государственного института есть хотя бы намек на то, чтобы противодействовать расследованию по конкретным уголовным делам. Но все правоохранительные органы – и МВД, и прокуратура, и ФСБ – там же люди конкретные работают. И у этих людей тоже есть какая-то позиция...
- "Какая-то позиция" – это антисемитская?
- Нет-нет, я сказал: какая-то. Но, повторяю, у прокуратуры как у государственного института я таких тенденций не наблюдаю. Прокуратура отреагировала на высказывания Макашова, дело возбудила. Но поскольку это дело по подследственности должно расследоваться ФСБ, они его нам и передали. И направили нам инструктивное письмо, как надо расследовать это дело.
- И как же?
- Там обязательно проведение комплексной лингвистической, психологической, другой экспертизы. Без проведения этой комплексной экспертизы мы никак не можем это дело продвинуть вперед. Ни подготовить для передачи в суд, ни закрыть. Потому что иначе Генпрокуратура в качестве надзирающего органа посчитает, что это дело расследовано некачественно. У нас закон просто сформулирован так, что очень трудно доказать состав преступления. Там нужен умысел, который невозможно доказать. Там требуются совершенно парадоксальные вещи: например, требуется доказать, как воспринимала аудитория то, что вещал этот оратор.
- То есть, если даже человек перед камерой произносит "бей жидов", а аудитория вам скажет, что она все поняла наоборот, то вы его не сможете осудить?
-Да, то есть аудитория это не восприняла как разжигание межнациональной розни. А как мы можем определить, как воспринимала это аудитория? Только допросив свидетелей из этой аудитории...
- Но общество-то как раз прореагировало отрицательно. Это вы, власть, не реагируете никак. Значит – положительно.
- Что вы хотите – чтобы мы действовали вне рамок закона?! Тогда верните "железного Феликса" на площадь! Только не пищите тогда потом! И давайте тогда вернемся к 37-му году.
https://dlib.eastview.com/browse/doc/3170935
https://dlib.eastview.com/browse/doc/3170945

П.С.
Разговор во время ужина В.Путина и Е.Трегубовой, ресторан «Изуми», конец декабря 1998 г., из книги «Байки кремлевского диггера», 2003 г.:
– Я вот все пыталась у вас спросить во время интервью, но вы все время уходили от ответа… Понимаю, что вы считаете некорректным в официальном интервью ругать Генпрокуратуру, но сейчас, не для печати, вы можете мне объяснить, что происходит? Они, по нашей информации, готовят какое-то уголовное дело против института Гайдара и против остальных людей, проводивших приватизацию…
– Егор Тимурович – наш друг. Мы его очень уважаем. И ценим его заслуги. Так что я считаю вообще недопустимым такие вещи… – начал вдруг Путин выспренно говорить от лица какого-то сообщества мы.
Я решила ставить вопросы максимально примитивно, чтобы заставить его все-таки дать четкий ответ.
– Хорошо. Но если Гайдар – ваш друг, а Генпрокуратура собирается возбуждать против него и его соратников уголовные дела, получается, что в Генпрокуратуре засели ваши враги?
– Получается, что так, – спокойно ответил Путин.
– И что вы будете с этим делать?
– Работать, – с особым нажимом проговорил он.
...
– Не обижайтесь, но я опять о своем, о девичьем. Меня мучит одна загадка, которую только вы как директор ФСБ можете разгадать. Но только – если захотите ответить откровенно. Обещаю – это не для газеты. После августовского кризиса, сразу после того как Примакова назначили премьером, у меня был разговор с Валей Юмашевым, который поклялся мне, что он вынужден был уволить правительство реформаторов только потому, что у него якобы были какие-то данные от спецслужб, что иначе в стране начнутся массовые беспорядки, бунты и чуть ли не революция. ФСБ действительно давала президенту такие сведения?
– Да ничего подобного! Никаких таких сведений у нас не было! Наоборот, были данные, что ситуация абсолютно контролируемая и довольно спокойная. А те несколько инцидентов, когда людей выводили на рельсы с политическими лозунгами, – мы ведь точно знали, кто это организовывал и кто проплачивал. Вы же сами видели: им, наоборот, приходилось людей сначала долго разогревать, в том числе и с помощью телевизора, чтобы подбить хоть на какие-то акции…
– А могло быть так, что у Юмашева, и соответственно у президента, были на этот счет какие-то другие секретные сведения, поступавшие не от вас? Или, скажем, втайне от вас?
– Абсолютно исключено! Ручаюсь вам. Вся подобная информация замкнута на меня, и я лично докладывал ее президенту!
Путин пристально посмотрел на меня, прочитал на моем лице следующий вопрос и, не дожидаясь, пока я его произнесу, ответил:
– Я в политику не лезу, поэтому уж не знаю, кто там и для чего вам такое сказал. Но – делайте выводы сами… Я сейчас вам дал абсолютно честную информацию.
Этой информации действительно было более чем достаточно, чтобы понять, что Валя попросту мне наврал. Чтобы оправдать свою очередную провалившуюся комбинацию.
https://royallib.com/read/tregubova_elena/bayki_kremlevskogo_diggera.html#0

Оригинал и комментарии

Сайт ФСР в ближайшее время может быть заблокирован на территории России от aillarionov
Поступила информация, что Роскомнадзор подал жалобу на адрес нашего хостера с требованием закрыть сайт Форум свободной России. Эта активность означает, что в ближайшее время, судя по всему, сайт forumfreerussia.org будет заблокирован на территории РФ.

Сайт ФСР: https://www.forumfreerussia.org/

П.С.
Сайт ФСР уже заблокирован.

П.П.С.
Возможная причина блокировки – участие колонны ФСР в завтрашнем (сегодняшнем) Марше Немцова.

Оригинал и комментарии

Ключевое событие, открывшее Путину дорогу к президентству (Часть 18) от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 18, выдержки из книги Анатолия Куликова «Тяжелые звезды», 2002 г.

А.Куликов, Тяжелые звезды, 2002 г.:
Ельцин уже не вникал в детали, а время аудиенции обычно ограничивалось 20 минутами. За это время ничего толкового рассказать просто невозможно, но ему и такие короткие свидания становились в тягость. Достаточно было перебрать во время разговора минуту-другую, как я начинал физически ощущать: Ельцин раздражается. Это был новый человек, разительно отличавшийся от прежнего Ельцина...
В последующем, особенно после операции, я видел, что такая работа дается ему с трудом. На некоторых бумагах он адресовал резолюции уже не тем людям, которым они предназначались. И мои аккуратные и деликатные попытки поправить президента не находили понимания. Он смотрел на меня и продолжал писать… Бумага, например, предназначалась генеральному прокурору, а он ее адресовал, скажем, главе своей администрации Анатолию Чубайсу или вице-премьеру правительства Борису Немцову.
Что еще хуже: Ельцин начинал потихоньку путать людей. Однажды меня разыскали и передали требование Ельцина срочно прибыть в Кремль. Я приехал. Очень деликатное поручение, которое дал мне президент, на первый взгляд, не имело ко мне никакого отношения и напрямую касалось министра обороны генерала армии, впоследствии маршала Российской Федерации Игоря Сергеева. Вернее — одного из управлений Минобороны, занимавшегося внешнеполитическими проблемами.
...
Ельцин, как я это уже рассказывал, со мной соглашался. Но мои бумаги на этот счет, которые я привозил президенту в Барвиху в 1996 году, просто исчезали в недрах его администрации, которой в то время руководил Анатолий Борисович Чубайс.
Второй раз эта тема обсуждалась мной и президентом в январе 1997 года, но примерно с тем же результатом: предложение было тихо торпедировано новым главой администрации президента Валентином Юмашевым, который, так же как и Чубайс, видел в нем только одно — потерю собственных позиций и влияния при дворе. Он его не поддержал. Болезнь Ельцина, негативно сказывающаяся на делах государства, вполне устраивала многих людей из его ближайшего окружения. Ведь они могли действовать от его имени. Цену этого имени в стране, где идет приватизация, а административный ресурс по-прежнему имеет решающее значение — можно себе только вообразить…
...
Надо понять нравы и психологию этого окружения, попав в которое довольно приличные люди уже вскоре начинали демонстрировать свойственное плохим лакеям пренебрежение к хозяину. Отсюда эти многозначительные пощелкивания пальцем Хасбулатова по горлу, отсюда слова Александра Руцкого: «Управлять так, как управляет Ельцин, и я смогу». Все потому, что методика принятия Ельциным государственных решений, по-царски капризная и по-обкомовски закостенелая, допускала к управлению страной людей корыстных, бессовестных и коварных.
Вот в чем, мне кажется, и заключается вина президента перед российским обществом. Для меня, человека законопослушного, совершенно головокружительными, например, казались скорости, на которых вращался в верхах небезызвестный коммерсант от политики Борис Березовский. Он всюду был вхож. Он бравировал близостью к власти. На одно из его предложений — сейчас даже и не помню, в чем оно заключалось — я развел руками в стороны: «Борис Абрамович, это невозможно сделать. Нужно, чтобы было решение президента». Уже уходя из моего кабинета восвояси, Березовский вдруг остановился и, показывая пальцем на портрет президента, заговорщически мне улыбнулся: «А.С., вы поймите — ему на это наср…ть. Как мы с вами решим, так и будет!»
Я думаю, что эти его слова очень точно характеризовали настроения, царившие в Кремле во время болезни Ельцина.
...
Ельцин, конечно, не был наемным рабочим своего народа. Наоборот, в полном соответствии с нашими историческими традициями, он президентствовал по-царски, а передача власти своему преемнику представлялась ему как прощание с шапкой Мономаха.
...
Так называемое «дело Собчака» в интерпретации Б.Н. Ельцина, как говорится, меня не красит: я выгляжу участником группы людей, фабрикующих уголовное дело на видного демократа и «политического учителя» нынешнего президента России В.В. Путина. С такой рекомендацией впору самому улететь куда-нибудь чартерным рейсом… Но твердо знаю: в наше прагматичное время уж точно никто не поможет мнимому «гонителю» Анатолия Александровича…
На самом деле о существовании «дела Собчака» я узнал, как только стал федеральным министром, в 1995 году. Во время моего знакомства с руководителями главков МВД мне доложили: расследование ведет Генеральная прокуратура. Суть дела якобы состоит в злоупотреблениях Собчака, приобретшего за счет города квартиру одной из своих родственниц. Я принял это к сведению, потому что ничего другого мне просто не оставалось. Следователь прокуратуры, во-первых, как любой следователь — лицо процессуально независимое. Даже его непосредственные начальники лишены права влиять на его решения. Тем более — начальники чужие, милицейские. Во-вторых, я считаю, что в правовом государстве не может быть людей неприкасаемых. Если ведется следствие, оно должно иметь закономерный исход. Нет преступления — извините! Есть преступление — отвечайте по закону! А как иначе мы, слуги закона, можем смотреть в глаза колхознику, которого сажаем в камеру за мешок украденного торфа?
Насколько я помню, «дело Собчака» находилось в активной стадии до весны 1996 года. Милиция в нем играла вспомогательную роль: по требованию прокуратуры осуществляла оперативное сопровождение.
В начале апреля 1996 года мне позвонил руководитель ФСБ генерал Михаил Барсуков и предложил: «А.С., подъезжай ко мне. Надо посоветоваться по делу Собчака. Будет Илюшин — помощник президента».
Я отправился на Лубянку.
В кабинете Барсукова, кроме приехавшего Виктора Илюшина, уже находились Александр Коржаков и Юрий Скуратов.
Обращаясь ко всем нам, Илюшин сказал буквально следующее: «Мужики, сейчас выборы президента… Собчак — доверенное лицо Ельцина. Просьба президента: сейчас прекратить расследование по делу Собчака. По крайней мере до выборов Бориса Николаевича. После выборов делайте с ним, что хотите!..»
Поскольку это дело прокуратуры, я сказал Виктору Васильевичу: «Вот вам генеральный прокурор. Он его ведет. Он за него отвечает. Мы только сопровождаем. Какое решение он примет, так и будет!»
Хотя Юрий Ильич Скуратов не вставал и не обещал прилюдно: «Я прекращаю уголовное дело!» — вскоре стало ясно, что команда спустить дело на тормозах везде прошла своевременно. А имя Анатолия Александровича Собчака не всплывало вплоть до конца лета 1997 года, когда снова по инициативе Генеральной прокуратуры оно было реанимировано. Но роль МВД опять оставалась неизменной...
Впрочем, замещение одних действующих фигур другими в воспоминаниях Ельцина мне не кажется случайным, если внимательно присмотреться к дате, когда, по версии Ельцина, Собчак «слег в больницу»: «Осенью 98-го, после очередного допроса…»
На самом деле это был 1997 год.
Совсем не Юмашев, а Чубайс отчего-то принялся хлопотать в МВД об Анатолии Александровиче. Потребовал: «Отзовите группу!» Мне пришлось возразить: «Я этого делать не могу. Как вы это себе представляете: я что, должен позвонить и приказать: «Отзываю!» Этим занимается прокуратура. Мне просто никто не позволит так поступить».
Возможно, маневры Чубайса вокруг меня были продиктованы не только участием в делах А.А.Собчака, но и другими расчетами: между нами росла напряженность.
Вылилось это следующим образом… Руководитель информационного агентства ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко время от времени проводит неформальные встречи руководителей российских средств массовой информации. Это и деловой, и одновременно дружеский обед, на который обычно приглашаются политики и крупные государственные чиновники. Идет взаимный и взаимовыгодный обмен информацией. Вопросы следуют, как правило, серьезные: ведь это не праздное любопытство.
На одной из таких встреч меня спросили о Собчаке. Я ответил, что, по моим сведениям, дело подходит к завершению и в ближайшее время прокуратура скажет свое слово. Я имел в виду: предъявит обвинения.
Примерно в то же время случилась история с отправкой Собчака за рубеж. А еще вскоре — через неделю — при очередном докладе председателю правительства Черномырдину, Виктор Степанович очень внимательно заглянул мне в глаза и не без участия в голосе поведал: «У меня есть бумага. Она попала к президенту, и он передал ее мне. В ней написано, что Куликов мешает проводить экономические реформы. Что нужно освободить Куликова от занимаемой должности».
Как оказалось, что это было письмо Чубайса, адресованное президенту. Со ссылками на встречу в ИТАР-ТАСС там утверждалось, что Куликов критиковал на этой встрече политику президента, угрожал расправой демократам, в том числе арестом — Собчаку.
Черномырдин считывал мои реакции… У нас с ним были хорошие рабочие отношения, но и обвинения в нелояльности к президенту, приведенные в письме, в его глазах, были серьезным проступком — почти изменой. Если бы они подтвердились, премьер-министр мгновенно бы начал процедуру моего «отрешения» от власти. Он ждал, чтобы я объяснился.
Но хорошо, что все происходило в ИТАР-ТАСС. Я попросил: «Пожалуйста, пригласите Игнатенко — он скажет, как было дело. Слова мои были произнесены в присутствии многих руководителей российских СМИ. Может, кто из них и донес на меня Чубайсу в выгодном для него свете?»
Виктор Степанович счел дело настолько серьезным, что вскоре вызвал Игнатенко. Виталий Никитич подтвердил: ничего антипрезидентского, антиправительственного и антиконституционного Куликов не говорил. Но позднее я у Черномырдина все-таки поинтересовался, какие выводы он сделал. Премьер отрезал: «На этом ставим точку. Никакой вины я не вижу. Я доложу об этом президенту».
...
Приход в правительство Анатолия Чубайса, Бориса Немцова и Альфреда Коха ознаменовался тем, что еженедельные заседания в кабинете премьер-министра, которые проводились Черномырдиным по понедельникам в половине десятого утра, стали начинаться на четверть часа позже обычного.
Такого раньше никто себе не позволял. Заседание обычно начиналось минута в минуту. Но эта молодая команда просто опаздывала к началу и появлялась, как правило, одновременно, демонстрируя остальным членам правительства свою независимость.
Думаю, что эти нарочитые опоздания и улыбки должны были символизировать особую степень свободы, которую давал Чубайсу, Немцову и Коху карт-бланш президента действовать в правительстве по своему усмотрению, и то, что они считают Черномырдина отыгранной картой.
Ребята они были неглупые и хорошо понимали, что политическая смерть Черномырдина, которого они держали, видимо, за сказочного Кащея, таится вовсе не в игле, а в праве распределять трансферты — денежные суммы, отправляемые в регионы для покрытия многочисленных расходов.
В стране, где большинство регионов в силу экономической несостоятельности дотируются из государственной казны — настоящим председателем правительства является тот, кто наделен правом подписи этих финансовых документов.
Только к нему выстраивается очередь из республиканских президентов и губернаторов. Только он обладает подлинным влиянием и властными рычагами. От его решения зависит — дать или не дать денег большим и малым регионам, которые полностью зависят от трансфертов. Их, по заведенному правилу, ежемесячно, 26 числа, лично распределял председатель правительства В.С. Черномырдин.
Схема, придуманная командой А. Чубайса, была по-своему остроумна и в то же время незамысловата.
Накануне заседания правительства, поздним вечером, часов в десять, из Министерства финансов приходил проект постановления, который, в силу своего позднего появления, автоматически ставился в самом конце будущей повестки дня и заявлялся в ней как дополнительный.
Документ, внешне совершенно безобидный, тем не менее, содержал 2–3 ударных строки или пункт, которые на самом деле и должны были изменить существующий порядок вещей.
Расчет делался на то, что к обеду измотанные обсуждением нескольких «основных» вопросов повестки дня члены правительства проголосуют за что угодно, даже не вникая в суть документа.
У кого-то дела, у кого-то обед… Никто и глазом не успеет моргнуть, как решение, принятое мимоходом, обретет силу решения правительства РФ со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Документ, который должен был пройти на следующий день именно по этой схеме, наделял А.Б. Чубайса, министра финансов и первого вице-премьера, правом распределять трансферты без участия Черномырдина.
В секретариате вице-премьера работали очень добросовестные сотрудники. Установившаяся практика позволяла к началу рабочего дня подготовить для меня экспертную оценку любого документа, даже если он поступил глубокой ночью. Так было и на этот раз.
Всесторонняя экспертная оценка свидетельствовала, что я оказался прав.
Поэтому на следующий день, во время десятиминутного перерыва в заседании правительства, когда Черномырдин вызвал меня по какому-то стороннему делу, я прежде всего спросил, читал ли он проект постановления, который будет обсуждаться в самом конце заседания. «Нет, не читал, — признался Виктор Степанович. — А что там такое?» «А вы почитайте, — ответил я и протянул ему лист бумаги. — Вот здесь написано, что министр финансов распределяет 26 числа каждого месяца деньги по каждому субъекту Федерации. В нашей ситуации это означает, что это не вы, а Чубайс берет управление страной в свои руки, так как трансферты — это донорская кровь, без которой многим регионам просто не выжить».
На Черномырдина это известие произвело должное впечатление. «Хорошо, — согласился он, — я обязательно скажу, что распределение трансфертов остается за мной».
Когда же очередь дошла до этого злополучного документа, а я высказал свое мнение, Анатолий Борисович Чубайс просто побагровел.
Знаю, что, вернувшись к себе, он даже затеял расследование и сетовал на то, что в его окружении появился предатель, питающий Куликова важной информацией. Но в этом не было и доли правды. Главным во всей этой истории для меня оставалось то, что рычаги управления страной оставались все-таки в руках Черномырдина.
...
Ельцин частично прав, когда пишет, что я выступал с резкой критикой. Вот только врагом экономических реформ и противником приватизации я никогда не был. Ничего лучше рынка человечество не придумало. Экономика командного типа провалилась везде, и невозможно отыскать на глобусе — в прошлом и в настоящем — ни одной страны, где бы социализм оказался результативнее капитализма. Но это не означает, что я безмолвствовал по поводу методов, с помощью которых осуществлялись наши экономические реформы. Меня не могло не беспокоить, как проводилась приватизация самых важных отраслей российской промышленности. Нефтяной. Газовой. Металлургической. Ими только и жива сегодняшняя Россия.
Проекты президентских указов о приватизации готовили Чубайс и его команда. Размашистая подпись Ельцина делала этот листок бумаги всесильным и решала судьбу гигантских денежных сумм. Ушлые и расторопные люди в одночасье становились миллиардерами, получая в руки то, что создавалось целыми поколениями россиян.
Политической целесообразностью объяснял Чубайс этот странный процесс приватизации, в результате которого «чужой» предприниматель даже за дорого не мог приобрести того, что «своему» продавали буквально за ломаные гроши.
Мне были отчетливо видны изъяны этих скоропалительных решений, и я попытался поговорить с Чубайсом откровенно. «Анатолий Борисович, — сказал я ему, — подобные методы создают идеальные условия для роста экономических преступлений. Сил правоохранительных органов не хватит, чтобы их перелопатить». Еще упрекнул Чубайса в том, что проданные за бесценок предприятия, которые могли бы отлично работать, при новых хозяевах не дают в государственную казну ни копейки.
Чубайс улыбнулся: «Вы не понимаете, это как раз не главная цель. Главная цель — политическая! Нужно было как можно быстрее перевести экономику страны на другие рельсы». И неожиданно добавил: «Без этого мы бы не смогли обеспечить избрание Ельцина на второй срок…»
Позиция Анатолия Борисовича стала мне понятна и, не скрою, удивила своим откровенным цинизмом.
Что касается «экономической идеологии», которую я сам исповедую, то она вовсе не так консервативна, как это представляется Б.Н. Ельцину. Да, я был противником олигархического капитализма, но сама жизнь подтвердила мою правоту. Я был сторонником щадящих реформ: постепенных, последовательных, человеколюбивых. До сих пор вся страна скособочена: несколько десятков тысяч соотечественников живут хорошо, в то время как десятки миллионов просто выброшены за черту бедности. Все это: олигархи и бесстыдная коррупция, нищенство стариков и детская беспризорность, безработица и переполненные следственные изоляторы — тоже следствие легковесных государственных решений. Будучи человеком осведомленным, я ежедневно наблюдал, как растет количество преступлений, совершаемых только ради куска хлеба.
В этом смысле я и Анатолий Борисович были и вправду антагонистами.
Попытки же отставить меня от власти предпринимались неоднократно. Первый раз — еще весной 1997 года, когда, став вице-премьером, я закрыл таможенные льготы некоторым олигархам. Один из них, не моргнув глазом, тут же заявил, что «Куликов «поломал» бизнес на несколько сот миллионов долларов и будет освобожден от занимаемой должности».
Не знаю, по этой ли причине или по какой другой 13 мая 1997 года в журнале «Итоги» появился блок из нескольких публикаций под общим названием «Как быть с Чечней? И что делать с генералом Куликовым?» Проблемы Чечни в данном случае служили только информационным поводом, а все угрозы, что называется, вертелись на кончике языка: «Куликов фактически остается в одиночестве против довольно большой команды чиновников из Кремля, со Старой площади и из Белого дома. И, похоже, возглавить поход на министра предстоит Борису Березовскому, который не будет, как Лебедь, собирать пресс-конференции и делать грозные обличительные заявления. Он катапультирует Куликова из кресла тихо и незаметно для самого Куликова…»
Первый заход олигархов, предпринятый для того, чтобы сместить меня с должности за отмену таможенных льгот, не принес никаких результатов. Эта просьба или требование даже не дошла до президента.
Вообще-то, фамилия Бориса Березовского была произнесена совершенно не напрасно. О моем увольнении хлопотал именно он, когда в августе 1997 года предпринял новую атаку на мои позиции. Насколько мне известно, с требованием к президенту освободить меня с поста министра Березовский отправился вместе с Чубайсом и Юмашевым. Ельцин только озлился: «И слышать об этом не хочу! С этим ко мне больше не обращайтесь!»
...
Сразу после того, как мной от занимаемой должности был освобожден генерал-майор милиции Владимир Рушайло, Березовский и Гусинский появились у меня с просьбой отменить приказ и восстановить Рушайло в должности начальника Московского Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.
Исход подобного ходатайства был настолько важен для них обоих, что разговор пошел совершенно открытый. «А.С., — сказал мне Гусинский, — мы даже не скрываем, что Володя Рушайло — наш друг…»
Я ответил не менее откровенно: «Ну и что? Все останется, как есть! За всю свою службу я ни одного своего приказа не отменил!»
В общем, в какой-то момент я дал Борису Березовскому и Владимиру Гусинскому от ворот поворот.
Чем чаще они бывали у меня, тем больше, помимо собственной воли, я был вынужден втягиваться в их дела. Я в этом никакой нужды не испытывал. В то же время их интерес ко мне, как я понимал, объяснялся желанием обернуть наше знакомство на пользу собственном делам. И не более того.
Поэтому я их просто от себя отодвинул и стал для них недосягаем. Звонит помощник: «К вам Березовский. Хочет встретиться…» Я отвечаю: «Передайте ему, что я не могу. У меня нет времени».
Такой министр их устраивать перестал. Именно тогда была предпринята очередная попытка олигархов склонить президента на свою сторону. Как я уже говорил — Ельцин просто шуганул визитеров. Причем Гусинский тотчас во всем мне признался: «А.С., вы не думайте — сам я не прилагал никаких сил для этого. Я только согласился». Голос Владимира Гусинского звучал почти покаянно: «Только однажды я подтвердил, что не буду против, если им удастся добиться вашей отставки…»
...
Один из эпизодов российской политической жизни, позднее названный «делом писателей», не забылся и по прошествии лет. Его отголоски время от времени слышатся в обществе, потому что это было по-своему примечательное и даже знаковое событие, открывшее россиянам глаза на правила, по которым живет и играет самое ближайшее окружение президента Ельцина. Указывая на мощную Кремлевскую стену, среднестатистический гражданин страны, чей прожиточный минимум позволял ему балансировать лишь между голодом и недоеданием, только и мог сделать, что воскликнуть: «Ну, там и воруют!..» Нормальные люди не делают особых различий между коррупцией и казнокрадством. Понятно: наверху всегда дают взятку, чтобы украсть. И воруют, чтобы давать взятки...
Рабочий стол министра внутренних дел, на который, по словам Ельцина, якобы легла «информация о не написанной еще книге «Приватизация в России»» [Приватизация по-российски. — А.И.] — по всем правилам беллетристики изображен как зловещее место, где сходятся концы закулисных интриг и приводятся в исполнение политические приговоры. Но то, о чем так тревожно и так драматично пишет Ельцин, представляло собой обыкновенную газетную публикацию, кажется, из «Новой газеты».
К тому времени этот материал уже успела прочитать вся страна.
На него обратили внимание мои помощники. Ведь министр обязан быть в курсе событий: в любой момент его мнением может поинтересоваться президент или премьер-министр. Особенно если в связи со скандалом упоминаются имена очень важных персон из правительства и из администрации президента.
Реакция правоохранительных органов на подобное сообщение была правомерной: заявления СМИ по закону являются основанием для проверки и возбуждения уголовного дела. Тут не в именах дело, а в сути: высокопоставленные государственные чиновники получили большие гонорары за несуществующую книгу. Я не исключал, что эта информация могла оказаться и ложной. Политическая борьба, столкновение экономических интересов часто становятся причиной слива в СМИ информационных фекалий. Признаюсь, не самое приятное дело — заниматься их разгребанием, но это тоже часть милицейской работы. В МВД «книжным скандалом» занимались Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями и Следственный комитет.
Вскоре выяснилось: информация подтверждается. Мнение оперативных работников было таково: это скрытая форма взятки. Подкуп должностных лиц. Обыкновенная мзда за политическое лоббирование, за обеспечение шкурных интересов одной их коммерческих структур.
Среди соавторов книги «Приватизация в России» самой заметной была, естественно, фигура Анатолия Чубайса. Его участие в разделе многотысячного гонорара Ельцин справедливо называет «тяжелейшим ударом». Невозможно вообразить, чтобы государственный чиновник такого уровня впутался в дело, которое даже студент юридического факультета мог бы смело квалифицировать как получение взятки.
Положение не спасло даже издание книги «Приватизация в России», состоявшееся много месяцев спустя [два с половиной годой спустя. – А.И.]. То, как это происходило, вызвало в обществе очень сильные подозрения: скомпрометированным чиновникам просто бросили спасательный круг… Вот именно: осталось ощущение, что дело нечисто. Недаром отголоски «книжного скандала» и сегодня слышатся в средствах массовой информации, когда в их поле зрения попадает кто-нибудь из бывших соавторов. Некоторые имена на слуху. Их обладатели по-прежнему занимают видные посты.
В государстве, где к подобным вещам относятся щепетильно, даже речи не могло идти о политической реанимации фигур, на которых тяжелым грузом лежат обоснованные обвинения в коррупции. Продажный чиновник не заслуживает доверия. Продажный чиновник должен нести наказание.
Ельцин так выстраивает логическую цепочку своих размышлений о Чубайсе… Сначала — «обидно и нелепо», потом — «Чубайса не отдам», еще дальше, с вызовом — «это будет МОЕ решение». Главный вывод: «Чубайс пострадал только за свои принципы».
Приходят на память слова Григория Явлинского, очень точно характеризующие методы государственного управления, применявшиеся Ельциным в пору его президентства: «Это не демократия. Это Византия!»
Я же был и остаюсь принципиальным сторонником борьбы с коррупцией, какие бы формы она ни принимала. Считаю, что это зло буквально разрушает наше общество. Не подам руки даже другу, если буду уверен, что он — мздоимец.
Поэтому я не стал взирать на лица и в данном случае. В присутствии Черномырдина как-то сказал Владимиру Бабичеву (Не путать с генералом Иваном Бабичевым. — Авт.), заместителю главы администрации президента: «В этом деле есть все признаки состава преступления. Как только Чубайс будет освобожден от должности вице-премьера, против него будет возбуждено уголовное дело».
Эти мои слова Чубайсу передали, и он отнесся к ним со всей серьезностью. Во всяком случае, когда в марте 1998 года Ельциным было принято решение об отставке и Черномырдина, и Чубайса, Анатолий Борисович потребовал от Валентина Юмашева, главы президентской администрации, прибавить к списку увольняемых и мою фамилию: «Если уходить, то только вместе с Куликовым. Иначе он меня посадит!..»
Причиной моей отставки в марте 1998 года стало категоричное требование Чубайса: «Куликов тоже должен уйти!» Об этом мне рассказывал сам Юмашев, не скрывая, что до разговора с Анатолием Борисовичем ни он, ни Ельцин не собирались даже поднимать вопрос о замене министра внутренних дел.
...
23 марта 1998 года, как обычно в 8.00, я был уже на рабочем месте в здании министерстве на улице Житной и, по заведенному у нас правилу, принимал ежедневный доклад главнокомандующего внутренними войсками (С 1996 года так стали именоваться командующие ВВ МВД России. — Авт.) и знакомился с теми материалами, которые должны были лечь в основу моего собственного — а это был понедельник — доклада президенту России об обстановке в стране.
Обычно я звонил Ельцину в 10.00.
На этот раз кремлевский коммутатор ожил на полчаса раньше. Позвонил руководитель администрации президента Валентин Юмашев и бесстрастно сообщил: «А.С., президент подписал указ об отставке правительства Черномырдина. До формирования нового кабинета министров прежний состав правительства остается на своих местах, кроме Черномырдина, Чубайса и Куликова. Они освобождаются от должности немедленно в связи с переходом на другую работу…»…
Выслушав Юмашева, попытался уточнить причину столь неожиданной отставки. Валентин Борисович замялся и ответил лишь, что таково решение президента. Правда, тут же попросил не вешать трубку. Со мной хотел переговорить находившийся в тот момент в администрации президента теперь уже бывший премьер-министр Черномырдин...
На этом наш разговор завершился, и какое-то время, собираясь с мыслями, я еще оставался сидеть в кресле за своим рабочим столом. Нет, я не был расстроен или подавлен. Скорее, ошеломлен, и несколько минут тишины были нужны мне, чтобы еще раз проанализировать только что услышанное от Юмашева.
Причины отставки мне были неизвестны. Было в общем-то понятно, почему глава уволенного в отставку правительства сразу же после указа утрачивал все свои полномочия. Но почему именно Чубайс и Куликов отстранялись от работы «немедленно», а, скажем, не в процессе планомерной замены министров, как это обычно бывает в период отставки кабинета?... Значит, по поводу Чубайса и Куликова существовало какое-то особое решение, о чем мне не стал рассказывать уклончивый Валентин Юмашев.
Ответ на эти вопросы могло дать только время, а потому, поручив начальнику приемной министра собрать и отправить на дачу мои личные вещи, я отправился в Белый дом на прощальное заседание отставленного правительства Черномырдина. Оно не заняло и сорока минут. Вначале Виктор Степанович поздравил с днем рождения Олега Сысуева, а потом начал подводить итоги работы кабинета министров. Именно в этот момент вошедший в зал заседаний дежурный передал Черномырдину записку.
Как оказалось, в ней шла речь обо мне.
Виктор Степанович пробежал глазами короткий текст на листе бумаги и объявил: «А.С., вас срочно вызывает к себе президент!...»
Я поднялся и, недоумевая, направился через приемную к лифту. У самых дверей меня догнал тот же дежурный и сообщил: только что из администрации президента получено разъяснение, что Куликову в Кремль ехать не надо…
Вернулся в зал заседания, когда Виктор Степанович, завершая заседание, благодарил министров за совместную работу.
Я бы так и остался в неведении по поводу неожиданного вызова к президенту, если бы позднее мне не рассказали о том, что стало его причиной. Оказывается, к 11.00 Ельцин забыл о том, что накануне подписал указ о моей отставке и вызвал «министра внутренних дел А.С. Куликова» для решения каких-то рабочих вопросов. Помощники президента едва успели предотвратить конфуз, так как мое появление в Кремле в этих обстоятельствах могло показаться двусмысленным. Технология кремлевской работы еще со времен Сталина исключала подобную забывчивость.

Оригинал и комментарии

Брекзит потихоньку становится все менее популярным от kireev



Источник

Оригинал и комментарии

Расследование взрывов домов (часть 27 цикла) от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 27. Материалы о расследовании взрывов жилых домов в Буйнакске, Москве, Волгодонске в сентябре 1999 г.

Александр Литвиненко о взрывах домов


А.Гольдфарб и М.Литвиненко, Саша, Володя, Борис... История убийства, 2010 г.:
Саша привез с собой в Ситжес еще одну историю, дополнившую список странных событий, сопутствовавших московским взрывам. Источником ее был Юлий Рыбаков, депутат Госдумы и член “Общественной комиссии”, который выудил из думских архивов видеозапись и стенограмму заседаний 13 и 17 сентября 1999 года.
Утром 13 сентября, через несколько часов после второго взрыва в Москве, спикер Геннадий Селезнев прервал заседание Совета Думы следующим заявлением: “Вот еще передают: по сообщению из Ростова-на-Дону, сегодня ночью был взорван жилой дом в городе Волгодонске”.
— А в Волгодонске атомная станция, — тут же добавил Владимир Жириновский.
Однако взрыв дома в Волгодонске, при котором погибло 19 человек, произошел не в этот день, а три дня спустя, 16 сентября!
Утром 17-го на заседании Думы Жириновский, как следовало из видеозаписи, не преминул об этом напомнить: “Геннадий Николаевич, — обратился он к Селезневу. — Вы нам в понедельник сказали, что дом в Волгодонске взорван. За три дня до взрыва. Это же можно как провокацию расценивать: если Госдума знает, что дом уже взорван якобы в понедельник, а его взрывают в четверг… Как это произошло?”
— Я понял позицию вашей фракции, — ответил невпопад Селезнев, и под крики из зала отключил микрофон Жириновского.
Рыбаков направил депутатский запрос в прокуратуру, чтобы Селезнева попросили дать объяснения по этому поводу. Ответа так и не последовало.
— Что ты думаешь об этом? — спросил я у Саши, перед тем как он отправился на пробежку вдоль испанского пляжа.
— Похоже, что кто-то в Конторе перепутал порядок взрывов; обычный бардак, — сказал он. — Взрыв в Москве был 13-го, в Волгодонске — 16-го, но спикеру дали информацию в обратном порядке. Надо поговорить с Трепашкиным, может, он что-нибудь нароет.
Он нахлобучил бейсболку и убежал, чем-то напомнив мне Форреста Гампа из американской кинокомедии.
Спустя некоторое время, когда мы снова встретились для вычитки “Лубянской преступной группировки”, он объявил: “Трепашкин сообщает, что человек, который дал Селезневу записку о взрывах — Николай Лях, который в аппарате Думы сидит на связи с ФСБ. Так я и думал”.
...
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ в ходе расследования взрывов, которое вели Саша, Фельштинский и Трепашкин, неожиданно всплыло имя Макса Лазовского — того самого связанного с ФСБ московского гангстера, которого Саша с самого начала подозревал в причастности к взрывам и который погиб от пули снайпера в апреле 2000 года.
Вскоре после контакта с Гочияевым Фельштинский получил по почте пакет с посланием от Тимура Батчаева и Юсуфа Крымшамхалова, которые, по версии ФСБ, были соучастниками Гочияева. Местом отправления снова была Грузия. Будучи карачаевцами, писали Батчаев и Крымшамхалов, они сочувствовали чеченцам и в начале второй войны вступили в подпольную исламистскую ячейку. Они признались в том, что перевозили на грузовике мешки с взрывчаткой, однако были уверены, что она будет использована для подрыва военных объектов, а не жилых домов. Так им сказали командиры их группы — некие Абубакар и Абдулгафур. Задним числом Батчаев с Крымшамхаловым поняли, что командиры работали на ФСБ, а под кличкой Абдулгафура скрывался не кто иной, как лидер Лазанской ОПГ Макс Лазовский — человек, хорошо известный в чеченской среде. Они также назвали имя руководителя всей операции — это, по их словам, был заместитель Патрушева адмирал Герман Угрюмов, который в ФСБ отвечал за Чеченскую линию вплоть до своей смерти от инфаркта в январе 2001 года.
Письмо Батчаева и Крымшамхалова выглядело менее убедительным, чем показания Гочияева. Текст был набран на компьютере, и был он слишком грамотным и сложным для людей их образовательного уровня. Значит, кто-то помогал его писать. К тому же они не объяснили, как пришли к выводу об участии ФСБ, идентифицировали Лазовского и узнали о роли Угрюмова. Может быть, кто-то манипулирует авторами, ведет таким способом “информационную игру” против ФСБ?
Но, с другой стороны, у нас не было сомнений, что письмо действительно написали Крымшамхалов с Деккушевым. (После ареста Крымшамхалов подтвердил авторство письма своему адвокату). К нему был приложен диск с короткой видеозаписью, на которой Крымшамхалов появился собственной персоной. Мотивация авторов тоже выглядела правдоподобной. Они писали, что за ними идет охота по всей Грузии и что за их головы назначено вознаграждение. Поимка или гибель — вопрос времени. Зная, что обречены, они всего лишь хотят изложить свою версию событий: “Мы оказались частью трагедии чеченского и русского народов. Мы просим прощения у тех, кому принесли горе в сентябре 1999 года. Мы просим прощения еще и у чеченского народа за то, что были использованы ФСБ “втемную” для начала второй чеченской войны”.
Фельштинский и Саша с помощью Трепашкина принялись проверять эту информацию и “примерять” ее ко всему, что уже было известно. И вот, разрабатывая эту линию, “следственная тройка” выяснила потрясающую деталь: между Лазовским и Гочияевым существовала связь, и в этом была замешана женщина! После первого взрыва ее ненадолго задержали, но потом почему-то отпустили, и она исчезла.
Исследуя реестр юридических лиц, добытый Трепашкиным в Москве, Фельштинский обнаружил, что принадлежавшая Гочияеву компания “Бранд-2”, на которую были арендованы помещения, и одна из фирм Лазовского пользовались услугами одной и той же юридической конторы. Это была “Деловая компания”, находившаяся по адресу Фуркасовский пер., д. 3, то есть через улицу от центрального здания ФСБ на Лубянке. Лазовского и Гочияева обслуживала одна и та же сотрудница — 26-летняя Татьяна Королева. Один из телефонов Лазовского вел в офис Королевой, а одним из подставных лиц, которых Королева указывала в документах при учреждении компании, была соседка Лазовского по дому.
И тут Фельштинский вспомнил, что Татьяна Королева уже проходила по делу о взрывах: в одном из газетных материалов ее назвали любовницей Гочияева. 10 октября 1999 года газета “Коммерсант” опубликовала статью Юрия Сюна под названием “Взрыва на Каширке могло и не быть”:

…На Татьяну Королеву, сотрудницу юридической фирмы «Деловая компания», чекисты вышли, расследуя теракт на улице Гурьянова. Они установили, что бомба, уничтожившая дом, была заложена в офисе компании «Бранд-2», которая располагалась на его первом этаже. В Московской регистрационной палате чекистам рассказали, что подготовкой к регистрации документов «Бранд-2» занималась фирма «Деловая компания»; документы готовила Татьяна Королева… Допрашивая сотрудников «Деловой компании», чекисты узнали, что Королева не только оформляла документы Гочияеву, но и была его любовницей. Задержали Королеву в ночь на 13 сентября. Но когда сотрудники правоохранительных органов приехали к ней домой, Гочияева там уже не было… Королева сказала, что у ее сожителя возникли какие-то деловые проблемы, и он велел ей на время уехать из Москвы… Допрос решили продолжить на следующий день, а Королеву отправили в изолятор. Но уже утром, через несколько часов после взрыва на Каширке, ее почему-то отпустили…

В статье Сюна со слов оперативников утверждалось, что Королеву, спохватившись, тут же объявили в розыск, но она, будучи беременной от Гочияева, скрылась вместе с ним в Чечне. Однако Трепашкин установил, что она продолжала работать в Москве и даже регистрировать коммерческие компании еще как минимум девять месяцев. Ее след теряется в июне 2000 года, через два месяца после того, как был убит Лазовский. Любопытны адреса 18 фирм, зарегистрированных Королевой с декабря по июнь. Три из них находятся по адресу Малая Лубянка, 8/7, строение 10 (здание напротив центрального ФСБ), пять фирм — по адресу Малый Кисельный переулок, 6, строение 1 (здание по соседству с Московским УФСБ), и еще несколько фирм — в Печатниковом переулке, тоже в двух шагах от Лубянки.
— Итак, смотри, что получается, — говорил Саша, рисуя на своей кухне в Лондоне цветными фломастерами схему связей между фигурантами: мы имеем Макса Лазовского с его подкрышной бандой — это доказанный факт; на связи с ним — Таню Королеву, которая очевидно тоже агент ФСБ; от Макса одна линия ведет к Крымшамхалову, Батчаеву и грузовику с взрывчаткой, а другая — через Татьяну к Гочияеву и аренде помещений. Я по почерку вижу, я нутром чувствую, что эту операцию разработали в управлении Угрюмова на Лубянке!
...
ПОСЛЕ ТОГО КАК след Гочияева остыл в Турции, нам оставалось надеяться только на сыскные таланты Трепашкина. И он опять оправдал надежды! К лету 2003 года он нашел подтверждение словам Гочияева, что арендой помещений занимался не сам Гочияев, а другой человек. Изучая старые газеты, Трепашкин обнаружил, что первоначальный фоторобот съемщика помещения на ул. Гурьянова, обнародованный милицией сразу после взрыва 9 сентября, вскоре исчез из обращения. Вместо него 15 сентября в газетах появилось паспортное фото Гочияева. Исчезнувший фоторобот был довольно подробным, и Трепашкин понял, что знает этого человека. Это был Владимир Романович, участник одной из русско-чеченских криминальных групп, которую Трепашкин “разрабатывал” семь лет назад, в бытность свою сотрудником ФСБ. Тогда начальство предупредило, чтобы он не трогал Романовича, потому что это агент ФСБ, внедренный в банду.
Трепашкин, у которого сохранились связи с бывшими коллегами, показал фоторобот одному из них, знавшему агентуру тех лет. Тот подтвердил: да, это действительно Романович, агент, работавший среди кавказцев в уголовном мире Москвы. Но его уже нет в живых — он погиб на Кипре в результате наезда неопознанным автомобилем в начале лета 2000 года.
Получив эту информацию, Саша Литвиненко с видом отличника, решившего задачку, прочертил на своей схеме еще одну линию под названием “Романович”, поставив в конце ее жирный крест с пометкой “Кипр” и объявил: “Вот, обратите внимание на хронологию. Лето 2000-го. Путин только что въехал в Кремль. НТВ зачистили за передачу про Рязанский сахар. Романович гибнет на Кипре, Лазовского расстреливают в Москве. Теряется след Тани Королевой. Не слишком ли много совпадений?”
Тем временем Трепашкин разыскал свидетеля, по словам которого был составлен первоначальный фоторобот. Им оказался человек по имени Марк Блюменфельд, бывший владелец подвального помещения в доме по ул Гурьянова. Трепашкин записал его рассказ. Да, подтверждал Блюменфельд, это с его слов в ночь с 8-го на 9-е сентября милиция составила фоторобот человека, который арендовал то самое помещение, где была заложена бомба.
Но после второго взрыва за Блюменфельдом приехали из ФСБ.
— В Лефортово мне показали фотографию какого-то человека, сказали, что это Гочияев и что это ему я сдал в аренду помещение. Я ответил, что этого человека не видел. Но мне настоятельно рекомендовали признать в нем Гочияева. Я все понял и больше не возражал, подписал показания… На фото был человек с простоватым лицом, а тот, который приходил и которому я сдал помещение, внешне выглядел интеллектуалом. У меня сложилось впечатление, что он еврей. Причем еврей с кавказскими корнями. Я об этом неоднократно заявлял следствию.
Комментируя находки Трепашкина, Саша Литвиненко объявил, что дело можно считать без пяти минут раскрытым. Человека, арендовавшего помещения, помимо Блюменфельда, должны были видеть еще в трех домах. Телефонные контакты Гочияева, Блюменфельда, Лазовского, Королевой и остальных фигурантов легко устанавливаются, так же как и связи Крымшамхалова и Деккушева.
И хотя официальное следствие вело себя на манер “черного ящика”, не выдавая наружу никакой информации, казалось, что в конечном итоге истина выйдет на поверхность. Ведь рано или поздно должен состояться суд над Деккушевым и Крымшамхаловым — двумя подозреваемыми, сидевшими в Лефортово. У Трепашкина, как представителя Тани и Алены Морозовых, будет право на перекрестный допрос, вызов дополнительных свидетелей и доступ к материалам дела. В зале суда будут журналисты со всего света и депутаты Думы — члены “Общественной комиссии”. Трепашкин задаст свои вопросы. Блюменфельд повторит свой рассказ. Трепашкин заявит ходатайство о проверке телефонных звонков Гочияева. Он спросит у обвиняемых знаком ли им Макс Лазовский и откуда им известно о роли адмирала Угрюмова, о которой он писали в письме Фельштинскому. Вот тогда-то все и раскроется.
Во всяком случае, нам хотелось в это верить…
...
...в июле 2002 года, через пару месяцев после создания “Либеральной России”, Юшенков имел беседу с высокопоставленным чиновником в Министерстве юстиции. Тот без обиняков заявил, что новая партия не будет допущена к выборам, если не избавится от Березовского и не откажется от темы взрывов домов. Таково прямое указание Путина.
У Юшенкова не оставалось выбора и пришлось согласиться. Он сбавил накал кампании о взрывах и перевел эту тему из остро-политической в вяло-правозащитную плоскость, уступив руководство “Общественной комиссией” Сергею Ковалеву. А в самой партии был имитирован “раскол”, в результате которого возникли два крыла — “юшенковское” и “березовское”. Региональные отделения “Либеральной России” тогда разделились примерно поровну. Каждая из двух половин провела свой партсъезд и исключила другую половину из своих рядов: обе стороны претендовали на бренд “Либеральная Россия”. Как и следовало ожидать, Минюст признал “Либеральную Россию” Юшенкова и отказал в регистрации “березовской” части партии.
Хотя на поверхности между двумя партиями с одинаковым названием шли перебранки и судебные тяжбы, на самом деле все это было дымовой завесой; за кулисами происходила тесная координация и продолжалось финансирование из Лондона. Именно о формальном воссоединении “Либроссии” шла речь во время секретного визита Юшенкова в Лондон незадолго до убийства. На встрече присутствовал также бывший спикер и секретарь Совбеза Иван Рыбкин, который надеялся выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах 2004 года. Борис тогда выделил обоим — Юшенкову и Рыбкину — многомиллионный бюджет. Договорились собрать объединительный съезд после того, как Минюст зарегистрирует “Либеральную Россию” Юшенкова.
Юшенкова убили буквально через несколько часов после того, как он объявил, что его партия наконец допущена к выборам. Борис был уверен, что убийство стало местью Кремля за “вероломство”...
...
МЕНЕЕ ЧЕМ ЧЕРЕЗ три месяца после убийства Юшенкова при странных обстоятельствах погиб Юрий Щекочихин, журналист “Новой Газеты”, депутат Думы и член “Общественной комиссии” по взрывам домов. Незадолго до смерти он встречался в Москве с представителями ФБР и готовился к поездке в США...
...
— Видишь, — сказал Саша. — Я же говорил. Убирают одного за другим. Какие тебе еще нужны доказательства?
Саша был опер, а не ученый, привыкший сомневаться. Он не верил в совпадения.
— Следующий на очереди Трепашкин, — мрачно объявил он.
НО В ОТНОШЕНИИ Трепашкина пророчество сбылось лишь отчасти: его не убили, а всего лишь посадили в тюрьму.
...
Его арестовали 22 октября 2003 года. Около пяти часов вечера на 45-м километре Дмитровского шоссе трепашкинскую “девятку” остановил пост ДПС. Из разговора милиционеров он понял, что его остановили “по ориентировке”. Во время досмотра один из сотрудников, не особенно скрываясь, швырнул на переднее сиденье сверток. В ту же секунду откуда ни возьмись возле автомобиля появились понятые. В свертке оказался пистолет, и Трепашкина задержали за незаконное хранение оружия.
...
Суд над Крымшамхаловым и Деккушевым прошел без сучка и задоринки — без Трепашкина. Дело объявили государственной тайной, и заседания провели за закрытыми дверями. У адвокатов защиты взяли подписку о неразглашении. По ходу слушаний никакой информации не поступало. 11 января 2004 года судья Комарова вынесла приговор: оба обвиняемых получили пожизненные сроки за теракты в Москве и Волгодонске.
Хотя суд был закрытым, приговор огласили публично. Это был достаточно обширный документ, откуда выяснились многие не известные нам подробности. Здесь нас ждал сюрприз: оказалось, что двое обвиняемых не имели никакого отношения к московским терактам, да и в Москве они никогда не были. Они лишь участвовали в подготовке взрыва в Волгодонске.
Крымшамхалов и Деккушев признались, что в конце лета 1999 года приобрели 280 мешков для расфасовки “самодельного смесевого взрывчатого вещества, изготовленного при невыясненных следствием обстоятельствах и состоявшего из аммиачной селитры, тротила и сахара”. Эту смесь в количестве 13 тонн им доставил человек, “впоследствии погибший в Чечне”, и еще одно “не установленное следствием лицо”. К смеси подсудимые добавили закупленную ими тонну алюминиевой пудры. Все это происходило в поселке Мирный Предгорного района Ставропольского края в арендованном хозяйственном помещении. Для приготовления смеси использовали бетономешалку.
Готовую взрывчатку в мешках перевезли в Кисловодск и хранили в кузове автомобиля на территории хлебной базы. Оттуда меньшую часть мешков, более трех тонн, Крымшамхалов с Деккушевым и (впоследствии погибшим) Батчаевым повезли в Волгодонск.
Крымшамхалов и Деккушев утверждали, что об истинном назначении взрывчатки они не знали — думали, что план состоит в том, чтобы взорвать железнодорожный мост в Волгодонске, по которому в сторону Чечни шли эшелоны с войсками. Узнав, что планируется теракт против мирных жителей, они отказались от дальнейшего участия и покинули город за день до взрыва (это подтвердилось в суде), оставив грузовик с взрывчаткой Батчаеву и каким-то “неустановленным лицам”. Узнав из сообщений СМИ о взрыве жилого дома в Волгодонске, они бежали в Чечню.
Что же касается более десяти тонн взрывчатки, оставшихся в грузовике в Кисловодске, то, по версии следствия, их доставили в Москву другие участники группы. Все они спустя некоторое время погибли в Чечне. В Москве, как утверждало следствие, груза дожидался Ачемез Гочияев, который заранее арендовал помещения в четырех точках города. В приговоре неоднократно упоминались “неустановленные лица”, принимавшие участие в операции на всех ее этапах.
...
Среди вопросов, оставшихся без ответа, были данные экспертизы, о которых впоследствии рассказал адвокат Крымшамхалова. Состав взрывчатки, якобы найденной в двух невзорванных зданиях в Москве, существенно отличался от смеси, которую подсудимые доставили из Кисловодска в Волгодонск. Более того, ткань и нитки от мешков, обнаруженные в Москве, были иными, нежели те, что использовали Крымшамхалов и Деккушев для расфасовки смеси. И вообще, никто на суде не задался вопросом, почему по горячим следам московских взрывов официально утверждалось, что дома были взорваны гексогеном, то есть взрывчаткой, доступ к которой есть только у военных и силовиков, и лишь потом, после «раскрытия» волгодонской группы, о гексогене вдруг забыли, заговорив о самодельной аммиачно-алюминиевой смеси.
О подмененном фотороботе, Владимире Романовиче. Максе Лазовском, адмирале Угрюмове, гексогене и рязанском эпизоде в суде вообще не вспоминали.
Как бы то ни было, официальная линия состояла в том, что процесс над Деккушевым и Крымшамхаловым поставил точку в деле о взрывах домов.
На этом закончилась также деятельность комиссии Сергея Ковалева, который раздраженно констатировал свое бессилие: «Мы убедились, что все, что слушалось на этом суде, к взрывам в Москве не имело никакого отношения. Попытка отождествить этот процесс с московскими взрывами — политическое мошенничество… Сделали вид, будто достигнут огромный успех, преступление раскрыто, а виновные найдены и наказаны, но наказаны-то только “стрелочники”, а организаторы остались вне рамок дела. Я считаю, что этим процессом была совершена попытка уйти от настоящего расследования и обнаружить первых лиц этого преступления”.
Арест Трепашкина положил конец не только расследованию взрывов, но и другой нашей “операции”: доставке в Москву Сашиных книг, которые печатались в Риге. Человек, взявшийся вместо Трепашкина принимать груз и передавать книги в торговую сеть, судя по всему, не смог соблюсти правила конспирации. 30 декабря 2003 года милиция в сопровождении сотрудников ФСБ остановила на подмосковном шоссе фургон с 5000 экземпляров книги “ФСБ взрывает Россию”. Весь тираж был конфискован.
...
К началу 2004 года кампания по демонизации Бориса приобрела в России масштабы государственной политики. В изображении подконтрольного Кремлю телевидения Березовский превратился в собирательный образ дьявола, гоголевского “чорта” для масс, эдакого оруэлловского Эмануила Гольдштейна из “1984” — врага народа и антипода Большого Брата, сбежавшего за границу, чтобы повести силы зла в поход против Страны и ее Президента. Подозрения в связях с Березовским стали синонимом политической неблагонадежности. Один из правозащитников даже подал в суд за клевету, когда его обвинили в получении финансирования от Бориса. В другой раз важный чин министерства юстиции заявил, что Березовский в сговоре с королями преступного мира организовал бунты заключенных в колониях. Министр обороны сказал, что наше финансирование солдатских матерей подрывает обороноспособность страны. Московское издательство, близко связанное с ФСБ, огромным тиражом опубликовало перевод не замеченной на Западе книги русско-американского журналиста Пола Хлебникова под названием “Крестный отец кремля: Борис Березовский и ограбление России”, которая была столь же богата эмоциями, сколь бедна здравым смыслом, а телевидение раструбило о ней как о фундаментальном вкладе в новейшую российскую историю. Те, кто в России продолжал поддерживать с нами отношения, оказались в реальной опасности.
Эта очернительская кампания не обошла стороной и Сашу Литвиненко, “изменника на службе у олигарха”. Благодаря своим двум книгам, разошедшимся по Москве и по Рунету, он вызывал особую злобу у своих бывших коллег и стал главным врагом спецслужб. На учениях бойцам спецназа выдавали Сашину фотографию в качестве мишени для стрельбы.
...
Генри сказал, что последние научные публикации по этому вопросу в открытой печати — в них выяснялась быстрота гибели лабораторных животных в зависимости от дозы, — относятся к середине шестидесятых годов и происходят из институтов Минздрава СССР. После этого подобные работы либо засекретили, либо прекратили.
— Скорее засекретили, чем прекратили, — сказал я. — Саша мне говорил, что в структуре ФСБ до сих пор существует лаборатория ядов, созданная еще при Берии.
Я рассказал ему то, что знал от Саши: будто в Москве на Краснобогатырской улице находится секретное подразделение, откуда происходил яд, которым в 1995 году был отравлен банкир Иван Кивилиди, а в 1997-м — Владимир Цхай, сыщик из МУРа, арестовавший фээсбэшника-террориста Макса Лазовского. Там же, по мнению Саши, был разработан препарат СП-117, примененный в Киеве к Ивану Рыбкину, оттуда же происходил яд, вызвавший смерть “от аллергической реакции” Юрия Щекочихина и обезобразивший лицо Виктора Ющенко, а также аэрозоль, усыпивший захватчиков театра и заложников на Дубровке. Не говоря уже о том, что ФСБ практически официально и с особой гордостью подтвердила свою роль в ликвидации террориста Хаттаба, который был отравлен в 2002 году в горах Чечни. ФСБ тогда перехватила адресованное лидеру ваххабитов письмо из Саудовской Аравии и обработала его отравляющим веществом, вызывающим остановку сердца.
...
ПРЕДСМЕРТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ САШИ, зачитанное мной журналистам перед зданием клиники Лондонского университета утром 24 ноября 2006 года гласило:

Я хотел бы поблагодарить многих: моих врачей, медсестёр и сотрудников больницы, которые делают всё возможное; британскую полицию, которая прилагает столько усилий и профессионализма, расследуя мое дело, и охраняет меня и мою семью. Я благодарен британскому правительству за заботу обо мне и за честь быть британским гражданином.
Я хотел бы поблагодарить жителей Великобритании за выражения поддержки и сострадания.
Благодарю мою жену Марину, которая была со мной всё это время. Моя любовь к ней и нашему сыну не знает границ.
Сейчас я лежу здесь и отчётливо слышу шум крыльев ангела смерти. Может быть, мне и удастся от него ускользнуть, но, боюсь, мои ноги уже не так быстры, как хотелось бы. Поэтому, думаю, настал момент сказать пару слов человеку, который несет ответственность за моё нынешнее состояние.
Возможно, у Вас и получится заставить меня замолчать, но это молчание не пройдёт для Вас бесследно. Вы доказали, что являетесь тем самым безжалостным варваром, которым Вас представляют ваши самые жестокие критики.
Вы продемонстрировали, что у Вас нет никакого уважения к человеческой жизни, свободе и другим ценностям цивилизации.
Вы показали, что недостойны своей должности, недостойны доверия цивилизованных людей.
Возможно, Вам удастся заставить замолчать одного человека, но гул протестов по всему миру будет звучать у Вас в ушах, господин Путин, до конца жизни. Пусть Бог простит Вас за то, что Вы сделали — не только со мной, но и с моей любимой Россией и её народом.

...
...трудно представить себе более значимый и наполненный смыслом конец, если эти термины вообще уместны, когда говоришь о смерти. Саша, опер божьей милостью, раскрыл свое собственное убийство, назвав исполнителя и заказчика еще до того, как были собраны доказательства и найдено орудие преступления. Неисправимый конспиролог, он не только выдвинул самую невероятную теорию заговора, но смог, ценой собственной жизни, ее с неопровержимостью доказать. И выполнить свой долг опера перед другими жертвами — жильцами московских домов, зрителями Норд-Оста, Юшенковым, Щекочихиным, Аней Политковской и полуисстребленным горным народом.
Размышляя о Сашиной жизни, главное, что я вижу — это чудо произошедшей с ним метаморфозы, грандиозного перерождения, когда белое стало черным, добро и зло поменялись местами, а грешники стали праведниками. Когда я встретил его в Турции, он был напуган и слеп. Но подобно путнику в древней притче, “чешуя отпала от глаз его и вдруг он прозрел”. За шесть коротких лет после побега, запутавшийся и напуганный участник преступной и злобной клики, он увидел свет, обрел ясность и храбрость, сделал все, что мог, и принял мученическую смерть. Будь я религиозным человеком, я развил бы здесь темы покаяния, искупления и спасения души. Но ограничусь лишь тем, что скажу, что Саша удивил меня, оказавшись гораздо более высоким и цельным человеком, чем многие и многие.

Оригинал и комментарии

Судьба двух одноклассников от kireev
Случайно узнал, что два достаточно известных российских и украинских политика учились в школе и в одном классе - это Сергей Глазьев и Сергей Соболев. Как я прочитал, тогда это была единственная украноязычная школа Запорожья. Причем, оба Сергея начали серьезную политическую карьеру почти в одно время в очень молодом возрасте. Сергей Соболев еще в 1990-м году стал депутатом первой Верховной рады Украины. Глазьев в 1992 г. стал министром внешнеэкономических связей в правительстве Гайдара. Заметными политиками они остаются и до сих пор. Сергей Соболев - заместитель главы фракции "Батькивщина" в Верховной Раде Украины. Глазьев - советник президента РФ. Соболев в свое время был советников будущего президента Ющенко. Есть и другие сходства - Соболев ведь член партии "Батькивщина" - то есть переводится как "Родина" или "Отечество", а Глазьев был лидером "Родины" - то есть у партий еще и одно название! Родились в одном городе - Запорожье, а "Родины" у них, как оказалось, две и совершенно разные.

В 2014 г. Глазьева называют одном из "идеологов" аннексии Крыма и поддержки сепаратизма на Донбассе. А Соболев в это время - автор закона об увлеличении сроков за посягательство на территориальную целостность Украины.

Представляю,если бы этим одноклассникам где-то в 1970-е года сказали, что они станут известными публичными политиками, но в разных странах, Глазьев будет баллотироваться на президентских выборах, оба они попадут в санкционные списки двух разных стран (Соболев в санкционном списке РФ, Глазьев в "Миротворце"), то предсталяю, как бы они удивились! Наверняка, это все им бы показалось чистой воды фантастикой, и они бы оба покрутили пальцем у виска, если бы им это все кто-то озвучил, но это все окажется чистой правдой.

Оригинал и комментарии

Джемма Халид от aillarionov
Ночь светла


Ой, у гаю


Нищая певица


Шарабан


Бережок


Девушка из Нагасаки


Оригинал и комментарии

Красивая карта запросов в google trends о кандидатах от Демократической партии в США от kireev
Неплохая у меня получилась карта в Google Trends за последние полгода по четырем кандидатам от Демократической партии на президентских выбрах в США 2020 г.  Камала Харрис - "черный пояс"+ ее Калифорния. Бето О'Рурк - Техас и соседние штаты до Аризоны. Элизабет Уоррен - ее Массачусетс+Нью-Гэмпшир. Ну и Сандерс остальная северная часть Америки: белые штаты Запада и Среднего Запада, где он победил и на прошлых праймериз, а так же Ржавый пояс. Не очень понятны две Дакоты и Аляска за Уоррен - но там и демократов мало. Еще интересны Нью-Йорк и Коннектикут, где по запросам лидирует О'Рурк, но он там на 1% опережает и Сандерса и Харрис.

Оригинал и комментарии

Как ОНО работает (и собирается работать) от afranius
Что-то везет писателям-фантастам с делами, возбУжденными за выступления на митингах (вполне разрешенных). Сперва -- Мих.Харитонов (он же К.Крылов) в Москве, теперь вот -- Роман Арбитман (он же -- Лев Гурский) в Саратове:
------------------
Тенденция, однако! Опять полиция, опять повестка. И в прошлый раз [неделю назад] мне принесли ее в нерабочий день (воскресенье), и в этот раз тоже (8 марта). Но тогда это хотя бы смахивало на поздравление с Днем писателя, а сегодня-то женский день, все-таки не мой праздник! Хм. Странная логика. Впрочем, шутки в сторону. Для тех, кто еще не в курсе, - это всё из-за моего выступления на февральском митинге за отставку губернатора и мэра. В ближайший понедельник будет составлен протокол об административном правонарушении, потом суд. Вряд ли сейчас присудят много, но общая идея ясна. Два административных дела в течение полугода – мостик к уголовной статье. С интересом жду развития событий. В понедельник расскажу о своих перспективах поподробнее.
-- https://www.facebook.com/photo.php?fbid=808570836171608&set=a.113671445661554&type=3&theater
------------------

Ну, "Подождем до понедельника"...

________________________________
УПДАТЕ
«Мостик к уголовной статье»: писатель Роман Арбитман, принимавший участие в митинге за отставку губернатора, рассказал, что его снова вызвали в полицию
-- https://nversia.ru/news/mostik-k-ugolovnoy-state-pisatel-roman-arbitman-prinimavshiy-uchastie-v-mitinge-za-otstavku-gubernatora-rasskazal-chto-ego-snova-vyzvali-v-policiyu/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
Интересно: саратовские газетчики -- не молчат (в отличие от Масквабада).
Молодцы, чо.

Оригинал и комментарии

Молодые в Крыму менее тверды в поддержке вхождения в состав России от kireev
Так и должно быть и тут ничего удивительного, но все же такая разница в цифрах между молодыми и пожилыми просто бросается в глаза в опросе ВЦИОМ в Крыму: 80% пожилых и 52% молодых бесспорно положительно оценивают "воссоединение" (обращаю внимание на не нейтральную формулировку вопроса, но фонд-то полностью кремлевский) с Россией. Если подумать, то причин для такой разницы действительно много, все даже и не перечислишь:

- Пожилые в самом большом экономическом плюсе - повышение пенсий.
- Молодые и в России по опросам больше страдают от санкций и больше завязаны на все международное.
- Молодые выросли уже в Украине, а пожилые - в СССР или даже в РСФСР. Да и в самой Украине пожилые более пророссийские, чем молодые.
- Молодым несколько больше важны свободы: Крым перешел из страны, которая ближе к демократии, чем к авторитаризму, в страну, которая явно ближе к авторитаризму, чем к демократии.
- Среди молодых вероятно больше крымских татар, у которых была выше рождаемость в 1990-е, а среди пожилых наоборот больше русских.

Как Вы в целом оцениваете воссоединение Крыма с Российской Федерацией: положительно или отрицательно? (закрытый вопрос, один ответ, % от всех опрошенных)









Все опрошенные



18-24 года



25-34 года



35-44 года



45-59 лет



60 лет и старше
Бесспорно положительно 69 52 56 68 73 80
Скорее положительно 24 39 35 24 18 18
Скорее отрицательно 2 2 3 3 3 0
Бесспорно отрицательно 1 2 2 1 1 2
Затрудняюсь ответить/Отказ от ответа/Безразлично 4 5 4 4 5 0

В марте 2014 года состоялся референдум о судьбе Крыма. Если бы в ближайшее воскресенье состоялся референдум с теми же вопросами, что и пять лет назад, то какой бы вариант Вы выбрали? (закрытый вопрос, один ответ, % от всех опрошенных)









Все опрошенные



18-24 года



25-34 года



35-44 года



45-59 лет



60 лет и старше
Поддержал бы присоединение Республики Крым к Российской Федерации 89 75 86 85 90 95
Поддержал бы статус Автономной Республики Крым в составе Украины 3 9 4 3 4 1
Затрудняюсь ответить 8 16 10 12 6 4

Оригинал и комментарии

Еще одна карта-загадка от kireev
Давно не было карт-загадок. Какой показатель переписи 2010 г. отображен на этой карте? Мне кажется, тут можно угадать, если про себя словами рассказать, что видно на карте. Кликабельно - можно посмотреть в полный размер, а он тут как раз может пригодиться. Для России этот показатель составляет почти 15%.

Оригинал и комментарии

Результаты зарубежного голосования на выборах в Молдове от kireev
В Молдове очень большая зарубежная диаспора (по меркам маленького населения страны), так что зарубежние голосование там достаточно важно. Правда, диаспора сосредоточена в лишь в нескольких странах, а в подавляющем большинстве стран даже не было открыто избирательных участков. Я сделал карту результатов по странам, где проголосовало более 50 человек. Победителей только два: подавляющее большинство было за проевропейский блок "Сейчас" - 73% зарубежных голосов. За партию Социалистов - 8.5% и менее 5% за Демократическую партию, которая не победила ни в одной стране.

Всего за рубежом проголосовало 74 тыс. человек. Это 5% от проголосовавших - весьма приличная доля. Их них почти 27 тыс. в Италии, еще 8 тыс. в Румынии, 6 тыс. во Франции, 4.5 тыс в России и 4 тыс. в США.

Партия социалистов победила лишь в трех странах: Россия, Белоруссия и Турция. С Россией и Белоруссией понятно, но почему Турция? Кто знает, что там за молдаване живут и работют? В России еще прилично получила "Наша Партия" Ренато Усатого, но мало Шор, хотя оба по идее должны котироваться среди молдаван, живущих в России. Кстати, Илан Шор, который вообще родился в Израиле, в самом Израиле получил лишь 5% голосов: подавляющее большинство там все равно было за "Сейчас".

Интересна Украина. В Одессе даже относительное большинство -35% было за партию социалистов. Но за счет более многочисленного голосования в Киеве (и менее многочисленного во Львове) большинство было за "Сейчас". Я так понимаю, в Киеве это уже больше посольские работники или более проевропейские молдаване, которые там случайно живут, а в Одессе, уже поблизости к Молдове, это более русскоязычные молдаване?

Из совсем необычного: в Спокане в штате Вашингтон (ничего себе, даже там голосовали, а не только в Сиэтле!) сразу 22 голоса и второе место получила Partidul Voința Poporului - Партия народной воли, правая и, насколько я понимаю, прорумынская партия, но которая получила совсем копейки в Молдове. Откуда у нее там 22 голоса может быть?



Полную таблицу результатов (в том числе с суммарными результатами по основным странам, которые я вычислил) я поместил


Оригинал и комментарии

Взрывы домов (часть 26 цикла) от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 26. Материалы о взрывах жилых домов в Буйнакске, Москве, Волгодонске в сентябре 1999 г.

Независимое расследование: «Рязанский сахар» (события в Рязани 22 сентября 1999 года)
Передача Н.Николаева на НТВ 24 марта 2000 г.




А.Гольдфарб и М.Литвиненко, Саша, Володя, Борис... История убийства, 2010 г.:
НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ после первого московского взрыва Борис попал в больницу. Утром 10 сентября глазные белки у него неожиданно пожелтели, и его госпитализировали с диагнозом “гепатит”. Когда 13 сентября прогремел второй взрыв, он все еще находился в палате и имел время поразмыслить над происходящим.
Он был в замешательстве. Взрывы никак не вписывались в его понимание ситуации. Ясно, что целью террористов было спровоцировать войну, которая теперь казалась неизбежной. Но это не были те ограниченные военные действия, о которых говорили Удугов с Басаевым. Эти двое были способны на многое, но их целью было свалить Масхадова, получить власть и договориться с Кремлем. Взрывать дома в Москве было бы для них безумием.
Путину эти взрывы, конечно, были политически выгодны, но Борис не мог представить, что Володя способен на такое злодейство. Оставалось несколько возможностей, каждая из которых представлялась ему маловероятной: взрывы устроили неконтролируемые элементы в спецслужбах — остатки “Партии войны”, или какие-то иррациональные чеченские маргиналы, или зарубежные силы, пытающиеся втянуть Россию в войну, и так далее.
И тут-то началась яростная атака на самого Бориса: газета “Московский Комсомолец”, близкая к мэру, опубликовала “распечатку” — наполовину правдивую, наполовину сфальсифицированную его майского телефонного разговора с Удуговым, из которой следовало, что они будто бы планировали вторжение ваххабитов в Дагестан. Автором публикации был Александр Хинштейн, журналист, специализирующийся на “сливах” из спецслужб.
Путин не зря предупреждал Бориса о готовящихся против него провокациях. К разоблачениям “Московского Комсомольца” тут же подключилось НТВ Гусинского, который теперь поддерживал Явлинского и вовсю нападал на Кремль. В комментариях по принципу “кому это выгодно” зазвучали прозрачные намеки на причастность к взрывам домов “семьи” во главе с Борисом.
Такие обвинения нельзя было оставлять без ответа. И вот 16 сентября Борис устроил пресс-конференцию, чтобы опровергнуть инсинуации в свой адрес и заявить о своей оппозиции войне. Мне он тогда сказал: “Я веду борьбу на два фронта: с одного фланга Гусь и Лужков обвиняют меня в сговоре с ваххабитами, с другого — Путин ведет курс на войну, не считаясь с моим мнением”.
Напомнив о своей собственной миротворческой роли в 1997 году, он призвал к немедленным переговорам с чеченцами, даже с террористами: “Если мы не можем их уничтожить, мы должны с ними разговаривать”.
Но это был глас вопиющего в пустыне. После московских взрывов призывы к отмщению звучали со всех сторон. Даже суперголубь Явлинский призывал к “крупномасштабной операции” в Чечне.
Через день после пресс-конференции прогремел еще один взрыв — в Волгодонске. Под развалинами жилого дома погибли девятнадцать человек. 19 сентября по телевизору показали Путина. Мирные соглашения 1996-97 года “были ошибкой”, заявил он. “Этих людей нужно уничтожать. Другой реакции просто быть не может”.
...
ПОДРОБНОСТИ ИСТОРИИ С неудавшимся 23 сентября взрывом в Рязани начали всплывать в прессе только в середине января 2000 года. Первыми об этом написали Уилл Инглунд из “Балтимор Сан” и Мора Рейнольдс из “Лос-Анджелес Таймс”. Оба взяли интервью у жителей дома № 14/16 по улице Новоселов. Когда в обеих редакциях увидели материал, его незамедлительно поставили на первую полосу. В далекой России произошла сенсация: оказывается, бомба в рязанском подвале была настоящей, а вовсе не муляжом, как утверждала ФСБ!
Однако в самой России об этом не говорилось ни слова еще месяц, пока 14 февраля “Новая Газета” не напечатала подробный материал Павла Волошина (не путать с Александром Волошиным, руководителем президентской администрации), ученика знаменитого журналиста и недруга ФСБ Юрия Щекочихина.
Как писал Волошин, 22 сентября 1999 года, в 9 часов 15 минут вечера, житель рязанской двенадцатиэтажки Алексей Картофельников позвонил в милицию, чтобы сообщить о подозрительных “Жигулях” с замазанными номерами, стоявших у подъезда. Двое незнакомых ему мужчин перетаскивали в подвал мешки, а за рулем сидела женщина. Когда к дому прибыла милиция, “Жигулей” уже не было, но в подвале обнаружили три 25-килограммовых мешка с белым веществом. К одному из них был присоединен детонатор и самодельный таймер.
Вызванная на место бригада саперов с помощью газоанализатора обнаружила присутствие паров гексогена, боевого взрывчатого вещества, использующегося в артиллерийских снарядах.
Жителей эвакуировали, бомбу обезвредили, а мешки увезли сотрудники местного ФСБ. В городе объявили перехват; две тысячи милиционеров и местные телестанции получили фотороботы трех разыскиваемых террористов. К утру 23-го все новостные агентства сообщили о предотвращенном в Рязани теракте. Сам Путин, появившись на следующий день в вечерних новостях, высоко оценил бдительность рязанцев и пообещал скорую победу в Чечне.
Но утром 24-го произошло нечто совершенно непонятное. Выступая по телевидению, шеф ФСБ Николай Патрушев объявил, что инцидент в Рязани в действительности организовало его ведомство с целью проверки бдительности.
— Это была не бомба, — заявил он. — Думаю, что не совсем четко сработали — это были учения, там был сахар, а не гексоген.
Однако в своих статьях Инглунд, Рейнолдс и Волошин цитировали жильцов, милиционеров и сапера, обезвредившего бомбу, которые в один голос утверждали, что все было настоящее: желтоватый порошок в мешках, совсем не похожий на сахар, показания газоанализатора, указавшего на гексоген, и охотничий патрон в качестве детонатора. Волошин в своей статье предложил ФСБ предъявить доказательства того, что это были учения: копии приказов, фамилии участников операции, мешки с сахаром. Но ничего этого сделано не было.
Вскоре в прессе появились сообщения, объясняющие, почему ФСБ переквалифицировала “предотвращенный теракт” в “учения”. Газеты писали, что людей, заложивших мешки, должны были вот-вот арестовать, и тогда вступила в действие “легенда прикрытия”. По некоторым сообщениям, их даже как будто арестовали, но потом, после вмешательства ФСБ, отпустили.
Доподлинно известно следующее: дежурный оператор рязанской телефонной станции по имени Надежда Юханова услышала в ту ночь подозрительный разговор с Москвой:
— Повсюду посты, — говорил голос. — Выбирайтесь из города поодиночке.
Юханова сообщила в милицию, и там пробили телефонные номера. Оказалось, что московский номер находился в здании ФСБ на Лубянке, а рязанский — в той самой квартире, где накрыли несостоявшихся террористов.
13 марта “Новая Газета” опубликовала вторую статью Волошина. В ней был описан случай, который произошел в сентябре 1999 года в 137-м полку ВДВ, расквартированном рядом с Рязанью.
В ту ночь рядовой Алексей Пиняев и еще двое солдат стояли в карауле, охраняя склад боеприпасов. То ли из любопытства, то ли от холода они решили зайти в помещение. Там они увидели мешки с надписью “Сахар”. Распоров один из них, они отсыпали немного желтоватого порошка, чтобы попить чаю, но он оказался горьким на вкус. Их офицер, имевший навыки взрывника, определил, что в мешках гексоген. О произошедшем доложили начальству. Наутро из Москвы прибыла бригада ФСБ. Всем, кто знал об этой истории, строго-настрого приказали держать язык за зубами. Пиняева чуть не отдали под трибунал, чтобы не совал свой нос куда не следует, но в конце концов отправили в Чечню. Впрочем, перед отъездом он успел обо всем рассказать Волошину.
20 марта небольшим большинством голосов Дума отклонила предложение Юрия Щекочихина расследовать рязанский инцидент. К этому времени по горячим следам газетных статей журналист НТВ Николай Николаев подготовил передачу “Независимое Расследование — Рязанский Сахар” — целый час телеэфира, посвященный событиям в Рязани. Среди участников дискуссии были жители уцелевшего дома, местные милиционеры, эксперты-взрывники, телефонистка Юханова, а также три представителя ФСБ. Все они, за исключением фээсбэшников, сходились на том, что бомба была настоящая.
Было объявлено, что передача состоится вечером 24 марта, за два дня до президентских выборов.
Много лет спустя, в Нью-Йорке, бывший президент НТВ Игорь Малашенко рассказал мне, что 23 марта к Гусинскому из Кремля приехал посланец. Это был Валя, Валентин Юмашев. Он привез предупреждение от “сами знаете кого”. Если только “Рязанский сахар” выйдет в эфир, Гусь может забыть о будущем для своего телеканала. Победа Путина в любом случае гарантирована. Если передачу не снимут с эфира, то новый президент “разберется с НТВ по полной программе”.
— Это был первый сигнал, что наступают новые времена, — сказал Малашенко. — Ельцин никогда бы себе такого не позволил.
Подумав, они решили все-таки выпустить “Рязанский сахар” в эфир.
...
Что же касается взрывов домов, Борис сказал, что ему не верится, что Путин способен на такое злодейство. Также трудно представить, что какие-то элементы в спецслужбах, желая помочь Путину, устроили взрывы без его ведома. С другой стороны, Басаеву, Удугову, Хаттабу и любому чеченцу, который в своем уме, эти взрывы не были выгодны.
— Впрочем, есть чеченцы, которые не в своем уме — Радуев, например, или Бараев, — сказал Борис. — Эти отморозки способны на что угодно, но если бы взрывы устроили они, то и взяли бы на себя ответственность. В общем, ничего нельзя сказать достоверно. Нужны конкретные факты.
— А Рязань? — спросил Фельштинский.
— Что Рязань?
— Учения ФСБ в Рязани?
— Я вполне допускаю, что ФСБ устроила учения с использованием ничего не подозревающих граждан, — пожал плечами Борис. — Это в их духе.
— Но бомба-то была настоящая!
— То есть как — настоящая?
Как мне потом рассказывал Фельштинский, оказалось, что Борис, как и большинство россиян, никогда не читал статей в “Новой газете” и не видел передачу на НТВ. Он ничего не знал о рядовом Пиняеве, наткнувшемся на базе на “горький сахар”. Ему не приходило в голову сопоставить, что бомбежки Грозного начались 23 сентября, наутро после рязанского эпизода. И он не задумывался, почему после случая в Рязани теракты, которые происходили каждую неделю, прекратились как по команде.
А самое главное, Борис предпочитал отмахиваться от конспирологических теорий о взрывах, потому что считал, что их распускают недоброжелатели типа Сороса с целью очернить его самого. Но теперь до него дошло.
— Я полный идиот! — воскликнул он. — Конечно, это они! Лена, ты слышала, я идиот! — прокричал он жене, которая сидела впереди. — Они это сделали. Это все объясняет. Какой же я м...к.
...
Затем перешли к теме о взрывах домов. У Саши не было сомнений, что это работа Конторы.
— Все дело в почерке, — объяснил он. — У каждого преступника свой почерк. Я достаточно долго проработал в АТЦ, чтобы сразу сказать: это не чеченцы. Сложность операции, координация, инженерная подготовка, чтобы правильно расположить заряд — все указывает на высокопрофессиональную команду. Ты слыхал о Максе Лазовском?
Юрий не слыхал.
— Это “подкрышный” бандит, агент ФСБ, глава Лазанской ОПГ, которую Контора часто использует для спецзадач. Лазовский в состоянии устроить нечто подобное. Я бы начал с него.
...
К КОНЦУ ЛЕТА 2001 года Саша с Фельштинским закончили работу над книгой “ФСБ взрывает Россию”. Пока ее готовили к печати в маленьком нью-йоркском издательстве “Либерти-пресс”, Фельштинский договорился с Юрием Щекочихиным о публикации отрывков. Большие фрагменты появились в специальном выпуске “Новой Газеты” 27 августа, заполнив 22 полосы таблоидного формата.
В книге не было неопровержимых доказательств того, кто же на самом деле взорвал дома. Однако систематическое изложение рязанского эпизода плюс описание нравов и методов Конторы убеждало читателя, что теория о том, что взрывы устроила ФСБ, не просто имеет право на существование, но выглядит более правдоподобной, чем официальная версия о чеченском следе.
Когда нормальный человек сталкивается со страшной реальностью, он инстинктивно восстает против фактов и логики. Обвинение российских спецслужб в массовом убийстве ни в чем не повинных сограждан выдвигалось и раньше, но вызывало инстинктивное неприятие. Книга же убедительно показывала скептическому читателю, что такое очень даже возможно. Среди аргументов много места отводилось рассказу о Лазанской ОПГ Максима Лазовского, которая уже однажды устраивала теракты по заказу ФСБ и, по мнению Саши, вполне могла стоять за взрывами домов 1999 года.
Когда Саша работал в АТЦ, в одном кабинете с ним сидел опер по имени Евгений Макеев. Он расследовал обстоятельства взрыва, произошедшего в Москве 18 ноября 1994 года на железнодорожном мосту через Яузу, как раз перед началом первой чеченской войны. Этот полузабытый инцидент мог закончиться трагедией, если бы по мосту проходил поезд. Однако из-за какой-то неполадки взрывное устройство сработало в момент закладки, разорвав в клочья самого взрывника. Спустя несколько дней в Москве произошел еще один взрыв, на этот раз в автобусе 33-го маршрута. По счастливой случайности пассажиров в автобусе не оказалось, однако шофер был ранен. Оба взрыва обладали всеми признаками терактов, смысл которых был не в том, чтобы поразить конкретную цель, а в том, чтобы посеять панику. Вину за оба взрыва тогда свалили на неназванных чеченцев, а через несколько дней началась первая чеченская война.
Два года спустя эти теракты раскрыл детектив из МУРа по имени Владимир Цхай, работавший в тандеме с Макеевым. По словам Саши, Цхай был лучшим московским сыщиком, человеком-легендой среди оперов. Он установил, что человека, который сам себя подорвал на мосту, звали Андрей Щеленков. Это был отставной армейский капитан, работавший в некоей фирме “Ланако,” занимавшейся, среди прочего, приватизацией нефтяных терминалов черноморского побережья. Владельцем “Ланако” был Максим Лазовский, уроженец Грозного, связанный с чеченскими криминальными кругами. В бандитской генеалогии Москвы Лазовский (по кличке Макс) вместе с криминальными “авторитетами” Хож-Ахмедом Нухаевым (Хожей) и Мовлади Атлангериевым (Лордом или Лениным), составляли Лазанскую ОПГ, уходящую корнями в эпоху массового рэкета, переделов территории и уличных перестрелок конца 80-х годов. Название группировка получила от московского кафе “Лазанья”, где когда-то собирались ее члены. За Лазовским числилось полтора десятка убийств, в том числе братьев Натаевых, двух провинившихся членов его собственной банды, и директора туапсинского нефтеперерабатывающего завода Анатолия Василенко.
Человеком, подложившим бомбу в 33-й автобус, оказался шофер Лазовского Владимир Акимов. Руководил обоими взрывниками отставной полковник Владимир Воробьев, правая рука Лазовского. Первоначальная версия Цхая заключалась в том, что теракты заказал Хож-Ахмед Нухаев, который к тому времени был освобожден сепаратистами из Грозненской тюрьмы и назначен “руководителем разведки” в правительстве Дудаева. Отсюда версия о “чеченском следе” во взрывах 94-го года.
Но когда Цхай арестовал Лазовского и его подельников, выяснилось, что за спиной у банды стоят не чеченцы, а Лубянка. Воробьев при аресте заявил, что он агент ФСБ. Второй арестованный, Алексей Юмашкин, руководитель службы безопасности “Ланако”, оказался действующим офицером в чине майора: забирать его из-под ареста приехал дежурный офицер из Московского управления. Всего в деле фигурировали шесть сотрудников ФСБ. Впоследствии Юрий Щекочихин писал, что Лазовский “был на связи” у генерала Хохолькова, Сашиного начальника в УРПО.
Вскоре после ареста Лазовского Владимир Цхай умер от неожиданного и непонятного врачам поражения внутренних органов; ему было тридцать девять лет. По МУРу поползли слухи, что его отравили в отместку за то, что он разгромил подкрышную банду Конторы.
По делу “Ланако” состоялось два суда. Первый, в 1997 году, касался взрывов 1994 года. Помощник Лазовского Воробьев был осужден за терроризм. На суде он снова заявил, что был агентом ФСБ. В последнем слове он так и сказал: “Этот суд — издевательство над спецслужбами”.
Улики против самого Лазовского оказались недостаточными. Его осудили на небольшой срок за хранение оружия и наркотиков. Выйдя в 1998 году на свободу, он отстроил себе шикарную дачу в селе Успенском Московской области и стал сколачивать новую банду. Но в апреле 2000 года был расстрелян на пороге Успенской церкви. Стреляли издали, из кустов, из автомата Калашникова с глушителем и оптическим прицелом. Произошло это через восемь месяцев после взрывов домов в Москве.
Вскоре после смерти Лазовского над членами его банды состоялся второй суд, и связь с ФСБ опять вышла на поверхность. Согласно репортажу “Новой Газеты”, один из членов банды заявил: “Ваша честь, да [мы] же работали под крышей ФСБ. У Лазовского в штате [были] действующие офицеры, все боевики имели документы прикрытия, к которым не придерешься… Атлана Натаева привезли к месту убийства офицеры ФСБ. Эти же офицеры были на стрелке Лазовского с братом Атлана Саидом, его тоже убили”.
Другой член банды, в квартире которого был арестован Лазовский, также утверждал, что ими руководили с Лубянки. Он рассказал, как офицеры ФСБ встречались с Лазовским в аэропорту Туапсе перед ликвидацией директора нефтезавода. Он также сообщил, что за несколько дней до ареста его встретили у дома и доставили на Лубянку, где “один из высших офицеров” предупредил, чтобы он не давал никаких показаний.
Учитывая историю терактов 1994 года и то, что осенью 1999 года Лазовский находился на свободе, Саша считал, что тот вполне мог организовать взрывы домов; к тому же чеченцы принимали его за своего, и он мог сделать это чеченскими руками. Однако прямых доказательств не было.
В книге рассказывалось еще об одной “подкрышной” группе, которая могла стоять за взрывами. Ее организовал Андрей Морев, офицер, устроивший в 1996 году резню мирных жителей в чеченской деревне Свободная. Его арестовали и поставили перед выбором: либо будешь работать на ФСБ киллером, либо пойдешь в тюрьму. Морев собрал команду из двенадцати человек, каждый из которых имел за плечами кровавый след в Чечне. Начиная с 1998 года они совершили несколько “ликвидаций” на Украине, в Ираке, Югославии и Молдове. Группа Морева распалась в 2000 году, а сам он бесследно исчез.
Подобные истории убеждали, что для профессионалов “мокрых дел” из ФСБ не существует моральных запретов, которые помешали бы им организовать теракт на своей территории. Книга разрушала инстинктивную тенденцию законопослушного гражданина не верить, что зверство, безжалостность и патологическая жестокость, существование которых никого не удивляет в уголовном мире, также присущи и чекистам, использующим тех же самых уголовных “отморозков” для выполнения “специальных задач”.
...
5 марта 2002 года, в годовщину смерти Сталина, в переполненном зале Института Королевских вооруженных сил в центре Лондона, который мы по этому случаю арендовали, Борис представил фильм “Покушение на Россию”. Его авторами были два французских документалиста, которые, в сущности, перевели в киноформат программу НТВ “Рязанский сахар”. Когда-то фильм был запущен при поддержке Гусинского. Но после разгрома НТВ у французов закончились деньги, производство остановилось, и они пришли к Борису за финансированием. Саша с Фельштинским стали консультантами проекта. Сам Борис на экране не появился, но мощь бренда его имени сыграла свою роль: слух о “фильме Березовского” распространился по России.
Из Москвы на премьеру приехали два депутата Госдумы, лидеры “Либеральной России” Сергей Юшенков и Юлий Рыбаков. Они объявили, что “Покушение на Россию” станет главной темой предстоящей предвыборной кампании. Вернувшись в Москву, Юшенков раздал видеокассеты журналистам прямо в Шереметьевском аэропорту.
Ответная реакция не заставила себя ждать. Рыбакову и Юшенкову начали угрожать по телефону. В нескольких городах были избиты активисты “Либеральной России”, организовавшие просмотры фильма в кинотеатрах. Ни один российский телеканал не решился показать фильм, зато его увидели телезрители в трех балтийских странах: Литве, Латвии и Эстонии.
Тем временем российские видеопираты почуяли запах наживы: на фильм появился спрос. Не прошло и нескольких недель, как кассеты с “Покушением на Россию” появились на рынках и в киосках по всей стране. В начале апреля депутаты от “Либеральной России” раздали кассеты в Думе. И хотя их моментально расхватали, предложение Юшенкова провести парламентское расследование взрывов домов не прошло из-за голосов прокремлевского большинства.
Тем не менее о фильме заговорили. 14 апреля 2002 года ВЦИОМ опубликовал результаты опроса общественного мнения: больше половины высказалось за показ фильма по телевидению; 6 процентов ответили, что уверены в причастности ФСБ, 37 процентов заявили, что этого не исключают, 38 процентов не допускали причастности власти, а 16 процентов были убеждены, что дома взорвали чеченцы. Около 40 процентов опрошенных согласились с необходимостью провести независимое расследование.
...
Год спустя, после терактов 11 сентября они смотрели по американскому телевидению, как разбирают руины нью-йоркских башен, и контраст с московскими впечатлениями стал первым сигналом, что там что-то было не так.
— Американцы буквально просеяли развалины мелким ситом, до последней песчинки: искали улики, — говорила мне потом Таня. — А почему ФСБ ничего не искала? Почему они пустили бульдозеры и все, что там было, зарыли? Может, им было что скрывать?
...
То, что Фельштинскому и Литвиненко удалось разыскать человека, который числился первым номером в списке разыскиваемых ФСБ, уже само по себе было унижением для Конторы. Показания Гочияева, которые зачитывал Саша, сопровождая их своими комментариями опера-профессионала, держали присутствующих в напряжении два часа подряд.
Во-первых, сообщил Саша, нет никаких сомнений, что человек, давший показания, действительно Ачемез Гочияев. Это подтвердил ведущий британский эксперт-криминалист, который сравнил фотографии, полученные от Гочияева, с его портретом на сайте ФСБ. Если власти того захотят, они легко смогут получить дополнительные подтверждения, проверив данные прописки, службы в армии и другую персональную информацию, которую предоставил “объект”. Можно также подвергнуть графологической экспертизе написанное им от руки шестистраничное заявление.
В своих показаниях Гочияев, карачаевец по национальности и владелец малого бизнеса в Москве, признал, что помещения во взорванных домах действительно были арендованы на его две фирмы. Но он утверждал, что помещения снимал его партнер по бизнесу, который, как он теперь думает, работал на ФСБ.
“Он предложил мне совместно заняться одним делом, сказал, что имеет хорошие возможности для реализации продуктов питания, — писал Гочияев. — Сначала он заказал мне минеральную воду, я ему ее привез, он ее реализовал и рассчитался со мной в срок. Потом он мне сказал, что ему нужны помещения на юго-востоке Москвы где, якобы, у него [имеются] точки реализации. Я помог ему [арендовать] помещения на Гурьянова, на Каширке, [на улице] Борисовские пруды и в Капотне”.
В ночь первого взрыва Гочияев не ночевал дома. Это, по-видимому, его спасло, потому что милиция не смогла его найти. Партнер позвонил ему на мобильный телефон в пять утра и сказал, что на складе на улице Гурьянова небольшой пожар, и ему следует срочно приехать. Но когда он подъехал к дому и увидел, что происходит, он заподозрил неладное и решил на всякий случай скрыться.
До этого момента показания Гочияева в общем соответствовали официальной версии; он признавал факт аренды помещений, все же остальное выглядело, как не очень убедительная выдумка, тем более, что по непонятным причинам, в письме не было названо имя партнера, арендовавшего помещения. Находясь на лондонской стороне телемоста, я следил за недоуменным лицом Юшенкова на телеэкране: получалось, что наше расследование подтверждало “чеченский след”.
Саша явно получал удовольствие от происходящего; он был искусный опер, приберегавший до времени свой главный козырь. Он сделал небольшую паузу, отпил из стакана воды, продлив всеобщее замешательство еще на несколько мгновений, и, наконец, выдал сенсацию: Гочияев утверждает, что именно он сообщил властям о двух других адресах, по которым были арендованы помещения!
Когда 13 сентября прогремел второй взрыв на Каширском шоссе, писал Гочияев, он понял, что его подставили. Прежде чем уехать из города, он позвонил с мобильного телефона в пожарную службу и службу спасения и сообщил адреса на Борисовских прудах и в Капотне.
Это был чрезвычайно важный момент, подчеркнул Саша. Слова Гочияева совпадали с опубликованной информацией: действительно, 13 сентября в Капотне была обезврежена третья бомба, а на Борисовских прудах обнаружен склад с несколькими тоннами взрывчатки и шестью детонаторами. Милиция не сообщила, как она вышла на эти два адреса, а теперь Гочияев предложил объяснение. Если действительно наводку дал он, то это легко проверить, потому что все звонки пожарным и в службу спасения регистрируются, а провайдеры мобильной связи имеют данные по всем звонкам.
...
Буковский потом вспоминал:
— Саша поразил меня сочетанием глубокого профессионализма в своем деле — уж поверь, я на своем веку повидал оперов, и эта профессия предполагает достаточно циничный взгляд на вещи, и, вместе с тем, абсолютно детского, я бы сказал романтического отношения к теме добра и зла и того места, которое он сам занимает в их вечном противостоянии. Я дал ему почитать документы из “Особой папки” ЦК КПСС, и он разбудил меня в 4 утра в полном ужасе: как же так, выходит, что вся страна, вся система была бандитской!? И стал говорить о своих угрызениях, что работал в преступной организации, носил эту “эсэсовскую” форму и так далее. В конце концов я ему сказал: “Саша, успокойся, ведь твоим последним местом пребывания была не Лубянка, а Бутырская тюрьма. Вот и считай себя не ментом, а зэком”. Он обрадовался: “Дайте, — говорит, — померить вашу тюремную телогрейку”, я ее храню. Надел ее, даже спать в ней лег, и с тех пор успокоился, стал называть себя бывшим политзаключенным.

Оригинал и комментарии

Е.Гайдар: «Вот просто я взял и выписываю вам миллиард рублей». от aillarionov
Фонд Гайдара выложил в открытый доступ первое выступление Егора Гайдара в должности заместителя председателя правительства по вопросам экономической политики. Выступление состоялось на Втором съезде движения «Демократическая Россия» 11 ноября 1991 года.

На 21-й минуте записи только что назначенный российским «экономическим царем» Е.Гайдар говорит буквально следующее:
«Сейчас у нас сложилась поразительная совершенно ситуация, когда один человек может взять и выписать бумагу, которая называется «лицензия на вывоз мазута на 250 тысяч тонн», которая стоит миллиард. Вот просто я взял и выписываю вам миллиард рублей. Потому что вы мне понравились. Вот если вы создаете такие механизмы, то будьте готовы к тому, что у вас в этой сфере будет крупномасштабная массовая коррупция... Иначе не бывает.



Значит, нужно отказываться радикально, решительно, как можно скорее от индивидуальных экспортных лицензий, переходить к экспортным налогам универсальным на вывоз сырья, нефти, нефтепродуктов... Нужно дополнять ее системой продаж лицензий через систему открытых аукционов, бирж и так далее. Так, чтобы доход того, кому выписана эта бумага, определялся бы не чиновником, а рыночным механизмом, и доход поступал бы не чиновнику, а государству».

Итак, 11 ноября 1991 г. Е.Гайдар на всю страну и весь мир заявляет: «Выдача индивидуальных лицензий на вывоз энергоносителей и сырья – это крупномасштабная массовая коррупция. Иначе не бывает».

Три недели спустя, 4 декабря 1991 г., председатель Комитета по внешнеэкономическим связям РСФСР П.Авен накладывает положительную резолюцию на письмо председателя КВС Санкт-Петербурга В.Путина: «Разрешить выдачу квот и лицензий по номенклатуре КВС в разрешенных количествах мэрии Санкт-Петербурга до 15 ноября 1992 г.»




Этой резолюцией П.Авен выдает В.Путину индивидуальные лицензии и квоты на вывоз 150 тысяч тонн дизельного топлива, бензина, мазута, масла; 750 тысяч тонн леса и лесоматериалов; а также больших объемов лома черных металлов, редкоземельных металлов, алюминия, меди, цемента, аммиака – всего на сумму 124 млн дол. США. По тогдашнему рыночному курсу это составляло 14 миллиардов рублей.



На следующий день, 5 декабря 1991 г., решение П.Авена закрепляет своей резолюцией вице-премьер российского правительства Е.Гайдар: «Согласен. Е.Гайдар».

Чуть более месяца спустя, в январе 1992 г., депутаты Петросовета во главе с М.Салье и Ю.Гладковым начинают расследование путинской аферы с продовольствием, так и не поступившим в город в обмен на экспортированное топливо и сырье, и просят российские власти отозвать выданные ими лицензии и квоты.

В ответ на это П.Авен передает права уполномоченного МВЭС России от сотрудника этого министерства А.Пахомова председателю КВС мэрии Санкт-Петербурга В.Путину и накладывает положительную резолюцию на запрос А.Собчака о продолжении аферы с продовольствием.

28 января 1992 г. Е.Гайдар закрепляет решение П.Авена своей резолюцией:
«КВЭСу при МИД России (т. Авену), Минэкономики и финансов России (т. Нечаеву).
Поддерживаю без изменения квот и экспортных пошлин.
По экспортным пошлинам согласен по договорам, заключенным между Мэрией Санкт-Петербурга и поставщиками до 15.01.92 г.
В.В.Путину под личную ответственность.
Е.Гайдар».




Общая сумма потерь города от первого пакета квот и лицензий, по данным комиссии М.Салье, составила 92 миллиона долларов. Всего же мэрии Санкт-Петербурга гайдаровское правительство выдало квот и лицензий, по данным М.Салье, действительно на сумму около одного миллиарда. Правда, не рублей, а долларов.
По валютному курсу на конец 1992 г. это было равно примерно 400 миллиардов рублей.
Что составило около одной десятой части всех доходов российского бюджета в 1992 г.

11 ноября 1991 г. Е.Гайдар знал, что говорил.
Выдача индивидуальных лицензий и квот на экспорт сырья и энергоносителей – это действительно крупномасштабная коррупция. Иначе не бывает.
Именно этим он и занимался на руководящих постах в российском правительстве.
Только в одном хорошо изученном случае он просто взял и выписал индивидуальных лицензий В.Путину не на один миллиард рублей.

Оригинал и комментарии

"Девушка с веслом" по американски от neznaika-nalune
They were already in elite college preparatory schools. They already had tutors, counselors, psychologists — all the extra help that your hard-earned millions could buy. One accused father, William McGlashan, a senior executive at a global private equity firm, even talked about pulling strings with two members of USC’s board of directors, and still participated in this fraud, according to prosecutors.
Why weren’t your children’s own efforts enough for you? Why couldn’t you accept that your daughter or son was not Yale material? Or Wake Forest material? Or USC material?...
https://www.latimes.com/local/abcarian/la-me-abcarian-college-20190313-story.html

В Америке, если у семьи есть деньги и очень хочется устроить чадо в хороший университет, есть немало легальных способов. Можно заплатить за курсы или индивидуальному репетитору за долгое натаскивание на стандартные тесты, можно нанять консультанта для написания сочинения, идеально подогнанного к запросам конкретного университета; можно устраивать визиты в университет, притираться и выяснять кто наиболее востребован в данном месте в нынешнем году - то ли певец для хора, то ли баскетболист, то ли бегун. Если денег много, можно дать целевое пожертвование университету на строительство именного здания или открытие кафедры - но это начинается с десятков миллионов долларов.

Но тысячи небедных родителей предпочитают подстраховаться и другими способами, несколько менее легальными. От конкретной наличности в конверте до внесения хорошей суммы в "благотворительные организации", которые всего лишь отмывочные конторы для приема по блату, и до элементарного фотошопа. Кто-то приставлял физию своего чада к фотографии гимнаста в прыжке, кто-то - к ватерполисту с голевым броском, за какую-то девицу, никогда не игравшую в футбол написали фантазийный рассказ о том что она - лидер женской команды, вся в крови и синяках забивает голы в ворота соперниц.

Для поступления в калифорнийский университет двух дочерей киноактрисы Лори Лафлин и дизайнера Массимо Джианулли потребовалось $500 тысяч взятки и фотография сестер в академической гребной лодке (сами они никогда этом спортом не занимались).

Сама Оливия Джейд, одна из сестер, хихикает в Твиттере что ей по фигу университет, кроме как тусовки и вечеринки.


Зато у нее в 17 лет уже была дизайнеровская коллекция пудры в Сефоре. Сейчас, правда, уже убрали. И из университета поперли. А так хорошо складывалось.

Оригинал и комментарии

Карты первого тура президентских выборов в Словакии от kireev
Здесь можно строить карты по результатам первого тура президентских выборов в Словакии.



Карта первых мест чуть менее интересна, так как Чапутова победила в подавляющем большинсте округов, хотя и тут видно, что самые удаленные восточные и северные голосовали за прошедшего во второй тур Шевчовича или Гарабина.

Но интереснее с оттенками, хотя они там не самым лучшим образовом выбраны. Но все же тут хорошо видна и разница между городами и восточной и западными частями. В первом округе Братиславы - то есть центр города, самый либеральный, у нее 67% голосов. Меньше всего - 18.6% в Медзилаборце, где 34% русины и еще 6% украинцы, и там она на третьем месте.



Именно в центре Братиславы провал и у крайне правого националиста Мариана Котлебы - 2.2% при  более 10% по стране и 3-4% в других районах Братиславы.

Оригинал и комментарии

Кто займет последнее место на президентских выборах в Украине? от kireev

Помимо того, что бы предсказать первое или второе место на президентских выборах в Украине, есть еще куда более сложная задача: предсказать, кто займет последнее место. Даже на российских президентских выборах прошлого года это оказалось не такой уж простой задачей, но мы выбирали из трех очевидных вариантов, которые  были достаточно близки к этому.  Хотя, как я тогда писал, настоящее последнее место нам так и останется неизвестным, так Сурайкин возможно, и даже вероятно, опередил Бабурина, лишь благодаря фальсификациям.

Но на украинских выборах вычислить последнее место гораздо сложнее. И я тут не случайно говорю "вычислить". Наверняка 25-30 кандидатов наберут менее 1%. И наверное из них минимум десяток менее 0.1%. Как тут угадать последнее место? Остается лишь вычислить методом исключения. Сразу надо убрать всех, кто точно не займет последнее место: это кандидаты, кампанию которых я хотя бы хоть как-то видел (хотя у жителей Украины тут огромная фора), которые иногда появляются в рейтингах (серьезных фондов) хотя бы с какими-то долями процента -то есть за которых хотя бы один опрошенный намерен проголосовать. Явно не займут последнее место однофамильцы более известных кандидатов: Юрий Тимошенко и Игорь Шевченко.  Первый и послений в в бюллетене тоже не займут, тем болеe, что это Балашов и Александр Шевченко - относительно известные люди. Место в бюллетене практически не влияет на результат, но когда речь идет о менее 0.1%, то и это может повлиять. Наверняка не женщина - их мало, они более заметны, так что убираем Литвиненко. Те, кто уже участвовал в выборах, тоже были на слуху - убираем Габера, тем более, что он болгарин - некторые болгары могут за него чисто из-за этого проголосовать. Тарута снялся, но остался в бюллетене. Это в разы снизит его результат, но он был близок к 1%, так что "в разы" это даже недостаточно для последнего места, хотя, вероятно, это его опутсит в последнюю десятку.

Таким образом уже отсеялось подавляющее большинство, а остались:  Александр Данилюк, Юрий Деревянко, Василий Журавлев, Аркадий Корнацкий, Владимир Петров, Руслан Рыгованов, Александр Соловьев. Осталось уже мало: семь человек. Но список можно еще сузить.

Итак, Корнацкого, Деревянко можно вычерковать - они хотя бы были избраны в Раду по одномандатным избирательным округам. То есть кто-то их там знает и кто-то на выборах за них готов проголосовать, хотя Корнаций - явно "технический кандидат" Порошенко. Александр Соловьев и его партия - проект Порошенко по отбиранию голосов у Бойко. Но кампанию-то он ведет, то есть цель голоса отнять. Какие-то голоса он все же наберет, хотя, подозреваю, будет в последней десятке. Александр Данилюк - очень распространенное имя и фамилия, скажем, как у бывшего министра финансов - уже может кто-то перепутать, так что я склоняюсь, что это будет не он, так что тоже вычеркну, хотя тоже возможно будет в последней десятке. Владимир Петров - у него хотя бы есть биллборды (их я нашел в его фейсбуке, когда он поздравлял женщин с 8 марта из Рима, не смотря на то, что находится под домашним арестом). Тем более, что он пиарщик и политтехнолог - последнего места он явно избежит, так что вычеркиваю.

Остаются два человека: Рыгованов и Журавлев. Вот это явные претенденты на последнее место.

Рыгованов - о нем я писал. Разве что кто-то можетбыть кто-то обратит внимание на его смешную работу и место жительства и ради прикола проголосует. Но иначе никаких причин голосовать за него нет.

Василий Журавлев - председатель федерации футбола Мариуполя. Никаких новостей о его предвыбрной кампании я тоже не нашел. Тут ситуация понятная. И никаких причин ни у кого, кроме каких-то фанатов футбола в Мариуполе, за него голосовать.

Еще тех, кто чисто "технический" кандидат без предвыборной кампании, выдает то, что некоторые так и не открыли избирательные счета для финансирования кампании - о чем рассказал ЦИК. Это Юрий Тимошенко, Рыгованов и Журавлев. Юрий Тимошенко - понятное дело, спойлер Юлии Тимошенко. Рыгованов и Журавлев - даже не позаботились хотя бы формально оформить наличие избирательной кампании. То есть опять же выходим на них. Итак, Рыгованов или Журавлев? Но на самом деле был хотя бы один опрос, по которому за Журавлева был 0.1%. Может быть это случайный голос - но раз надо между ним и Рыговановым выбрать, то поставлю на Рыгованова.

Есть и еще одна причина поставить на последнее место Рыгованова - он был последним в опросе Передовых правовых инициатив. Я до сих пор не уверен, что опрос на самом деле был. Но проценты в "хвосте" они расставили правильно. Правильно в каком смыле? Смотрите: они последним кандидатам дали не 0.2% или даже 0.1% - это было бы слишком много. И не 0.01% - это было бы слишком мало. Это уже просто основываясь на результатах других украинских президентских выборов с многочисленными кандидатами. А у них и доли процентов явно правильного порядка... 0.04%, 0.05%, 0.06%, 0.07%, 0.07% и плавно идет выше.  Профаны в выборах могли бы на этом "попасться", а тут все "правильно", как и должно быть в опросе с такой выборкой. Или они умнее, чем мы все думаем (они ведь и и электоральную географию как красиво сделали!), или они и правда проводили опрос. Причем, на самом деле черновик этого поста написал еще до того, как вышел этот опрос, и как раз Рыгованов у меня тоже был главным кандидатом на последнее место - мы это даже с timbes5 обсуждали будущие конкурсы прогнозов по этим выборам (в том числе и тот, в котором надо будет назвать последнее место), он не даст соврать. И тут он опять последний в опросе с такой огромной выборкой, которая в принципе позволяет определить аутсайдеров. Так что методом исключения ставлю Рыгованова.

А кто, на Ваш взгляд, займет последнее место и почему? Как Вы дошли именно до этой фамилии?

Оригинал и комментарии

Кого они придумывали преемниками (часть 29 цикла) от aillarionov
Завершение публикации свидетельских показаний по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» позволяет перейти к анализу этих материалов. Часть 29 цикла.

В фильме В.Манского «Свидетели Путина» Борис Ельцин в ночь с 26 на 27 марта 2000 года говорит о том, что перед тем, как принять окончательное решение о своем преемнике, он рассмотрел два десятка кандидатур на эту роль: Посмотрел двадцать человек за четыре месяца. Двадцать кандидатур! Остановился на нем. Двадцать кандидатур. Остановился на нем. И стал с ним работать.

Кто те люди, кого в качестве кандидатов на пост преемника рассматривал Ельцин?

Прежде чем отвечать на этот вопрос, следует обратить внимание на то, что в указанном комментарии Ельцин говорит о четырех месяцах, в течение которых он осуществлял свой подбор, то есть о периоде примерно с 9 апреля по 9 августа 1999 г.

Однако скорее всего срок подбора последнего кандидата на пост преемника был короче, поскольку согласно интервью самого Бориса Ельцина, данного им Людмиле Телень осенью 2003 года, в конце весны – начале лета 1999 г. в качестве своего преемника Ельцин рассматривал Сергея Степашина, назначенного им на пост и.о. премьер-министра 12 мая 1999 г.:

- До того как премьер-министром стал Владимир Путин, вы предложили на тот же пост кандидатуру Сергея Степашина. Все сразу сделали вывод: преемник – он.
- Мне не очень удобно вспоминать то, что тогда произошло. Но через некоторое время после назначения Степашина премьером я понял, что ошибся, просто ошибся. Я, кстати, так ему и сказал: "Давайте признаем, что мы оба ошиблись. Я ошибся в том, что предложил вам этот пост, а вы ошиблись в том, что согласились, не оценив реально свои возможности".
- Он признал?
- Нет, он со мной не согласился, тяжело воспринял. И на какое-то время между нами возникло охлаждение. Теперь прошло.
- Каковы были ваши претензии к нему?
- Я не хочу сейчас их перечислять. Речь не о том, что у него были какие-то отрицательные качества, он талантливый и интеллигентный человек. Просто его качеств было недостаточно для того, чтобы работать премьером, а потом стать президентом.


Ельцину, по его словам, потребовалось некоторое время премьерства Степашина, в течение которого он убедился, что совершил ошибку, и что теперь процесс подбора кандидата на роль преемника надо начинать заново. Поскольку Степашин, утвержденный на посту премьер-министра 19 мая, поначалу, очевидно, вполне удовлетворял Ельцина в качестве потенциального преемника, то не исключено, что подбор нового кандидата занял еще более короткий срок. Есть основания полагать, что понимание необходимости замены Степашина на посту премьер-министра и соответственно ельцинского преемника пришло к руководителю администрации президента А.Волошину не ранее начала июня 1999 г.

Что же касается Ельцина, то имеющиеся данные (более подробно о них – в другом материале) позволяют с высокой вероятностью предположить, что первое серьезное обсуждение кандидатуры Путина на роль преемника Бориса Ельцина с непосредственным участием действовавшего президента произошло не ранее 13 июля 1999 г. То есть менее чем за месяц до последовавшего 9 августа 1999 г. назначения Путина на пост премьер-министра и провозглашения его ельцинским преемником и кандидатом на пост президента.

Следовательно, наиболее реалистичный временной период, в течение которого ближайшие сотрудники Ельцина проводили финальный этап кастинга кандидатов на пост преемника и в конце концов утвердили в этой роли Путина, очевидно, не превышал полутора месяцев – примерно с начала июня по середину июля 1999 г. До начала июня Ельцин, похоже, еще уверенно считал своим преемником Степашина, что затем было оценено им как ошибка. А с середины июля (более подробно об этом – в другом материале) он был уже убежден в правильности выбора иного преемника – Путина.

Как бы то ни было, собственные слова Б.Ельцина в интервью Л.Телень полностью опровергают имеющиеся популярные версии (включая в том числе и авторства Путина), будто бы выбор последнего в качестве преемника был сделан Ельциным намного раньше июля 1999 г. Согласно утверждению Путина в интервью журналу Тайм это якобы произошло сразу же после дефолта в августе 1998 г.; по версии Юмашева, которую он вложил в уста Б.Ельцина в мемуарах последнего под названием «Президентский марафон», Ельцин якобы обратил внимание на Путина в 1997 году.

Представляется, что рассмотрение Ельциным упомянутых двух десятков кандидатур на роль преемника происходило не в течение полутора летних месяцев 1999 года и даже не в течение четырех месяцев – с начала апреля по начало августа того же года. Похоже, что Ельцин имел в виду весь период его президентства, в течение которого он рассматривал разных потенциальных кандидатов в собственные преемники.

Анализ выступлений, интервью, воспоминаний как самого Б.Ельцина, так и лиц из его ближайшего окружения, а также беседы с рядом инсайдеров позволили сформировать список (возможно, неполный) кандидатов, рассматривавшихся Борисом Ельциным (с разными соотношениями аргументов за и против) на высший пост в российской государственной власти.

До июля 1996 г.:
Г.Явлинский, Е.Гайдар, Б.Немцов, В.Шумейко, О.Сосковец.

Между июлем 1996 г. и августом 1998 г.:
И.Малашенко, А.Лебедь, А.Чубайс, Ю.Лужков, А.Кокошин, Е.Савостьянов, С.Ястржембский, М.Комиссар, С.Шахрай, В.Булгак, С.Дубинин, С.Кириенко, Б.Федоров.

Между августом 1998 г. и июлем 1999 г.:
В.Черномырдин, Е.Примаков, В.Геращенко, С.Шойгу, Н.Бордюжа, И.Иванов, Н.Аксененко, А.Волошин, С.Степашин.

С середины июля 1999 г.:
В.Путин.

В полученном списке 28 фамилий.
Они дают немало пищи для размышлений.

В частности, одним из наиболее очевидных наблюдений, вытекающих из рассмотрения приведенного списка, оказывается отсутствие у Б.Ельцина многократно приписывавшейся ему исключительной приверженности только к «молодым реформаторам» до 17 августа 1998 г. и только к «силовикам» после этой даты. Рассмотрение кандидатур министра иностранных дел Игоря Иванова и вице-премьера Николая Аксененко весной 1999 г. было совершенно серьезным, с ними велись реальные переговоры на предмет предоставления им ельцинской поддержки в случае их возможного участия в президентских выборах 2000 года.

Выясняется также, что концепция т.н. «интеллигентного силовика», взятая на вооружение в ходе проведения «Операции Преемник» 1999 г. и приведшая в конечном счете в кресло российского президента Владимира Путина, была не столько эмоциональной реакцией Бориса Ельцина на катастрофу августовского дефолта, сколько продуктом совершенно рационального, хладнокровного, если не сказать, циничного выбора, сделанного руководством президентской администрации и привлеченными ею спин-докторами.

Оригинал и комментарии

Почему и как они придумали Путина. Часть 21. Показания Александра Гольдфарба и Марины Литвиненко от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 21. Сообщение из блога А.Гольдфарба и выдержки из книги А.Гольдфарба и М.Литвиненко «Саша, Володя, Борис... История убийства», 2010 г.

А.Гольдфарб. Березовский не станет судиться с Юмашевой. Хоть она и лукавит, 19 февраля 2010 г.:
Прочитав воспоминания Татьяны Юмашевой, в частности, раccказ о роли Березовского в возвышении Путина, я спросил Бориса Абрамовича, что он об этом думает. Разговор происходил на прошлой неделе в кулуарах лондонского суда, разбиравшего иск Березовского к ВГТРК в связи с передачей, в которой его обвинили в убийстве Литвиненко. По сравнению c продолжающейся драмой шекспировского масштаба – радиоактивным полонием в Лондоне, мучительной смертью Саши, взаимными обвинениями президента и олигарха в убийстве, дела давно минувших дней, описанные ельцинской дочерью, казались мелкими и несущественными. В ответе Бориса звучало больше сожаления, чем досады:
По фактам она в общем пишет правду: я действительно летал в Биарриц уговаривать Путина стать президентом. В нюансах – лукавит. Зачем говорить, что я поехал туда по своей инициативе, когда они сами меня делегировали? Зачем приписывать Ельцину решение начать войну в Чечне, когда это целиком был проект Путина? А Ельцин наоборот, уходя, просил у людей прощения за войну. В общем, Татьяна Борисовна пытается чуть-чуть причесать историю.

Березовский не станет судиться с Юмашевой. Он ничего не имел бы против, если бы сомнительную честь выдвижения Путина она целиком приписала себе, мужу и другу семьи Роме Абрамовичу. Но, увы, из песни слова не выкинешь. Виноват Борис Абрамыч, о чем не раз пожалел, а после убийства Саши – и покаялся. Приложил-таки руку к сотворению преемника-оборотня, который оказался совсем не тем, за кого его принимали. Впрочем, время от времени благодарит судьбу: «Какое счастье, что я вовремя разошелся с этой бандой!»
Несостоятельность Юмашевой не в том, что она пытается задним числом «отодвинуть» Березовского от возведения Путина на престол, а в том, что, по умолчанию, придает этому событию положительную окраску, ставя трагическую ошибку своего отца – передачу страны в руки чекистов – в один ряд с его величайшими заслугами – разрушением командной экономики и спасением России от коммунистов. Едва ли мы дождемся от нее рассказа о том, как воспринимал Ельцин сюрпризы, которые начал преподносить их избранник, оказавшись в Кремле: подавление прав регионов, геноцид в Чечне, возвышение питерских чекистов, разгон НТВ, возвращение сталинского гимна, расправа с Ходорковским. И какова была ее реакция, и реакция членов ее круга, когда отступник Березовский первым начал против этого протестовать, за что и угодил в изгнание? И есть ли у нее позиция по вопросу о взрывах домов? Хочется думать, что молчание Юмашевой на эти темы вызвано страхом разгневать свое создание, а не соучастием в путинских свершениях.
Борис Николаевич Ельцин в целом был великим реформатором и, вопреки Путину, таковым войдет в историю. И недолюбливал Березовского, хотя и "ценил", как сам пишет в мемуарах. Если он и перевернется в гробу в связи с откровениями дочери, то не из-за неправды про Березовского, а из-за молчания о Путине.

В целях восстановления исторической справедливости, публикую фрагменты из нашей (совместно с Мариной Литвиненко) книги о Саше, имеющие отношение к Юмашевой и роли Березовского в превращении Путина в президента. В книге эти события  пререплетены с судьбой главного героя, находившегося большую часть 1999 года в Лефортовской тюрьме.
https://alexgoldfarb.livejournal.com/6469.html

Выдержки из книги А.Гольдфарб и М.Литвиненко. Саша, Володя, Борис... История убийства, 2010 г.:
Утром 22 апреля [1999 года] Борис приехал к Путину в ФСБ. Его встретил неказистый помощник в штатском – копия самого Путина, который проводил его в новенький директорский кабинет на четвертом этаже. Ремонт в кабинете сделали в соответствии с аскетическим вкусом директора: светлая деревянная мебель, в высшей степени функциональная – вероятно, под влиянием лет, проведенных в ГДР. Прежний кабинет главы КГБ, где Берия и Андропов вершили судьбы народов, приказом нового директора был превращен в музей.
          Небольшая фигура Путина казалась еще меньше за огромным столом, на котором Борис заметил бронзовый бюст Дзержинского. Путин приложил палец к губам, призывая к молчанию, и жестом пригласил Бориса следовать за ним. Они прошли через личную столовую директора и оказались в квадратном помещении без окон напротив старой шахты лифта.
          - Это самое безопасное место для разговора, – сказал Путин.
          На повестке для Бориса стояли два вопроса: Примаков и Литвиненко.
          У российской политики есть особенность: хозяин Кремля, будь то царь, Генеральный секретарь или Президент, наделен мистическим ореолом верховной власти, некоей венценосностью – понятие, исчезнувшее на Западе после Французской революции. Оно вызывает в сердцах россиян трепет, смирение и покорность. Это общее качество кремлевской власти соединяет всех лидеров Российского государства в единую виртуальную династию, от Рюрика и Романовых до Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, и наконец Горбачева и Ельцина. С практической точки зрения, как хорошо понимал Березовский, это означало, что любой, кого Ельцин назовет преемником, автоматически получит бонус в виде 20-40 процентов электората. Тот факт, что рейтинг самого Ельцина в то время был ничтожно низок, не имел никакого значения – мистическая вера в престолонаследие работала независимо от качеств личности власть предержащих.
          До выборов 2000 года оставалось одиннадцать месяцев. Очевидно было, что Примаков, семидесятилетний реликт советской эпохи, за которым стояла клика коммунистов, бывших аппаратчиков и заслуженных чекистов, был вовсе не тем лидером, в котором нуждалась страна в 21-м веке. Перед выборами он должен был сойти со сцены, как они и договорились в свое время с Ельциным. Но было ясно, что уходить он не собирается. Вопрос теперь был в том, кого “семья” сможет противопоставить Примусу в качестве ельцинского преемника с реальными шансами на победу – кто будет той пешкой, которую президент двинет в ферзи?
          Даже при наличии безусловного электорального преимущества престолонаследник должен будет выйти на выборы на фоне всеобщего недовольства. Примаков быстро набирал популярность. Стоя на лестничной площадке, переоборудованной в секретную переговорную комнату, Борис и Путин понимали всю ответственность, возложенную на них историей. Их совместное мнение наверняка возобладает в “семье”, что, в свою очередь, определит, кого Президент назовет преемником.
          Выбор был невелик. Имелось только две фигуры достаточно высокого уровня, которые минимально подходили на эту роль: министр внутренних дел Сергей Степашин и министр путей сообщения Николай Аксененко. Но у каждого из них были свои недостатки, и ни один не был безусловным фаворитом.
          - Володя, а как насчет тебя? – вдруг спросил Борис.
          - Что насчет меня? – не понял Путин.
          - Ты мог бы стать президентом?
          - Я? Нет, я не тот человек. Не того ищу в жизни.
          - Ну а чего же ты хочешь? Остаться навсегда здесь?
          - Я хочу... – замялся Путин. – Я хочу быть Березовским.
          - Не может быть, – рассмеялся Борис.
          Они сменили тему. Следующий вопрос был о Саше.
          - Послушай, – сказал Путин, – скажу тебе честно. Ты знаешь, что я думаю о Литвиненко. Он тебя использовал. Он – предатель. Но если ты просишь, я попробую помочь. Проблема в том, что я не контролирую ситуацию. Он числится за военной прокуратурой, то есть в руках Скуратова. Давай сначала избавимся от Скуратова, а потом посмотрим, как помочь Литвиненко.
          Это звучало логично. Но было что-то в выражении лица Путина, что Борису не понравилось.
          - И Боря, – продолжал Путин, – что бы ты о нем ни думал, он замазан. Он много чего нехорошего натворил.
          - Я не верю тебе, – сказал Борис. – Я его знаю.
          - Я видел улики.
          - Знаем мы, как у вас в Конторе делают улики.
          Последовала неловкая пауза. “Как странно, – думал Борис. – Путин и Литвиненко – единственные два человека в ФСБ, которые не берут взяток, и так друг друга ненавидят”.
          - Он предатель, – повторил Путин. – Но я сделаю, что смогу. – Он взялся за ручку двери. Ручка провернулась, не зацепив механизм замка.
          - Вот б...и, – выругался Путин. – Замки не могут наладить, а ты хочешь, чтобы я управлял страной. Мы застряли.
          - Эй, кто-нибудь! – закричал он, стуча в стенку, отделявшую площадку от основного коридора. – Это Путин! Нас захлопнуло.
          Они стучались минут десять, пока кто-то не услышал и не пришел на помощь...
__________

          …11 июля Ельцин с семьей отбыли в летнюю резиденцию Завидово в ста двадцати километрах к северо-западу от Москвы. А через четыре дня Юмашев вернулся в город и разыскал Березовского.
          - Бэ-эн принял решение, – объявил он. – Это Путин. Как ты думаешь, он согласится?
          Борис ответил, что он уже говорил с Путиным на эту тему, но тот не проявил интереса.
          - Ну ты, пожалуй, единственный, кто может его уговорить.
          16 июля 1999 года “Гольфстрим” Бориса приземлился во французском курортном городе Биарриц на берегу Бискайского залива. Путин с женой и дочками отдыхали здесь в недорогом прибрежном отеле. Мужчины уединились для разговора.
          - Я приехал по просьбе президента, – сообщил Борис торжественно. – Он хочет назначить тебя премьер-министром.
          Больше ничего говорить было не нужно. Это означало, что с высокой долей вероятности Путин станет следующим правителем России – продолжателем монаршей династии хозяев Кремля.
          - Не уверен, что я к этому готов, – сказал Путин. По его тону Борис понял, что тот уже думал об этом.
          - Да, я знаю, ты хотел бы стать мной.
          - Я не шучу, – прервал его Путин. – Почему бы вам, ребята, не отдать мне “Газпром”? С этим я точно справлюсь.
          К этому времени Борис уже достаточно разбирался в том, как функционирует Путин. Он офицер, часть вертикали, в которой легитимность течет сверху вниз, а вышестоящий командир всегда хозяин нижестоящему. Оказавшись на верху служебной лестницы, где он станет черпать уверенность, у кого будет искать одобрения, если сверху одна лишь пустота?
          Но Борис знал и то, что Путин это командный игрок, для него верность – высшее из достоинств. К тому же он дзюдоист, и главное для него – победить в схватке и порадовать тренера. На этой струне Борис и решил сыграть.
          - Володя, я тебя прекрасно понимаю. Кому нужна эта головная боль? Но сам посуди: ведь нам больше не на кого положиться. Примус побьет любого, кроме тебя. И мы всегда будем рядом, чтобы помочь. Ты же не можешь нас подвести?
          Они помолчали. Наконец Путин ответил с видом полной обреченности: “Да, ты прав. Но я должен услышать это от самого Бэ-эна”.
          - Конечно, конечно, – обрадовался Борис. – Для того-то он меня и прислал, чтобы прощупать твою реакцию. Президент ведь не может получать отказы – привыкай!
          Борис снова поднял тему Литвиненко, который по-прежнему сидел в Лефортово.
          - Ах, извини пожалуйста, – сказал Путин. – Руки не дошли. Вот вернусь в Москву – займусь этим…
__________

          …На три летних месяца политический метаболизм России ежегодно перемещается в зеленый дачный пояс Подмосковья. В один из теплых вечеров в самом начале июня на дачу президента “НТВ” Игоря Малашенко пожаловали гости – неразлучная кремлевская парочка Таня-Валя. Они приехали не просто так, а с важной миссией: выяснить, что думает Малашенко о Путине. Можно ли рассчитывать на поддержку “НТВ”, если он будет назван престолонаследником?
          - Я был в ужасе, – рассказывал мне Малашенко много лет спустя. – Я сказал им: ведь он же кагэбэшник. Как можно ставить кагэбэшника? Это преступная организация!
          - Но ты ведь с ним даже не знаком, – возразили Таня-Валя. – Он совсем не такой. Он демократ. И на сто процентов преданный человек. Он не сдал Собчака и не сдаст нас. Папе он очень нравится.
          Игорь согласился встретиться с Путиным, прежде чем составит о нем окончательное мнение. И вот в воскресенье, 6 июня, на даче одного из давосских олигархов, главы “Альфа-банка” Петра Авена состоялись “смотрины”. Путин прибыл с двумя дочками.
          Дом Авена, его бьющая через край роскошь, должно быть сильно подействовали на двух девочек-подростков, дочек скромного государственного служащего. Они молчали весь вечер.
          Разговор между взрослыми тоже не очень клеился. Говорили о вечной московской проблеме – отключении горячей воды на летние месяцы. Путин держался, “как партизан на допросе”. Атмосфера несколько оживилась с прибытием жены Малашенко, которая вернулась из аэропорта, где провожала дочь в Лондон – та училась в Англии в частной школе и приезжала домой на каникулы. Заговорили о достоинствах английского образования. Путин и дочки сидели словно воды в рот набравши.
          Тут раздался звонок. Звонила дочь Малашенко. В Хитроу ее не встретили: не могла бы мама позвонить в школу?
          - Детка, сейчас воскресный вечер. В школе наверняка никого нет, – сказала жена Игоря. – Ты большая девочка. Бери такси, назови шоферу адрес, и он отвезет тебя в общежитие.
          Она повесила трубку. И тут Путин заговорил.
          - По-моему, это ошибка – то, что вы сделали. Никогда нельзя быть уверенным в том, кто может оказаться за рулем под видом таксиста.
          У Малашенко отпала челюсть. Он что – шутит?
          Но Путин не шутил. Ведь Малашенко в России – не последний человек, а один из творцов общественного мнения. Он безусловно находится в сфере интересов западных спецслужб. Ему следует быть более осторожным в вопросах безопасности своих близких.
В его тоне не было и намека на шутку. Директор ФСБ был всерьез озабочен безопасностью дочки Малашенко.
          - Вот она – кагэбэшная психология! – объяснил мне Малашенко. – Как только я это услышал, все встало на свои места. Ну разве можно двигать такого человека в президенты?
          Потом между Путиным и “НТВ” произошло много всякого. Но если говорить об истоках, то этот эпизод на даче был первым звеном в цепи событий, завершившихся год спустя штурмом “НТВ” отрядом ОМОНа в масках…
__________

          ...сомнения терзали Бориса почти месяц. Правильно ли Ельцин выбрал “преемника”? Может, еще не поздно поискать другого? Основной посыл “семьи” заключался в том, что Путин “перековался” после того, как оставил службу в Конторе в 1991 году. Под патронажем легендарного Собчака он искренне перешел в лагерь демократов. Когда семь лет спустя он вернулся в ФСБ директором, то пришел туда уже как реформатор, член Ельцинской команды. Но так ли это? Бюст Дзержинского [на столе премьер-министра] все не шел из головы Бориса – зачем он его с собой таскает? Неужели по-прежнему в душе чекист?
          Борис поделился своими сомнениями с Ромой Абрамовичем и попросил его съездить в Петербург на день рождения Путина. Если Контора до сих пор властвует над душой и сердцем кандидата, то это, безусловно, должно проявиться в стилистике праздника.
Вернувшись с разведзадания, Рома его успокоил.
          – Никаких чекистов вокруг не наблюдается, – отрапортовал он. – У Володи нормальная компания, интеллигентные ребята его возраста, в джинсах, играют на гитаре. ГБ и не пахнет...
__________

          …политический проект Березовского состоял в том, чтобы перетянуть региональные кланы на сторону Путина. Он дал этому проекту кодовое название “Медведь”, по первым буквам словосочетания “Межрегиональное движение Единство”; название навеял ему зверь, явившийся во сне в больнице. В дальнейшем его детище будет переименовано в “Единство”, а затем в “Единую Россию”, которая превратится в партию власти – всероссийский профсоюз чиновников и силовиков, но медведь останется ее эмблемой. Однако в те дни Борис не строил для “Медведя” долгосрочных планов; это был разовый проект, политтехнология с целью ослабить Примакова.
          Идею создать в срочном порядке прокремлевское движение в регионах Борис изложил на стратегическом заседании в Кремле, куда приехал из больницы. Присутствовали Таня с Валей, Волошин, Путин и Рома Абрамович. Но “семья” прохладно отнеслась к проекту; сокрушить коалицию Примакова, Лужкова и губернаторов на думских выборах казалось несбыточной мечтой. Да и воможно ли создать жизнеспособную партию на пустом месте за три месяца? Полная утопия! Зачем тратить время и ресурсы на эту авантюру, вместо того чтобы сконцентрировать силы на начинавшейся сразу после новогодних праздников президентской гонке?
          Борис настаивал на своем. Он доказывал, что проиграв думские выборы, невозможно выиграть президентские. И Рома Абрамович вдруг сказал: “Послушайте, ведь он не просит никаких дополнительных денег. Говорит, что все сделает за свой счет, вот пусть этим и занимается. А мы будем готовить Володю – он кивнул в сторону Путина – в последний решительный бой против Примуса”. С этим все согласились: пусть Борис дрессирует своего медведя; как говорят, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Борис был рад, что Рома поддержал его, но много позже, анализируя события, он понял, что именно тогда Рома с Волошиным решили отодвинуть его от основного русла кремлевской политики, направить на заведомо проигрышный проект, а самим занять его место при Путине.
          В течение трех последних месяцев 1999 года “Медведь” был всепоглощающей заботой Бориса. Он мало виделся с Путиным, которого Таня с Валей “натаскивали” на роль президентского кандидата. Борис и сам баллотировался в Думу от Карачаево-Черкессии и часть времени проводил, выступая перед избирателями. Но основное время занимали поездки по стране; за несколько недель он и его советник Игорь Шабдурасулов облетали практически всю Россию, беседуя с недоверчивыми губернаторами и окружавшими их провинциальными олигархами. В каждой региональной столице они произносили одну и ту же речь: “Вы интригуете против Ельцина, потому что опасаетесь за свою автономию. Но не Ельцин ли дал вам права в 1993 году? Вот погодите, придет Примус, мало вам не покажется! Он приведет с собой старые советские кадры, армию аппаратчиков – ветеранов ЦК КПСС и Госплана. Вот они-то и отнимут у вас самоуправление, местные выборы, все ваши права и привилегии. Примус напустит на вас свору следователей и прокуроров – тысячи маленьких Скуратовых. Тогда Ельцинская эра покажется вам раем, но будет поздно: вы только посмотрите на Примуса – вы что, хотите обратно в СССР? Ведь именно это он и хочет вернуть!
          Здесь заключался психологический расчет Березовского: направить недоверие губернаторов к центру против Примуса, заставить взглянуть на него как на завтрашнего хозяина Кремля, а не на сегодняшнего лидера антикремлевской оппозиции.
          - Мне всего-то и нужно было, что сменить у них в головах картинку, – объяснял Борис.
          План сработал блестяще. Губернаторы чесали затылки и соглашались; они не хотели обратно в СССР.
          22 сентября тридцать девять губернаторов объявили о создании нового антипримаковского политического движения. Будучи членами Совета Федерации, они сами не могли баллотироваться в Думу, но обещали использовать все свое влияние, чтобы поддержать избирательный список “Единства”. В течение последующих дней и другие губернаторы заявили о своей поддержке. И один за другим члены движения “Отечество – Вся Россия” стали переходить на сторону “Единства”. При поддержке глав регионов по всей стране началось выдвижение кандидатов в предвыборный список “Медведя”.
          Борис без устали носился по стране, время от времени залетая в Москву для каких-то лечебных процедур. Один из журналистов описал его в эти дни так: “Все еще с желтоватыми белками, окруженный телефонами в больничной палате, он кричал в трубку: “Образ матери! То есть Родины! Родины-матери! Нужен образ Родины в противовес “Отечеству” Примуса!”...
__________

          ...то, что Примакова удалось отодвинуть с первого на третье место, было безусловным триумфом Бориса. Теперь у Примуса не было шансов победить на президентских выборах. Победа “Единства” плюс “фактор войны” сделали Путина безусловным фаворитом: у него было теперь 45 процентов популярности против примаковских 11 процентов.
          В день, когда объявляли результаты, Путин позвал Березовского в Белый дом. Незадолго до полуночи Борис зашел в кабинет премьера; Путин выглядел торжественно. Пожалуй, впервые он действительно поверил, что будет президентом России.
          - Хочу сказать тебе, Боря, что то, что ты сделал – просто феноменально, – начал Путин своим монотонным голосом. – Никто тебе не верил, и я знаю, что ты болел и работал из больницы. И ты оказался прав, а они – нет. Я – не сентиментальный человек, и поэтому то, что я тебе скажу, не пустые слова. У меня нет брата, и у тебя тоже. Знай, что теперь у тебя есть брат. Это говорю я, поэтому это не пустые слова.
          На мгновение Борис потерял дар речи. Он никак не ожидал такого порыва от Путина, самого зажатого из известных ему людей. Те редкие проявления эмоций, которые Борис за ним замечал, были всегда негативными, всплесками агрессии. Но сейчас, когда слова благодарности шли от сердца, Путин побледнел, и голос его слегка дрожал. Их глаза встретились. На долю секунды Борис увидел волнение уязвимой, неуверенной в себе души перед лицом неожиданного, грандиозного успеха. “Страх Золушки, вдруг осознавшей, что ее ждет корона, – внутренне усмехнулся Борис. – А я, значит, фея-крестная”.
          - Спасибо, Володя, – сказал он. – Но я хочу, чтобы ты понимал: я сделал все это не для тебя, а для всех нас и, извини меня тоже за сентиментальность, – ради России. Теперь все в твоих руках. Побьешь Примуса и продолжишь то, что начал Бэ-эн. Давай-ка за это выпьем!
          Двадцать дней спустя Борис Ельцин в новогоднем выступлении по телевидению объявил, что слагает с себя президентские полномочия и передает бразды правления премьер-министру Путину вплоть до президентских выборов в марте. Он попросил у людей прощения только за одну свою ошибку – войну в Чечне...
__________

          …по горячим следам газетных статей журналист “НТВ” Николай Николаев подготовил передачу “Независимое Расследование – Рязанский Сахар” – целый час телеэфира, посвященный [поимке агентов ФСБ в момент подготовки взрыва дома] в Рязани. Среди участников дискуссии были жители уцелевшего дома, местные милиционеры, эксперты-взрывники, телефонистка Юханова, а также три представителя ФСБ. Все они, за исключением фээсбэшников, сходились на том, что бомба была настоящая.
          Показ был объявлен на вечер 24 марта [2000 года], за два дня до президентских выборов.
          Много лет спустя, в Нью-Йорке, бывший президент “НТВ” Игорь Малашенко рассказал мне, что 23 марта к Гусинскому из Кремля приехал посланец. Это был Валя, Валентин Юмашев. Он привез предупреждение от “сами знаете кого”. Если только “Рязанский сахар” выйдет в эфир, Гусь может забыть о будущем для своего телеканала. Победа Путина в любом случае гарантирована. Если передачу не снимут с эфира, то новый президент “разберется с “НТВ” по полной программе”.
          - Это был первый сигнал, что наступают новые времена, – сказал Малашенко. – Ельцин никогда бы себе такого не позволил.
          Подумав, они решили все-таки выпустить “Рязянский сахар” в эфир…
__________

          …публикация открытого письма Березовского Путину [с критикой «вертикали власти»] 30 мая 2000 года в газете “Коммерсант” была как гром среди ясного неба. Особенно озадачены были американские толкователи России, прибывшие в Москву на июньcкую встречу в верхах – первую для Путина и последнюю для Клинтона: как же так, разве Путин – не ставленник Березовского? Означает ли это, что Путин разошелся также и с Волошиным, и с другими членами “семьи”? Быть может, Путина теперь поддерживают военные? И в чем смысл атаки на Гусинского?
          “Мы, американцы, люди простые, нам необходимо знать, за кого мы болеем в любом состязании, политическом или спортивном, – написал 4 июня обозреватель “Вашингтон Пост” Дэвид Игнатиус в колонке, озаглавленной “Неразбериха в Кремле”. – Путин против Березовского – это, конечно, очень интересно, но за кого же нам тут болеть?
          Сам Билл Клинтон не мог понять, что происходит. Перед отъездом из Москвы он нанес визит своему старому другу Ельцину, чтобы поделиться сомнениями относительно “нового парня”, с которым только что встречался в Кремле.
          Помощник Клинтона Строуб Талбот так описывает в своих мемуарах их разговор.
          Ельцин объяснил “другу Биллу,” в чем, по его мнению, состоит главное достоинство Путина – “человек он молодой и сильный”. А дочь Ельцина Татьяна добавила “торжественным голосом”: “Нам стоило таких трудов посадить Путина в это кресло – это был один из самых трудных наших проектов“.

Оригинал и комментарии

Карта результатов парламентских выборов в Молодове по муниципалитетам от kireev
Сделал карту результатов парламентских выборов в Молдове по муниципалитетам. Тут, конечно, важнейший фактор - национальность: нац. меньшинства в подавляющем большинстве голосуют за Партию социалистов. Но, как я когда-то отмечал, даже на севере, где много славян, сами молдаване левее, чем в Центре, где их мало. На Севере всречается немало муниципалитетов, где почти все молдаване, но победила Соц. партия, а в Центре это большая редкость.  "Сейчас" была выбором молдаван в городах, а Демократическая партия - на селе. Разница, причем, очень большая. Даже в совсем малых городах как правило "Сейчас" опережала Демократическую партию. И даже во всей округе Кишинева, которые даже не пригороды не тянут, уже был перевес у "Сейчас". Он же почему-то победил на самом юго-западе. А Демократическая партия раза в два и больше опережела "Сейчас" на селе. Ну и Шор лидировал во всех муниципалитетах своего Оргеевского района и даже в парочке в округе. В одном муниципалитете почему-то победила "Либеральная партия".





Поскольку у меня таблица результатов по всем участкам, то я уже не удержался и сделал график явки и голосования за партии. Тут просто идельная картина "выборов здорового человека". Ни у одной из четырех основных партий вообще почти нет корреляции с явкой. Синий цвет Демократической партии вобще скрылся, потому что я ее поставил первую, и красный цвет Социалистов почтимолностью ее накрыл. Никакой связи явкой и результаты 90% за Соц. партию - это Гагаузия и Тараклия. Несколько участков с явкой более 100% я убрал. Оказывается, в Молдове, на спец. участках, как минимум в ряде случаев, потенциальные избиратели явно не были внесены в общее число избирателей. Скажем, на одном участке, к которому в том числе была приписана и тюрьма (или это СИЗО, я не очень понял), явка оказалась 250%. Кстати, на этом участке 70% было за Демократическую партию: Плахотнюка часто обиваняют и в криминальных преступлениях, он им близок поэтому?



Ну и до кучи: нашел великолепную карту результатов президентских выборов 2016 г. по муниципалитетам.

Оригинал и комментарии

Игорь Малашенко: президентским проектом Чубайса был Потанин от aillarionov
(Интервью Наталии Ростовой. 31 января 2018 г. Часть 22.2 в серии материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?»)

...
— Правильно ли я понимаю, что решение о том, чтобы канал появился, принял Анатолий Собчак?
— Мы встречались с Собчаком, была одна короткая встреча. Летали туда втроем, насколько я помню — [Евгений] Киселев, [Олег] Добродеев и я, но для нас все-таки главным действующим лицом была [руководитель петербургского телевидения и сторонница Бориса Ельцина] Белла Куркова. Согласовывала ли она свои решения с Собчаком, я просто не знаю. Наверное. Не могу убедительно ответить на ваш вопрос. Я не знаю, какие были порядки в Петербурге. Мы имели дело в основном с Беллой Курковой.
— А с Путиным?
— С Путиным? Тогда? Нет, в глаза не видели, и фамилии не знали такой.
— Если принял решение Собчак, то Путин — технически уже…
— Технически он мог где-то появиться, но я еще раз говорю — ни Путина не видели, ни фамилии такой не знали. Никто из нас, уверяю.
...
Параллельно шла работа, чтобы получить временную лицензию на часть четвертого канала, который был не пойми чем. Когда-то он был образовательный, а в то время — вовсе какой-то винегрет. Я в этой работе участвовал очень мало, это пролоббировали Гусинский, который не очень делился рассказами о своих усилиях, и Сергей Зверев. Ну а я вместе со Зверевым поехал однажды уговаривать [Олега] Попцова, который возглавлял Российское телевидение, отдать нам вечернюю часть канала.
— Он очень влиятельный был тогда?
— Не такой влиятельный, как году в 1992-м, но был довольно влиятельной фигурой. К нашему изумлению, Попцов завизировал ельцинский указ, который был опубликован. А потом он был отменен, потому что Ирена Лесневская побежала к Наине Иосифовне и пожаловалась, что канал отдали незнамо кому, а надо было отдать ей. И Наина Иосифовна, видимо, пошла к Ельцину, и указ отменили. Это все происходило где-то в октябре-ноябре, и нас послали договариваться с Лесневской. С нею, мол, договоритесь, и будет вам канал. Требованием Лесневской было, чтобы мы показывали ее программы, при этом ценники на этих программах стояли возмутительно высокие, но выбора у нас не было, мы договорились с Лесневской, после чего указ был вновь опубликован. Так что если вы возьмете сборник указов президента Российской Федерации за конец 1993 года, то обнаружите удивительную вещь: в самом конце 1993 года есть два абсолютно одинаковых указа, разделенных несколькими страницами, под разными номерами…

(Первый указ — «Об эксплуатации восьмого частотного канала телевидения (г. Москва)» за № 1975, был подписан президентом 22 ноября 1993 года, но в тот же день его действие было приостановлено. По сообщению президентской пресс-службы, — «до окончательного согласования интересов вовлеченных сторон». Второй указ — «Об эксплуатации восьмого частного канала телевидения (г. Москва) и сети его распространения» за № 2259, был подписан президентом 22 декабря 1993 года. Версия основательницы Ren-TV Ирены Лесневской доступна тут. О том, как Наина Ельцина установила отношения с Лесневской, дав накануне апрельского референдума интервью Эльдару Рязанову, см. 22 апреля 1993 г.).

Мы подготовились и 17 января [1994 года] вышли в эфир [четвертого канала]. Вышли хорошо, всем понравилось. А дальше вы знаете.
— Эти программы Ирены Лесневской долго еще просуществовали?
— Долго, по-моему, хотя я и не помню уже, какие были программы.
— Исторически у вас сложные отношения, словом.
— Нет. У нас нет никаких особых отношений. Мы с Иреной Стефановной не дружим и не враждуем, — «здрасьте-здрасьте». Я уважаю Лесневскую за деловую хватку, она воспользовалась своим ресурсом, как принято говорить. Нас это, конечно, не порадовало, но как-то это мы пережили.
...
— У меня есть вопрос о Филиппе Бобкове. Я где-то недавно увидела такое мнение, что олигархия, которая нанимала бывших сотрудников спецслужб, думала, что начала их контролировать, а на самом деле это они внедрялись в олигархическую среду…
— Я не знаю, где это было, но знаю, что это просто тешило самолюбие Гусинского. Он нанимал на работу начальников бывшего Пятого управления, и в какой-то момент у него их работало аж три человека, а всего их было пять в истории. Это были Бобков, Иванов, а третьего не помню, он ушел в Думу довольно быстро. Ну, да бог с ним. Они у себя сидели, писали какие-то аналитические доклады, которые представляли раз в неделю, и к реальности эти доклады не имели никакого отношения. Просто как если бы люди с Марса написали что-то. Филипп Денисович, к которому я хорошо отношусь по-человечески, не сыграл, ну, решительно никакой роли во всей этой истории [разгрома «Медиа-Моста» в 2000-2001 годах], насколько я знаю.
— А внутри «Моста» следили друг за другом? Вот эти вот люди — за сотрудниками «Моста»?
— Я не знаю, возможно, там были какие-то внедренные люди, возможно, они за кем-то следили, но это не было системой. Я об этом не знал, и вообще мне было наплевать. Знаете, я девять лет проработал в институте США и Канады, где сотрудников КГБ было полно, и я уже как-то привык, что за мной следят, а кто-то пишет отчеты. Мне было решительно на это наплевать, потому что я приучил себя к тому, что всегда вслух говорю то, что кто-то услышит, прочитает. Мне было решительно все равно, следит кто за мной или не следит.
— Я нашла статью «Страх», Юрия Щекочихина, это одна из первых статей о мафиозных связях Гусинского, которые потом, как я понимаю, опровергались где-то за рубежом. Причем в России он не обращал на это внимания. Как вы видите связь первых олигархов русских с мафией?
— Я никогда не видел Гусинского в компании мафиози, не считаю, что связи у него такие были, а статью не помню, врать не буду. Все это было сказано в зарубежной прессе, причем, кстати говоря, не про мафиози, а про связь с КГБ. Гусинский судился и выиграл процесс, [решение по которому] у него висело в рамочке…
— Статья была о связях с мафией через Лужкова, и что вот эти новые структуры…
— Ну что я вам могу сказать? Если там связь через Лужкова с мафией, тогда у нас мафия всегда где-то в одном шаге была. Гусинский никогда не был мафиози, и, по-моему, ему никогда не бросали этих серьезных обвинений. Не помню статью, врать не буду. Но вообще Щекочихин был странный человек, конечно. Однажды, я извиняюсь, заговорю о покойном, на каком-то фуршете, ко мне подошел сильно нетрезвый Щекочихин и задал потрясший меня вопрос: «А ты чем занимался до 1991 года?» В ЦК КПСС работал, говорю, еще какие вопросы? Охреневший Щекочихин как-то на этом разговор прекратил. Не был Гусинский мафиози, никогда не слышал я серьезных обвинений в его адрес. И никогда бы он не был без всяких проблем принят на Западе, если бы у него такие проблемы были. Вот поиграть, набрать каких-нибудь бывших генералов ФСБ, и гордиться, что у него есть такое украшение на фасаде, — это он мог, а по-серьезному — нет.
А иногда он действовал просто как дурак. В какой-то момент, скажем, московские заправки, которые были захвачены разного калибра бандитами, он начал отбирать по просьбе Лужкова и собирать обратно в какую-то единую компанию. Как ему башку не отстрелили, я не знаю. Он, кстати, и сам удивляется.
...
Не прошло и трех месяцев, как к нам прибежала Video International и предложила весьма выгодный контракт. [Сооснователи Юрий] Заполь с [Михаилом] Лесиным явились.

(Интервью с первым генеральным директором компании Video International Павлом Корчагиным можно прочитать по этой ссылке.)

— А не было, кстати, вокруг рекламы мафиозных «разборок»?
— Я не знаю. Если они и были, то нас это не касалось. Говорят, что всем занимался Лесин, но ни подтвердить, ни опровергнуть я этого не могу, да и Михаил тоже, поскольку, к сожалению, умер. Но да, говорили, что реклама — очень опасная среда, где есть какие-то мафиозные разборки. Но, если какие проблемы и были, то Video International занималось этим само. Помощи они нашей не просили, об этом не распространялись, свои обязательства аккуратно выполняли.
...
— Кремль, вы говорите, впервые начал давить на канал во время войны в Чечне.
— Да, как только началась операция так называемых добровольцев. Причем они же сами не понимали, что происходит! Когда это все началось, я поехал в Кремль, к помощнику президента Юре Батурину, который много кому помогал по юридической части, в том числе — и НТВ. Это был единственный человек, к которому я мог обратиться со словами «Юра, многоточие, что происходит?» В дверях его кабинета я столкнулся с хорошим человеком, имени которого называть мне даже не хочется, с Евгением Савостьяновым, который тогда возглавлял московский КГБ. Мы были знакомы, я хорошо к нему относился. И Женя сказал мне тогда убившую меня фразу: «Игорь, ну, потерпите две недели. Мы в Чечне все закончим, и я вам сам все расскажу». Я просто лишился дара речи. Мне было ясно, что мы влезли в такую помесь болота с осиным гнездом, что какие там две недели?! Но они искренне так считали, он меня не обманывал, считал, что за две недели они разберутся. Разобрались, блин.
...
— Про Чечню у меня еще есть вопрос. Вам позволялось очень критически относиться к этой войне. Это было признаком демократии или признаком слабости государства в этот момент?
— Стоп. Нам не позволялось! Я же рассказывал, как нам угрожали закрыть НТВ! Понимаете, основой всякого правительства является общественное мнение, вы будете смеяться (давайте забудем сейчас об опросах общественного мнения). Тысячу лет власть держалась только на мнении общества. В то время НТВ нельзя было закрыть, ну вот просто нельзя! Общественная реакция была бы такова, что мало какое правительство выдержало бы.
...
— Расскажите про Ельцина. Когда вы с ним впервые встретились? Какие личные ощущения?
— Олигархи побывали в Давосе [в феврале 1996 года], заключили водяное перемирие, и Гусинский мне об этом рассказал. Я сначала отнесся к этому со скепсисом, потому что уже сто раз видел, как они о чем-то договоривались, а на следующий день все об этом забывали. Ну потом ко мне приехали Таня и Валя, то есть Татьяна Дьяченко (это та фамилия, которую она тогда носила) и Валентин Юмашев. Попросили меня принять участие в избирательной кампании Ельцина. Предложение было несколько удивительным, если учесть, как бескомпромиссно мы освещали чеченскую войну, и то, что в эфире уже шла программа «Куклы». В Кремле она, конечно, совершенно не нравилась. Тем не менее я безусловно хотел, чтобы победил Ельцин, а не Зюганов, и я считал, что его низкий рейтинг объяснялся, в основном, глупостью людей, которые его кампанией занимались. Через пару дней после визита Тани и Вали меня пригласили к Ельцину, и мы с ним поговорили о кампании. Я даже специально не готовился к этому разговору, потому что понимал, что по-заученному говорить с ним не надо. Сказал ему очень простую вещь: ваша задача — создавать новости каждый день, причем те, о которых вам будут говорить люди, которые умеют анализировать ситуацию. Ему прежде каждый день клали на стол опросы, которые почему-то производило ФАПСИ, федеральная служба правительственной связи. В них гордо писалось, что у них выборка — аж 50 тысяч человек. Это абсурд, потому что после определенного предела выборку увеличивать бессмысленно, так как статистическая погрешность не меняется практически. И, естественно, это были не опросы, а чистая фикция. Его задача, сказал я, работать с людьми, которые умеют работать с опросами общественного мнения, с настоящими опросами причем, и много ездить по стране, обращаться к тем проблемам, которые волнуют избирателей. В общем, достаточно стандартные, очевидные вещи. Ельцин был очень восприимчив. Он мгновенно понимал, что я ему говорю, и он согласился со мной. Представляете, так действительно бывает. Пришел к нему человек и сказал ему то, что он на самом деле думает. Иногда вот читаешь статью, и говоришь — во! Давеча мне в голову пришла абсолютно та же мысль, тот же тезис, я очень рад, что там вот Вася Иванов ее высказал.
— Я правильно понимаю, что вы не хотели, не соглашались на это, но вас уговорил Гусинский?
— Ну, это сильно сказано, хотя да, я не хотел, я хотел заниматься своим НТВ. Не сочтите за гордыню, но потом я просто понял: ну не ищется у них другой человек, который может заниматься содержанием кампании. И я в этой кампании занимался довольно узким, но очень важным вопросом, — содержанием и смыслом. Поэтому, как говорил покойный Черномырдин, если не мы, то кто же?
— А конфликт интересов? Как вы его себе объяснили?
— Ну а что конфликт интересов? Я никогда не был редактором, никогда не был главным редактором. На НТВ главным редактором был Добродеев, который, кстати, не сразу пришел на НТВ. Он очень долго еще сидел на первом канале, опасался, хотел посмотреть, что из всего этого получится. Вот уйдет он с первого канала, а там ничего не получится, и что же будет? Значит, редактором я никогда не был, журналистами никогда не руководил. Я был управленцем. Да, естественно, плохо, что мне пришлось этим заниматься, но жизнь часто представляет выбор из двух зол. Я выбрал это, потому что совсем не хотел прихода к власти Зюганова. Теперь есть теория, что, если бы пришел Зюганов, так оно было бы лучше, потому что он бы оскандалился и провалился в первый срок своего президентства, и все было бы по-другому, и не было бы Путина, и жили бы мы счастливо, и так далее… Вот эти «если бы, да кабы» я не понимаю.
Что я могу сказать? По большому счету, о выборе своем не жалею. Но еще раз — журналистом я никогда не был.
— А то, что журналисты не сообщили все-таки о четвертом инфаркте кандидата за неделю до второго тура? Вы не видите в этом проблемы?
— Вижу проблему, [ответственность] лежит целиком на мне. Я кстати не знаю, был ли это инфаркт, мне никогда не было сказано, что это инфаркт, хотя я тоже думаю, что это был он. Я это скрыл ото всех, в том числе и от журналистов. Я не сказал об этом никому. Когда потом меня в этом упрекали, я сказал, что предпочитал избрать труп Ельцина, чем живого Зюганова. Это было правдой. Это я взял на себя. Это на мне.
— При этом вы же не один управленец [из СМИ], который знал об этом. Был консенсус.
— Я еще раз говорю, я об этом не говорил никому — ни Киселеву, ни Добродееву. Что там знали другие медийные управленцы, я не знаю. Но всем было ясно, что с Ельциным что-то не так, потому что он перестал появляться на публике. И понятно было, что это что-то внезапное со здоровьем.
— В результате чего появилось фейковое интервью «Интерфаксу». Фейкньюс!
— Я не помню. Что за фейковое интервью?
— Появилось интервью с Ельциным до второго тура — о том, почему он пропал, в то время, как его главный оппонент…
— И чего там было написано?
— Было придумано все интервью — от и до.
— Я не помню.
— Первый вопрос был о том, куда он пропал. А Ельцин говорит, что он — президент, помимо того, что он — кандидат, и у него очень много работы, и пока Зюганов пиарится…
— Окей. Возможно. Интервью я не писал, поэтому абсолютно не помню, что это такое.

(Интервью под заголовком «Президент Ельцин отвечает на вопросы агентства «Интерфакс» вышло на ленту 30 июня 1996 года в 18:37. Первый вопрос интервью звучал так:
«ИНТЕРФАКС»: До выборов осталось три дня. Вся страна с волнением ждет результатов. Ваш соперник ежедневно проводит брифинги, постоянно на виду. Вы же предпочитаете не мелькать на широкой публике в последние предвыборные дни. Чем это объясняется? Чем вы заняты в эти дни?»
Ответ: «Каждый день работаю со своим избирательным штабом, веду консультации с союзниками, переговоры по составу и структуре будущего правительства, контролирую исполнение своих указов, встречаюсь с руководителями регионов, с председателем правительства, очень много работаю с журналистами – записал несколько десятков теле— и радиоинтервью региональным СМИ. Даже голос сильно «посадил». А по поводу моего соперника – у него одна тактика, у меня – другая. Он каждый день выступает с пресс-конференциями и делает упор на яростную антиельцинскую пропаганду. Я же занимаюсь конкретными делами. И вообще, я считаю, что за политика, который является действующим Президентом, говорят его дела». — Н.Р., читать подробнее о той кампании.)

— Я спрашивала Николая Сванидзе 20 лет спустя, не имел ли права народ Российской Федерации, который одновременно был избирателем, знать о том, что произошло с главным кандидатом…
— Наверное. Я вам уже ответил честно. Я взял грех на душу. Мое решение.
— Поступили бы так же сейчас?
— Будь моя воля, я бы в период ломки 1990-91 года нашел бы себе какую-нибудь совсем другую профессию. Но думаю, что поступил бы так же, хотя это и гипотетический вопрос. В принципе, это, естественно, не в традициях СМИ, это нарушение кодекса СМИ, потому что общественность имеет право знать. Ну что вы хотите я могу отвечать только за себя вам. За себя я ответил. Да, мое решение — моя вина.
— Это не было давлением на вас, например, Гусинского или Березовского?
— Нет-нет. Абсолютно нет.
— Тема, которую в свое время много обсуждали — это близость НТВ к «Семье», и это та связь, которая потом нарушилась. А в какой момент произошло охлаждение? В какой момент вы стали критичными настолько, что «Семья» почувствовала себя…
— Мы не стали критичными. Пошли какие-то публикации о зарубежной собственности, о чем-то еще, а я тогда придерживался идеалистических воззрений, что не надо вмешиваться в работу редакции. А Таня и Валя восприняли это как скоординированную кампанию. Как же так, я же только что Ельцина им помогал избирать, а теперь такое? Ну, а потом Березовский им продал (в русском смысле «продал») тезис о том, что мы сделали ставку на Лужкова. Очень успешная и эффективная разводка Бориса Абрамовича.
— Это было не так?
— Абсолютно не так. Мы никогда не делали ставку на Лужкова. Я с Лужковым встречался, помню, один раз, году в 1997-м. И сказал ему примерно то же, что говорил Ельцину. Но Лужков — это просто дерево, которое не понимало, что ему говорят. Ему хотелось как можно скорее закончить этот разговор. А мне стало понятно, что его политическая карьера ничем хорошим не закончится, потому что он просто не чувствовал политическую материю, в отличие от Ельцина. Он меня вежливо поблагодарил, сказал, что мы будем встречаться, и больше мы никогда не встретились. Нет, на Лужкова мы не работали. Мы работали так, как привыкли работать. Когда Примаков объявил, что он выдвигается кандидатом в президенты, у нас это была новость номер один, а у Доренко это была новость, которая проходила на 17 минуте. Что я могу сказать? Нас упрекали, что мы поддерживаем Примакова с Лужковым, хотя на самом деле работали мы нормально, просто по канонам информационной журналистики.
Таня и Валя записали нас, видимо, в круг врагов. Но ничего особенного не происходило, и, когда Путин был избран президентом, были проблемы с тем, что кредит какой-то досрочно пытались отозвать, ВТБ или чей-то еще. И стало понятно, что руководитель администрации Волошин нам не друг, хотя в принципе компания работала.
— А в чем проблема с Волошиным?
— Где-то в мае 1999 года, по-моему, был у нас с ним долгий разговор, неважно уже, по какому поводу. И тогда он заявил, что решения принимаем здесь мы, а ваша задача — их исполнять. Я говорю — Александр Стальевич, вы, наверное, что-то перепутали, звоните на гостелевидение, если они выполняют ваши приказы, а НТВ будет работать так, как положено телевидению. И никаких ваших указаний мы выполнять не будем. С тех пор я с Волошиным больше не встречался, а Гусинский мне сказал, что я не умею с ним разговаривать. Сам встречался с ним несколько раз, но не преуспел ни в каком взаимопонимании. И когда Путин пришел к власти, была произведена известная операция. Но что тут рассказывать, дальше вы все знаете.
— Какая позиция не устраивала Волошина?
— Тогда это был разговор о назначении Аксененко премьер-министром. Это была закухонная история и на самом деле — провокация, Аксененко они назначать не собирались. Я поехал к Волошину, поскольку мне это казалось совершенно неправильным, дурацким решением. И о назначении Аксененко мы долго говорили. И хотя Волошин уже знал, что будет назначен на самом деле Степашин, он, видимо, решил поучить меня уму-разуму. И вот в конце разговора и прозвучала эта фраза.
— Это мне напоминает то, что, как говорят некоторые редакторы, звучало от Чубайса в 1996 году. В смысле, что мы вам скажем, то вы и будете делать.
— Это вранье, потому что Чубайс с редакторами вообще не общался.
— А летучки у Чубайса?
— Какие летучки у Чубайса?
— Когда он стал главой…
— А, когда он стал главой администрации? Этого я просто не знаю. Врать не буду, ни на одной этой летучке я не был, фразу в таком исполнении я не слышал, что он говорил — не знаю. Во всяком случае мне кажется, что влияние Чубайса на СМИ в тот период было минимальным, он был нацелен на возвращение в правительство и реализацию своей собственной политической повестки. Не знаю, ставил ли он уже целью получение жирного куска пирога в виде РАО ЕЭС, врать не буду, но для него «руководитель администрации» — это промежуточная остановка. Он не сильно старался, я бы сказал.
— Как вы помните информационную войну 1997 года? Почему она началась?
— Она началась, с моей точки зрения, по достаточно простой причине, и, в основном, — из-за Чубайса. Он сначала заверял Гусинского, что да, он получит «Связьинвест», никто из олигархов, которые уже нахапали куски, поощряться не будет, но он должен был выставить, естественно, приличную сумму, и все там было бы пристойно. В нарушение всего этого на конкурс выставился Потанин, а он был политическим проектом Чубайса, который видел его президентом. Он накачал Потанина деньгами, сверх всякой меры, отдав ему счета таможни (а на таможенных счетах тогда были совершенно гигантские остатки), поэтому для Потанина не составляло никакого труда перебить заявку Гусинского.
— Подождите, но там еще был Сорос, [в консорциуме] со стороны Потанина.
— Ну и что? Сорос давал фиксированную сумму, а вот эту дельту давал Потанин. Я считаю, что в этой истории со «Связьинвестом» и войной 1997 года Чубайс виноват, он всех развел, столкнул лбами, но в результате, правда, это кончилось тем, что он вылетел из правительства тоже, да и вообще политическая карьера Чубайса по большому счету была на этом закончена. Остальных я тоже, впрочем, не оправдываю. Я был категорически против каких-то медийных войн, что тоже давно отражено в каких-то книжках и моих интервью. Но, к сожалению, Березовский жил по своим правилам, и Доренко в первой же программе после аукциона стал громить правительство. Гусинский не удержался тоже, и, отдавая указания напрямую, вовлек в эту войну НТВ. Я никого не хвалю. Но, если вы хотите знать, кто нажал спусковой крючок в ситуации, то я считаю, что это был Чубайс.
...
— В чем главный конфликт с Путиным?
— Главный конфликт с Путиным заключается в том, что Путин, как выходец из КГБ, считает, что безопасно только то, что находится под твоим контролем, а то, что не находится под контролем, опасно по определению. Поэтому НТВ было опасно по определению. НТВ зиждилось совершенно на других основах, на бесконтрольности со стороны государства, если угодно. В этом был основной конфликт.
— То есть помимо того разговора вашего с Волошиным были еще какие-то разговоры с Гусинским. Да?
— В смысле?
— Вы говорите, что конфликт с государством начался с Вашего с Волошиным разговора.
— Нет, я это привел просто как пример. Ну хорошо, не важно. В чем вопрос?
— Чего требовало государство, что вы отказывались выполнять?
— В момент того разговора Волошин формально требовал поддержки Аксененко, который в результате не был выдвинут. Дальше требовали поддержки Путина, когда он был назначен премьером. Поддержки начала второй чеченской войны. Всего подряд!
— А у Гусинского при этом не было своей политической повестки?
— Нет. Гусинский считал, что состояние общества и государства таково, что «Медиа-Мост» (НТВ разрослось — это было уже не только НТВ) при любой власти сохранится, устоит, уцелеет, — называйте как хотите. В этом заключалась, конечно, большая ошибка, и моя в том числе. Мне надо было яростно оспаривать эту точку зрения, и я не сделал того, что должен был сделать. Видимо, надо было остановить Гусинского, хотя я и не знаю, что именно нужно было сделать. Сказать во время второго срока Ельцина, что пора продавать НТВ? На меня бы все посмотрели, как на сумасшедшего. Не знаю. Короче говоря, не было у него своей политической повестки. Политическая повестка была одна — строить гигантскую медиаимперию.
— Какую роль сыграл для журналистики Ельцин?
— Ельцин сыграл очень хорошую роль, потому что, во-первых, Ельцин понимал, что, как бы его ни щипали, ни кусали в СМИ, по большому счету средства массовой информации — это его стратегический союзник, и всегда исходил именно из этого. Он был человеком терпеливым, хотя ему от СМИ и от НТВ в частности много доставалось, но тем не менее СМИ при Ельцине чувствовали себя по большому счету, в безопасности. И это было важно для утверждения СМИ как четвертой власти, — роль от которой, впрочем, СМИ быстро и охотно отказались после 2000 года. Ельцин позволил развиться СМИ так, как ни один российский правитель. И он умел разговаривать со СМИ. Понимаете, когда он хотел, когда начинал работать по-настоящему со СМИ, то давал осмысленные интервью. И думал о СМИ. Во время избирательной кампании, например, понимал, что, разговаривая в поездках с людьми, которые перед ним стоят, он разговаривает с телекамерой, за которой — все население страны. По большому счету он ценил и чувствовал СМИ, и это было, конечно, хорошо и важно.
...
— И проблемы журналистики начались с приходом Путина, а не с 1996 года?
— Нет, я не вижу, как они начались с 1996 года. Ну, окей, еще раз. 1996 год, конечно, не очень хороший опыт для СМИ, потому что они оказались меж двух огней. Ты работаешь совершенно бесстрастно, беспристрастно и имеешь шанс получить завтра президента Зюганова, который просто все это прихлопнет. С другой стороны, СМИ понимали, что слишком открытая симпатия к Ельцину — это тоже поперек журналистской профессии. Вы посмотрите реально на статистику, чего там было, и посмотрите на эфиры тех пор.
— Я смотрела!
— Сколько раз там в прямом эфире был Зюганов. Часами!
— Все равно меньше.
— В прямом эфире, кстати, больше, чем Ельцин, это я вам железно говорю. Потому что Ельцин мало давал интервью, он много ездил.
— Я имею в виду новости. (Анализ того, как освещались кампании кандидатов в президенты в новостях программы «Время» (ОРТ) и «Сегодня» (НТВ), сделан американским профессором Сарой Оатс, и доступен в тексте о выборах 1996 года по этой ссылке.)
— Ну, новости — наверное. А чего в новостях было много Зюганова показывать? Чего он делал? Он же боялся власти и не хотел ее, и ничего по большому счету не делал. Показывать, как он с красной мордой танцует гопака? Было показано, но не великая это новость.
...
— А не было фальсификаций голосов?
— Фальсификаций не было. Во-первых, не было установок на это. Во-вторых, есть данные [социолога Александра] Ослона…
— Который тоже работал на Ельцина.
— Нет, ну Саша точно не подделывал цифры. Я вам голову даю на отсечение. Что я могу еще сказать? Ну работал, да, но не опросами же ФАПСИ нам было пользоваться? Да, мы пользовались данными Ослона. Была там какая-то пара удивительных историй, я не помню, в трех что ли регионах, когда в первом туре с большим отрывом выиграл Зюганов, а во втором — Ельцин, с большим отрывом. Но, вы понимаете, ну не ко мне это. Это Башкортостан, Татарстан, я помню…
— В Татарстане, я помню, было 600 000 голосов каких-то сомнительных, которые даже в суде…
— Ну, ребята так понимали конъюнктуру. Это не ко мне.
— Медведев же в 2012 году сказал, что мы все знаем
— Я не знаю, что знает Медведев. Ни черта он не знает, с моей точки зрения. Ему, может быть, очень хотелось свои выборы приукрасить? Но ему слово «выборы» лучше не произносить, не напоминать. Те выборы были честными. Ельцин выиграл честно.
http://www.yeltsinmedia.com/interviews/malashenko/?fbclid=IwAR078d3Qo8dAHd4v_azMFiBkspJj5ADCudzujIz4yvDALWOLubKudt1EUBg

Оригинал и комментарии

Высокий уровень интереса к Бето О'Рурку от kireev
Понравился этот график из статьи Нейта Сильвера, который считает, что Бето О’Рурк скорее недооценен, как кандидат в президенты На нем показан рост интереса к политикам, после того, как они объявили о своем участии в выборах, плюс, Байден, хотя лучше туда бы Элизабет Уоррен поместить, а не Байдена, ведь она объявила о своем участии в выборах, а он еще нет. Я так и сделал, то есть заменил Байдена на Уоррен. Но смысл тут тот же: интерес к Бето после выборов в ноябре, которые он даже не выиграл, но выступил хорошо, затмили кандидатов в президенты после того, как они объявили о своем участии в выборах. Вероятно, когда он объявит о своем участии в выборах - а это должно случиться скоро, он тоже их опередит по интересу. Это, конечно, не единственная причина  - есть и другие, но это одна из причин, почему бы я согласился с Сильвером, что О'Рурк должен быть пониже "первого уровня" кандидатов: Байден, Сандерс, Харрис, но все же выше остальных кандидатов "второго уровня".



Кстати, когда я в ноябре писал, что демократам нужен кандидат, который может воодушевить молодежь прийти на выборы, я назвал таким О'Рурка, но для выборов в Техасе - я тогда недумал, что он будет баллотироваться в президенты. Но на демократических праймериз я за него голосовать наверняка не буду. Он голосовал против резолюции в марте 2014 г., о помощи Украине и санкциях против России. Это было явно не потому, что он сторонник Путина или против Украины, а лишь отражение его "голубиной" позиции во внешней политике - но это было очень "poor judgement".

Оригинал и комментарии

Почти 8 марта от neznaika-nalune
Вчера на заглавной странице Гугла была такая картинка (гугл-дудл):


Каракули на картинке туманно напоминали что-то из босоногой молодости, а точнее уравнения Навье-Стокса, с которыми я не имел дело более 20 лет, с тех пор как бросил академическую науку в области океанологии.

Оказалось, Гугл отмечает день рождения Ольги Ладыженской - одной из самых выдающихся женщин-математиков в истории. Она внесла очень важный вклад в уравнения математической физики, и особенно в теорию уравнений Навье-Стокса, которые описывают динамику жидкой среды.

Году в 1989 или 1990 она как-то присутствовала на моем докладе про модель океанских вихрей который я делал в Институте Океанологии АН СССР (я тогда только начинал аспирантуру). После доклада она строго заметила мне что я излишне экаю-мекаю.

Вот несколько статей про нее:
https://www.cnet.com/news/google-doodle-celebrates-mathematician-olga-ladyzhenskaya/
https://www.inverse.com/article/53878-olga-ladyzhenskaya-ussr-navier-stokes-equations

Ольга Ладыженская родилась 7 марта 1922 года, и гугловский дудл приурочен к этой дате. Но к 8 марта тоже хорошо подходит. Заодно и повод поздравить всех читательниц, что я и делаю этой записью.

Оригинал и комментарии

Почему и как они придумали Путина. Часть 16.3. Показания Олега Мороза (3) от aillarionov
Продолжаем публикацию материалов по делу Операция «Преемник» «Почему и как они придумали Путина?» Часть 16.3, выдержки из книги О.Мороза «Почему он выбрал Путина?» Ответы Е.Гайдара, Б.Немцова, А.Чубайса, В.Юмашева на вопросы О.Мороза.

Е.Гайдар:
Как-то в 1996 году, незадолго до президентских выборов, бывший пресс-секретарь Ельцина Вячеслав Костиков заявил, что Ельцин никогда не был демократом. Гайдара тогда попросили прокомментировать эти слова. Он сказал, что в тот период, когда он работал с Борисом Николаевичем, у него не было оснований сомневаться, что он демократ. А как Гайдар ответил бы на тот же вопрос сегодня (в момент нашего разговора), спустя десять лет: Ельцин демократ или нет?
Мой собеседник говорит, что ответил бы точно так же. И даже усиливает свой положительный ответ: в то время, когда он, Гайдар, работал с Ельциным, у него не только не было оснований сомневаться, что Борис Николаевич убежденный демократ, но у него было твердое убеждение, что демократия для Ельцина это не игрушка, а очень серьезная ценность.
...
Тем не менее, говорит Гайдар, реагируя на мое напоминание об этой стороне ельцинской деятельности, я считаю его исторической фигурой. Причем очень необычной в мировой истории. Это человек, который начал революцию, политически пережил ее, не допустил в ходе ее полномасштабной гражданской войны, сохранил власть в процессе тяжелейшего перехода от старой экономической системы к новой, передал эту власть человеку, которого он сам выбрал и поддержал. Честно говоря, я не помню других таких примеров в истории. Кромвелю такая передача власти не удалась. Кстати, и Ленину тоже…
...
...вариант реформ, предложенный Гайдаром, Ельцин выбрал не потому, что признал этот вариант лучшим, а по той причине, что ПОВЕРИЛ ЧЕЛОВЕКУ, который его предложил.
...
Я вам скажу так, говорит Гайдар, всякий человек, который имеет дело с Россией на переломных этапах ее развития, сталкивается с рисками когда-то сделать ошибку. Повторяю, я убежден, что Борис Николаевич, в первую очередь, думал о сохранении курса. И по состоянию на конец 2002-го начало 2003 года мне казалось, что он не сделал ошибки при выборе преемника. К этому времени были проведены фундаментальные позитивные реформы. Была обеспечена частная собственность на землю. Проведена радикальная налоговая реформа, стабилизированы финансы. Было сделано очень много по модернизации трудового законодательства… В общем, казалось, что развитие событий в целом позитивное. Оно идет в том направлении, которое было задано при Ельцине. Нетрудно было убедить себя в том, что мы успешно прошли этот тяжелейший период нашей истории, вышли на путь поступательного развития страны. Это был момент, когда отношение мировых элит интеллектуальных, политических, финансовых, экономических к России достигло высшей степени благожелательности. То есть, по крайней мере, на три года Ельцин спрогнозировал действия своего преемника достаточно адекватно. Три года это немало.
Я возражаю Гайдару, что сказанное им все же относится в основном к экономической сфере деятельности Путина. А вот поле демократии в России уже тогда начало скукоживаться.
Гайдар не согласен:
Я могу вам сказать за себя. О том, как я видел ситуацию, скажем, весной 2002 года. У меня не было ощущения, что демократия в России скукоживается (это не значит, что я был прав). Да, у меня не было убежденности (и я говорил об этом еще до того, как Путин стал президентом), что он верит, что демократия России нужна, по крайней мере, сегодня. Для меня здесь стоял большой вопросительный знак.

Б.Немцов:
Немцов тоже не перестает поражаться, насколько несхожи, насколько контрастны фигуры предшественника и преемника Ельцина и Путина. Назначить своим преемником собственного прямого антипода! говорит Немцов. Это надо было умудриться!... ...когда меня Клинтон доверительно спросил: «Все-таки, как ты считаешь, что за человек Борис Ельцин?» я ему ответил, что, безусловно, человек он необычный, хотя бы потому, что у него было два таких разных преемника – Путин и Немцов. И так вот однозначно ответить на этот вопрос: как такое могло быть? – думаю, никому не удастся.
...
Все-таки главный вопрос: как Борис Николаевич умудрился так ошибиться с преемником?
Это вопрос сложный, говорит Немцов, но у меня версия такая: он был в цейтноте. Он искал себе преемника с середины девяностых (во всяком случае, меня он стал называть своим преемником в 1994 году), но, в конце концов, у него не хватило времени…
Ничего себе цейтнот с середины до конца девяностых…
Я думаю, все дело в том, что в последние годы он себя очень плохо чувствовал. Собственно говоря, это началось со времени выборов 1996 года или даже раньше. Во всяком случае, когда я пришел в правительство в 1997-м, я это сразу заметил. Он постоянно был на лекарствах… Мало работал… И это его болезненное состояние не оставляло его ни в 1998-м, ни в 1999 году… Думаю, он чувствовал, что силы его покидают, энергии уже мало… И мало времени… С выбором преемника приходилось торопиться. Ясно, что он не мог довериться человеку, которого совсем не знал. Путина же он к тому моменту знал уже года полтора… Полагаю, не последнюю роль тут сыграли и олигархи, конкретно Березовский и Абрамович. Путин дружил с ними. Он даже ходил на день рождения к жене Березовского. Наведывался и к Абрамовичу. В свою очередь, одна из главных советниц Ельцина его дочь Татьяна находилась под очень сильным влиянием этой парочки Абрамовича и Березовского. И прислушивалась к ним. Вот эта-то дружба Путина и близких Ельцину людей с группой олигархов, мне кажется, и сыграла важную роль в продвижении Путина на роль преемника. Сейчас, когда Путин рассказывает сказки про то, что он, мол, в ту пору боролся с олигархами, это просто дешевое вранье. Он с ними дружил. Боролись с ними мы я и Чубайс: не допустили Березовского к управлению «Газпромом», не позволили Березовскому и Гусинскому установить контроль над телекоммуникациями над «Связьинвестом». Слава Богу, живы еще люди, которые помнят всю эту историю… Так что, я считаю, причина, почему Ельцин сделал ошибочный выбор, его болезненное состояние, давление олигархов, давление семьи. Если называть пофамильно, кто в этом участвовал, это, на мой взгляд, Волошин, Юмашев, Дьяченко, Абрамович, Березовский. Вот, собственно, тот круг людей, каждый из которых, по-видимому, на своем уровне, в соответствии со своими возможностями отстаивал кандидатуру Путина.
Таково мнение Немцова. Сам он в ту пору, когда Путин выдвигался на роль преемника, уже не был в кругу людей, близких к Ельцину. Так что его мнение, в общем-то, основано лишь на предположениях и на чьей-то, неизвестно насколько достоверной, информации… Что касается людей, которые в ту пору действительно были близки к президенту − Волошина, Юмашева, Дьяченко, − они категорически отрицают сколько-нибудь значительное влияние олигархов на ельцинское решение о преемнике.
Спрашиваю Немцова, какие мотивы двигали людьми, которых он, Немцов, считает путинскими лоббистами.
Я сейчас поясню их логику, говорит Немцов, хотя это только моя гипотеза я же не был в числе тех, кто добивался путинского преемничества. Вот согласно моей гипотезе, мотивы были такие:
первое – им нужна была гарантия личной безопасности;
второе – они, конечно, хотели, чтобы курс на построение демократии в той или иной форме все-таки был продолжен (они считали, что такой курс позволит им сохранить личное благоденствие);
и третье – им требовалось, чтобы на посту президента был проверенный человек.
Почему именно Путина они посчитали достаточно проверенным и надежным?
Во-первых, он был сотрудником Собчака, человека авторитетного среди демократов (кстати, и сам Собчак всегда очень хорошо отзывался о Путине).
Во-вторых, они проверили Путина на деле Скуратова: им требовалось сместить этого деятеля с поста генпрокурора. Так вот, Путин показал себя человеком этой команды: ему дали задание, он хоть и не выполнил его сразу (Совет Федерации взял Скуратова под защиту), но ретиво принялся за дело.
Третье, работая на должностях в Кремле, а также директором ФСБ, Путин вел себя очень корпоративно. Очень корпоративно. Всегда поддерживал «генеральную линию» линию Ельцина и его окружения. Не был замечен в конфликте ни с какими олигархами, как я уже говорил, дружил с ними. Вообще был очень комфортным, удобным, абсолютно лояльным человеком.
Да, скорее всего их смущало гэбэшное прошлое Путина, но смущало не очень сильно, поскольку считалось, что он принадлежит к новой генерации чекистов; к тому же он все-таки с Собчаком работал, был за реформы и т. д. Вот у меня такая версия. Не знаю, насколько она верна, но, по-моему, выглядит она достаточно правдоподобной.
Итак, Борис Немцов разделяет довольно распространенную точку зрения, что одной из главных причин, если не главной, почему на роль преемника был выбран именно Путин, была гарантия безопасности, которую он будто бы дал Ельцину и его ближайшему окружению.
Да, я считаю, что это важнейшая версия из тех, что имеют право на существование, и, скорее всего, она исторически подтвердится, еще более уверенно говорит Немцов. Потому что, если мы посмотрим, как вел себя Путин по отношению к Ельцину, а также к Дьяченко и к Юмашеву, то нетрудно заметить, что вел он себя по отношению к ним очень лояльно. Он их не тронул. Никого.

А.Чубайс:
В июне 1996 года, − рассказывает Чубайс, − Собчак, как известно, с треском проиграл выборы губернатора. Соответственно, вылетели все. Тогда ведь Путин заявил, что ставший губернатором Яковлев − Иуда. Несмотря на это Яковлев вроде бы предлагал ему вернуться в мэрию, но Путин отказался. Держался стойко… Надо было искать какие-то варианты. Для Леши Кудрина я придумал вариант − возглавить Главное контрольное управление президента. А с Путиным мы что-то долго мучились… Потом появился вариант начальника Управления по связям с общественностью в Администрации президента, на которую и должен был идти Путин Владимир Владимирович. Но как-то это все затянулось… А в это время, как я понимаю, Путину предложил должность начальник Управделами президента Бородин, возможно, при участии Алексея Алексеевича Большакова, первого вице-премьера в правительстве Черномырдина. А потом уже, когда я забрал Алексея Леонидовича Кудрина в Минфин, − это было уже весной 1997 года, − Леша предложил назначить Путина на оставляемое им место в ГКУ. Я был − за. Но это уже был не мой вопрос…
− Юмашев говорит, что назначить Путина на должность руководителя ГКУ ему предложили именно вы…
− Ну, может быть, и я предложил. Леша мне предложил, я Вале позвонил… Но это все было неформально… Формально я уже не мог никого назначать в Администрации. Я уже работал в правительстве. Так что это было решение Юмашева.
В дальнейшем, после ГКУ, продвижении Путина по карьерной лестнице, Чубайс, по его словам, тоже не участвовал.
Все же, думаю, Анатолий Борисович недооценивает свою роль в восхождении будущего президента на вершину власти. Не исключено, что, не будь его рекомендации, Путин и не занял бы место начальника ГКУ − заместителя руководителя Администрации президента, должность уже не хозяйственную, которую он занимал у Бородина, а по-настоящему весомую, политическую.
...
О том, что Ельцин остановил свой выбор на Путине, Чубайс узнал где-то в конце июля 1999-го.
− А до этого момента, спрашиваю я Чубайса, − вы никогда не думали, что Путин может стать президентом?
Скорее, нет, не думал, не очень уверенно отвечает Анатолий Борисович.
...
Я не знал, что Степашин рассматривается как временная фигура, тем более с самого начала со времени назначения его на пост премьера, – говорит Чубайс. Мне казалось, что на него смотрят не как на временную фигуру, а как на фигуру будущего президента, что именно с такой перспективой он был назначен на пост председателя правительства.
...
Моя позиция была продиктована очень простой логикой: я считал, что мы находимся в настолько драматической политической ситуации, на таком драматическом этапе нашего развития, что задача избрания самоценна. А это означало, что при оценке фигуры кандидата требования к нему как к кандидату были более важны, чем требования к нему как к будущему президенту: уж совсем раскаленная была обстановка, только что в мае чуть-чуть не получили импичмент. За год с небольшим смещался четвертый премьер, назначался пятый. Делегитимизация власти достигла наивысшей точки. Отношение людей к ней было примерно такое: «У вас там во власти какая-то полная каша! Что у вас там происходит? Что творится? Премьеров меняют одного за другим. Только что состоялся дефолт…» Ужасная обстановка. Так что было не до жиру. Не до замечательного, великолепного, идеального президента. Тут главное избрать бы не Примакова, не Зюганова! Именно в силу этого я считал, что избираемость кандидата гораздо более важный критерий, чем качества будущего президента. И с точки зрения избираемости, как мне представлялось, Степашин был выше, чем Путин. В то же время я совсем не считал тогда, что Путин хуже как президент.
В общем Чубайс активно боролся за Степашина.
Во что конкретно вылилась эта ваша борьба, ваша бурная деятельность, имевшая целью воспрепятствовать выдвижению Путина?
Ну, я переговорил со всеми ключевыми лицами, начиная с самого Путина и кончая Юмашевым…
Любопытно, что же вы сказали Путину? «Владимир Владимирович, вам не стоит идти в президенты»?
Я высказал ему свою точку зрения, сказал, что считаю неправильным, что его выдвигают кандидатом на пост президента, что это рискованно, что мы можем вообще все проиграть.
И какова была его реакция?
Он высказался не очень определенно. Смысл его позиции сводился к тому, что он не рвется в президенты, но решение принимает не он. Если оно не будет принято, значит, не будет, если будет принято, значит, будет. Примерно такая была реакция.
...
− Кто из близких Ельцину людей своими советами более всего повлиял на него, когда он принял решение остановить свой выбор на Путине? Юмашев? Татьяна Борисовна? Волошин?
Мне сама постановка вопроса кажется неправильной. Я не согласен с очень распространенной версией о том, что Ельцин находился под безраздельным влиянием некоего круга близких ему людей так называемой «семьи». Эта версия, как я знаю, была придумана Игорем Малашенко (напомню: Малашенко был генеральным директором НТВ при Гусинском. – О.М.) Надо признать, она оказалась очень эффективной как пиар-оружие, но совершенно не соответствующей действительности.
...
В то же время разговор о помощниках и советниках президента не такой уж бессмысленный. Ведь Ельцин несколько лет, начиная с 1996 года или даже с более раннего срока, обдумывал вопрос о преемнике. В одиночку он вряд ли мог его решить сколько-нибудь приемлемым образом…
Так что на вопрос, кто больше всего повлиял на него при выборе Путина, могу совершенно определенно ответить: да никто! Вопрос надо ставить по-другому: какие аргументы повлияли в наибольшей степени на этот выбор? В данном конкретном случае должен признать: что касается моих аргументов, они были неверны. Я-то выступал с той позиции, что Путин неизбираем, что мы его не изберем, а Ельцин прислушался к тем, кто говорил, что он избираем. Кто оказался прав? Я? Нет. Он!
— А кто ему говорил, что Путин избираем?
— Ну, Юмашев, наверное…
— Волошин?
— Волошин, конечно.
...
Вы сказали, что главным критерием для выбора Путина стала его избираемость. Причем вы считали, что Путин ею не обладает, а Ельцин что обладает…
Да, и он, повторяю, оказался прав, а я не прав.
Но ведь этому критерию избираемости могли соответствовать и другие люди…
Нет. В том-то и дело, что нет. В том-то и дело, что нет. У нас были единицы, о ком можно было бы вести речь при таком подходе.
У Путина первый измеренный социологами «президентский» рейтинг его измерили 14 августа 1999 года, через пять дней после назначения Путина и.о. премьера, составлял… всего лишь один процент. 74 процента ответивших сказали, что прежде вообще ничего о нем не слышали… О каких предпосылках избираемости тут можно было говорить?
Да дело же не в этом! Все начинают с нуля. Только не у всех этот нуль потом превращается в десятки процентов.
Многие полагают, что весьма важную роль в продвижении Путина по карьерной лестнице в условиях молодой демократической России сыграло то обстоятельство, что переломные российские годы, с 1990-го по 1996-й, он провел рядом, плечом к плечу, с пламенным демократом первой волны, выдающимся народным трибуном Анатолием Собчаком: можно ли, дескать, найти другое, более убедительное свидетельство демократических взглядов Путина? Лично я думаю, что такое соображение слишком наивно. К тому же не до конца ясно, действительно ли Путин пришел к Собчаку по собственной воле. Наконец, у Собчака будущий российский президент в основном занимался хозяйственной деятельностью и в качестве демократа опять-таки никак себя не проявил… А вообще, если не считать «собчаковского» мотива, все, кого бы я ни спрашивал, какие качества Путина побудили остановиться на нем как на преемнике, говорили мне примерно одно и то же: он показал себя, как деловой, исполнительный, четкий, умеющий точно формулировать свою позицию, до конца отстаивать ее в дискуссиях с оппонентами… Но ведь это все качества достаточно квалифицированного чиновника, пусть даже и высокого ранга. Но это не качества ПРЕЗИДЕНТА ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ СТРАНЫ. И то, что он не продемонстрировал вот этих демократических качеств до момента своего избрания, на мой взгляд, решающим образом, сказалось после его избрания. Никто не сумел заранее рассмотреть в нем этих качеств просто потому, что У НЕГО ИХ НЕ БЫЛО.
Вы все про демократию, с некоторым раздражением, – говорит мне Чубайс, – выслушав эти мои соображения. У вас весь строй анализа такой: если демократ, то хорошо, а если не демократ, то плохо. Но жизнь чуть-чуть сложнее…
Упрек довольно неожиданный в устах «отца российской демократии», коим, без сомнения, наряду с Ельциным и Гайдаром, в девяностые годы был Анатолий Чубайс.
...
...да, я действительно считаю: президентом демократической страны должен быть человек демократических взглядов (это, по-моему, достаточно тривиальная истина). К моменту появления Путина в большой политике никто не приметил особенной его приверженности демократическим ценностям.
Я уже сказал, что это вы оцениваете все по критерию демократичности. А я не считаю, что этот критерий единственный.
Не единственный, но, по-моему, один из главных… Как я понимаю, вы все-таки не можете сказать, какие качества Путина, кроме, ну, допустим, порядочности, подвигли Бориса Николаевича на то, чтобы выбрать его преемником?
Нет, не могу, – покорно соглашается Чубайс.
...
Как сам Чубайс относится к президентству Путина?
Я не согласен, что, став президентом, Путин стал разворачивать корабль в обратную сторону. У меня другая позиция. Она состоит в том, что президентство Путина правильно делить на два этапа: первые четыре года и вторые четыре года. Я считаю, что первые четыре года были гораздо более продуктивными и в значительной степени ориентированными на продолжение курса Ельцина, курса реформ. А во вторые четыре года в значительной степени появились иные приоритеты, со многими из которых я не согласен. О чем, кстати, я не раз говорил публично.
Например?
Ну, не хочется повторять гимн, Ходорковский, назначение губернаторов, оценка девяностых годов и т. д. и т. д.
А чем вы объясняете этот перелом на рубеже первого и второго срока?
Позицией Путина. Что тут объяснять? Все понятно.
Что понятно? Человек двигался одним курсом и внезапно изменил его. Кстати, и возвращение советского гимна, и арест Ходорковского случились еще во время первого путинского четырехлетия…
А кто вам сказал, что политическая линия должна быть задана и прямолинейна, как железнодорожные рельсы?
Это что-то непонятное… Борис Николаевич Ельцин действительно задал определенное направление движения к демократии и рыночной экономике, он и помыслить не мог, что его преемник сойдет с этих «железнодорожных рельсов».
...
По-моему, достаточно ясно, что стратегическая цель Путина в той или иной форме восстановить Россию как империю. Ельцину, как ни крути, такая цель в страшном сне не могла присниться...
− Во-первых, для меня обвинение в стремлении восстановить империю не является обвинением. У меня более сложное, совсем не черно-белое, отношение к этой теме. Я как-то высказывался на этот счет, за что и получил от братьев-демократов… (Имеется в виду известная идея Чубайса о необходимости построения в России «либеральной империи», которую он выдвинул 29 сентября 2003 года, выступая в Инженерно-экономическом университете Санкт-Петербурга. − О.М.) Во-вторых, я абсолютно не согласен, что по части «имперскости» Путин радикально пересмотрел стратегию Ельцина.
...
Да, Бориса Николаевича волновали именно эти вопросы, говорят мне мои собеседники, сможет ли его преемник продолжить демократические реформы в общественной жизни и рыночные реформы в экономике, продолжит ли Россия интеграцию в сообщество цивилизованных стран, сможет ли она объединить вокруг себя страны СНГ и т. д. Он считал, что именно Путин наиболее сильная фигура, кто в состоянии обеспечить продолжение пути, который он предложил России, что остальные либо слабее (как Степашин), либо у них в мозгах не то (Лужков, Примаков), либо неизбираемы (Чубайс). Что касается словесных заверений, Борис Николаевич считал их совершенно излишними: он верил Путину.
У меня вновь и вновь возникает предположение, что Ельцин не шибко разбирался в людях: ведь аналогичные как в случае с Путиным «кадровые» ошибки Борис Николаевич совершал и прежде: вспомнить хотя бы таких его неудачных назначенцев, как Скоков, Лобов, Баранников, Хижа… Да те же Коржаков, Барсуков, Сосковец…
На это мне отвечают: в принципе, конечно, перебирая фамилии, можно придти к такому заключению, что Борис Николаевич недостаточно разбирался в людях; но такой вывод напрашивается в большинстве случаев, когда какому-то администратору приходится делать огромное количество назначений в одних случаях назначение оказывается удачным, в других нет… Коржаков, Сосковец, Баранников, Лобов… все правильно, выбор был неудачным, и список можно продолжить. Добавить сюда Руцкого, например… Но есть же и другой список: Бурбулис, Чубайс, Гайдар, Черномырдин, Юмашев, Немцов, Сатаров, Дубинин, Кудрин, Лифшиц, Волошин… В последнем списке все люди разные. Кто-то был совсем близок к Борису Николаевичу, как Чубайс или Немцов, с кем-то у него были в большей степени деловые отношения, как с Кудриным или Дубининым, но профессиональные, человеческие качества всех этих людей, их демократические убеждения не вызывают сомнений. Все эти люди рыночники, они все за открытое, демократическое общество, со свободными СМИ, с нормально действующим разделением властей, то есть со всеми элементами нормального, цивилизованного общества.
…Ну да, действительно, можно согласиться: вывод о том, что тот или иной администратор недостаточно хорошо разбирается в людях, можно сделать в большинстве случаев, когда этому администратору приходится делать огромное количество назначений: в одних случаях назначение оказывается удачным, в других нет, ни один администратор не застрахован от ошибок. Вот только цена ошибки бывает разная…

В.Юмашев:
...немалое значение при подборе людей для Ельцина имела, как бы это сказать, ментальная близость, что ли: он охотнее приближал к себе человека, похожего на него самого, по жизненному опыту, по образу жизни, по психологии…
В какой-то мере это так, говорит Валентин Юмашев. Ментально, по-человечески, конечно же, Коржаков, с его простотой, любовью к выпивке, или Сосковец классический «красный директор», жесткий тип руководителя, или Лобов бывший первый секретарь обкома, говоривший с Борисом Николаевичем на одном языке, все они, конечно, были гораздо ближе ему, чем те, кто перечислен во втором списке. Но, обратите внимание, он, в конце концов, порвал практически со всеми из первого списка и остался в хороших отношениях с людьми из второго, более того, с кем-то из них продолжал работать до последнего дня своего пребывания в Кремле. Это при том, что говорить с Гайдаром, Чубайсом, Лифшицем, Сатаровым или со мной ему было в тысячу раз менее комфортно, чем с теми, из старой гвардии. Те всегда радостно его облизывали, а эти говорили, что думали, прежде всего, потому, что так привыкли. К тому же, большая часть из второго списка не держалась за свое место. Более того, почти каждый, за редким исключением, с удовольствием простился бы с этой неблагодарной политической, административной работой...
В общем-то, Путин, как мне представляется, особо не тяготел ни к первому, ни ко второму списку. Он, насколько я знаю, не парился и не выпивал с Ельциным в бане, но и не слыл «человеком идеи», твердым демократом-рыночником, как Гайдар или Чубайс. Было что-то третье…
Спрашиваю, что же именно это «третье», что выделило Путина среди других в глазах Ельцина. Может, все-таки все решил чей-то совет? Или чьи-то советы? Борис Немцов, например, не однажды говорил, что Путина Ельцину подсунул Березовский через Татьяну Борисовну. Юмашев категорически отвергает это утверждение:
Это полный бред, полная чушь! Борис Николаевич никогда бы не воспринял от дочери ни одного кадрового совета. Кстати, как и от Наины Иосифовны. В этом смысле он был глубоко патриархален: считал, не женское это дело, разговаривать с мужчинами о политике. Татьяна действительно хорошо относилась к Путину, и если бы Борис Николаевич ее спросил, правильно ли он сделал, что выбрал его в качестве преемника, скорее всего, сказала бы: «Папа, ты молодец! Классная идея! Правильное решение!» Но он не спросил.
С кем-то все-таки Ельцин, наверное, держал совет?
Конечно, в таких случаях Борис Николаевич советовался, с кем находил нужным. И не потому, что считал, будто сам плохо разбирается в людях, мол, есть у него такая слабость. Он так не считал. Просто советоваться в подобных случаях это естественно для любого лидера и даже любого руководителя компании. В общем-то Борис Николаевич так поступал всегда. Когда, например, он перебирал варианты, кого назначить премьер-министром после Черномырдина, он спрашивал меня, что я думаю о каждом из кандидатов (я был главой администрации). Это не значит, что у него в этот момент не было решения, скорее всего, он просто сравнивал оценки свою и мою. Соответственно и я отвечал, не зная, совпадает позиция Ельцина с моей или нет. По-видимому, такой же разговор перед назначением Кириенко он провел с Чубайсом, с Немцовым. При этом, в отличие от меня (я в силу своих обязанностей руководителя администрации должен был готовить все документы по снятию старого и назначению нового премьера), когда Ельцин говорил с Чубайсом и Немцовым, обсуждая ту или иную кандидатуру, они даже не понимали, что он обсуждает с ними будущего кандидата на пост главы правительства.
Каков был круг людей, с которыми Ельцин говорил о Путине?
Он разговаривал со многими. Причем не только с теми, с кем он работал (с тогдашним главой администрации Волошиным, с руководителем своего секретариата Семенченко), но и с теми, кого он считал входящими в его команду с тем же Чубайсом, с Александром Ослоном, Игорем Малашенко (тот входил в эту команду до момента, когда группа Гусинского стала агрессивно конфликтовать с Кремлем, поддерживая тандем Лужкова Примакова)… Говорил и с другими… Можно ли сказать, что чьи-то советы решающим образом повлияли на Ельцина, побудили его остановить свой выбор на Путине? Люди, знавшие, как в действительности было дело, единодушно утверждают: ничьи советы не повлияли. Да, он со многими советовался, и среди тех, с кем он держал совет, как меня уверяют, не известен ни один, кто сказал бы что-то плохое о Путине образца 1996-1999 годов. Но если бы Борис Николаевич почувствовал в нем что-то не то, никогда бы не согласился сделать его преемником, несмотря ни на какие советы.

«Они все тогда были счастливы»
В общем, в окружении Ельцина не нашлось ни одного человека, кто бы ему сказал: «Борис Николаевич, по-моему, вы делаете ошибку». Те же Чубайс, Гайдар, Кудрин, Дубинин, как мне рассказывают, были на седьмом небе оттого, что Борис Николаевич смог сделать такой выбор. Они не просто были счастливы, для Чубайса, например, это был один из самых счастливых моментов в жизни (хотя сначала, как уже говорилось, он был против кандидатуры Путина). На инаугурации Путина в порыве чувств он обнял Юмашева со словами: «Валя, ты не представляешь, что Борис Николаевич сделал, что мы все сделали! Теперь у страны на десятилетия только движение вперед и ничто не может ее остановить
Кстати, напомню, именно Чубайс рекомендовал Путина Юмашеву тогда руководителю Администрации президента на должность начальника Главного контрольного управления (причем этот пост совмещался с должностью заместителя главы Администрации). И все годы, что он работал с Путиным, Юмашев, по его словам, был чрезвычайно благодарен за этот совет: Путин был «аккуратен, профессионален, блестяще решал поставленные перед ним задачи». По этой причине Юмашев (уже он, а не Чубайс) все время двигал его вперед. При Юмашеве Путин стал первым замом главы Администрации, потом − директором ФСБ и, через несколько месяцев, еще и секретарем Совета безопасности (это был первый случай, когда человек совмещал два таких важных поста).
Может быть, стоит напомнить и то, что именно Юмашев попросил Ельцина обратить на Путина особое внимание. Это случилось не тогда, когда он предлагал его президенту на должность своего первого зама, а позже, когда еще более утвердился во мнении, что он «очень сильный работник», несравненно более сильный, чем все остальные ведущие сотрудники администрации − Ястржембский, Приходько, Орехов… Хотя все они тоже считались достаточно сильными… Ястржембского, например, Юмашев одно время даже подумывал рекомендовать Ельцину на пост президента…
Дальнейший карьерный рост Путина премьер-министр, президент происходил уже при Александре Волошине.
Итак, ближайшее окружение Ельцина испытало настоящую эйфорию в связи с избранием Путина президентом. Когда она стала рассеиваться? В общем-то, эйфория сама по себе не может держаться долго, но до истории с Ходорковским ни у кого из этих людей не возникало никаких, даже малейших, тревог, что что-то может двинуться куда-то не туда…
...
Да, я считаю, это именно так, соглашается со мной один из моих собеседников. То, что сейчас происходит, с моей точки зрения, невозможно было предвидеть. Путин сильно переменился. Не знаю, почему. Может быть, он человек, для которого очень важно, кем он окружен, человек, который очень пластичен. Если вокруг него люди демократических убеждения, он демократ…
Вот ведь забавная вещь. «То, что сейчас происходит… невозможно было предвидеть». Может быть, в какой-то степени это, в самом деле, так. Однако сам факт, что дальнейшее его, Путина, поведение непредвидимо и непредсказуемо, что он вполне может развернуться и на 90, и на 180 градусов, это-то, наверное, не так уж трудно было заподозрить и предугадать. Почему? Да потому, что он был из клана «рыцарей плаща и кинжала». Не Штирлиц, конечно. Никаких таких подвигов за ним не числилось. Пять лет просидел в ГДР, в Дрездене, днем в основном подшивал в папку никому не нужные отчеты, а вечером пил пиво с коллегами. Но, без сомнения, ПО СВОЕЙ ПСИХОЛОГИИ к тому времени он уже был «человеком с Лубянки» (или откуда там из Ясенева?) Некоторые азбучные элементы этой психологии он выдрессировал в себе еще в отрочестве, еще только когда мечтал о карьере Джеймса Бонда. Главный элемент этой психологии абсолютная, стопроцентная скрытность, закрытость от внешнего взора, зашторенность. «Молчи, скрывайся и таи и чувства, и мечты свои!» Так что, сколько бы Борис Николаевич (или кто-то другой из его окружения) ни изучал его, сколько бы с ним испытующе ни беседовал, по-настоящему узнать, что это за человек, у них не было ни малейшего шанса. По словам его дрезденского сослуживца, уже много раз мной упомянутого, Владимира Усольцева, Путин принадлежал к тем людям, кто «думает одно, а говорит другое». В общем, перед Ельциным и его советниками был типичный «кот в мешке». И именно это обстоятельство с самого начала должно было всех насторожить. Однако не насторожило. Ни Бориса Николаевича, ни кого-либо еще, кому следовало бы насторожиться...
Так что, в первую очередь, объясняют мне, − не только в случае Путина, − когда при Ельцине кого-то брали на работу в Администрацию президента, когда двигали по службе, то, прежде всего, старались оценить профессиональные, человеческие качества этого работника, не зацикливаясь на его биографии.
...
Это сейчас, по прошествии лет, все так и сяк судят и рядят, что, собственно говоря, произошло 31 декабря 1999 года... Однако непосредственно после той даты − 31-го − мало кто угадал, мало кто дал точную оценку. Пожалуй, точнее всех ее дала Валерия Новодворская в «Литгазете» от 19 января (еще и трех недель не прошло от рокового события):
«Он (Борис Николаевич Ельцин. − О.М.) останется в истории Иваном Сусаниным, который обещал показать стране дорогу на Запад, а в результате завел ее и сдал прямо в руки Лубянки, устроив нам конфронтацию со всем цивилизованным миром… Ельцин все свои заслуги, до одной, очень старательно, ничего не забывая, взял назад (точнее бы сказать: взял и перечеркнул. О.М.)

Оригинал и комментарии

Бешеный oсциллограф разил новыми стрелками от neznaika-nalune
Как-то подзабыл я про Латынину, а меж тем новые перлы накатывались и падали стремительным домкратом

Оригинал и комментарии

Отзывы (через аккаунты в социальных сетях Вконтакте, Facebook или Google+):

Оставить отзыв с помощью аккаунта ВКонтакте:

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Архив лучших постов