Недавние тренды рунета

Недавние тренды рунета

Привет! мы в Смыслотеке за 5 лет довольно много наработали в направлениях, которые ты обозначил. от sgevlich

Привет! мы в Смыслотеке за 5 лет довольно много наработали в направлениях, которые ты обозначил. Можем поговорить – всё рассказать довольно сложно, но задать направления вполне реально.

Оригинал и комментарии

Вверх по лестнице, ведущей вниз — и обратно от sergey_57776

Вверх по лестнице, ведущей вниз — и обратно

Два встречных пути развития пандемии

✔️ Хорошая визуализация позволяет быстро и удобно исследовать данные.

✔️ Отличная — помогает заметить неочевидные тренды.

✔️ Гениальная — становится катализатором инсайта (прозрения, проникновения в суть).

Приятно осознавать, что при колоссальном изобилии визуализаций COVID-19, лучшие образцы на грани гениальности делают именно наши люди. Речь о визуализаторах Сергея Кашина

Что за инсайт откроется вам, посмотрев на открывающую пост визуализацию «вверх по лестнице, ведущей вниз — и обратно» (интерактивная версия здесь), — точно не знаю. Но инсайт гарантирован.

Есть здесь и другие шедевры визуализации:

  • и др.

А здесь интересные комментарии и соображения автора к его визуализациям.

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Сумбур — худшая из стратегий от sergey_57776

Сумбур — худшая из стратегий

Опубликован отчет «Независимого SAGE»

Фото https://parstoday.com/ru/news/world-i113509

Отчет содержит самую резкую и разгромную с начала пандемии критику и рекомендации для правительства, основанные на открытом и прозрачном изучении имеющихся научных доказательств о COVID-19. Авторы отчета — 13 известных ученых, членов независимой научной консультативной группы по чрезвычайным ситуациям «Независимый SAGE» — доктора, профессора, директора — пишут в отчете следующее.

✔️ Цель правительства Великобритании по смягчению хода пандемии и предотвращению перегрузки национальной системы здравоохранения, пока вакцинация не будет готова, является «глупой».

✔️ Решениям об ослаблении противоэпидемических мер должны предшествовать доказательства того, что распространение коронавируса контролируется.

✔️ Рекомендации работающих на правительство экспертов мотивированы, а само правительство отдает приоритет политическим целями.

✔️ Предложенный план выхода из карантина с невнятными призывами к населению “будьте бдительны” и “контролируйте вирус” неоднозначен и лишь сбивает с толка.

✔️ Ежедневная статистика правительства по коронавирусу является неточной, неполной и выборочной.

✔️ Ориентация на запаздывающие на 3–4 недели данные о показателе R0 может привести к пропуску новой волны вируса.

✔️ Государственный подход централизованного и контролируемого сверху-вниз тестирования необходимо пересмотреть.

✔️ Стратегия, основанная на том, что вакцина будет готова к массовому использованию в течение года, — всего лишь предположение.

Отчет на 34 стр. содержит много конкретных рекомендаций и прогнозов. Первый из них — о сломе тренда и новом повышении R0, — сегодня получил подтверждение.

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Что не так с миллениалами? от ezhikov

Тил Суон объясняет «Поколение Y»

Этот текст — практически подстрочный перевод видео «What’s Wrong with Millenials» от Teal Swan, довольно популярной духовной лидерши в США. Мы с ней фокусируемся на применениях одного и того же знания в разных областях деятельности. В частности, Тил довольно много работает с темой партнёрских взаимоотношений. Но это видео я считаю настолько ценным для всех, кто имеет дело с миллениалами (в том числе всех руководителей), что решил потратить десяток часов на его перевод.
Пожалуйста, приступайте к чтению текста, помня о контексте:
1. Тил Суон — американка, рассуждает об американских реалиях для аудитории американцев.
2. Теория поколений имеет границы применимости, и российские поколения во многом отличаются от американских.
3. В начале Тил предупреждает, что использует обобщения только для того, чтобы сформировать нарратив. Не стоит читать отдельные высказывания, вспоминать к ним один контрпример и делать из этого заключение о «ложности» текста. Тил рисует эпическое полотно.
Задача текста — показать мир глазами миллениала.
Все примечания от себя я буду вставлять в такой же «цитатной» врезке, с примечанием «— прим. А.Ё.». Курсивное выделение в тексте и подзаголовки — также мои, для удобства чтения.
Teal Swan, https://www.youtube.com/watch?v=z4Um3oSADB0

Сменяющиеся поколения людей «враждуют» между собой. По сути, молодёжь и старики обвиняют друг друга в недостатках. Миллениалы в этом ничем не отличаются от остальных. Честно говоря, предыдущие поколения презирают миллениалов. Даже сами миллениалы презирают миллениалов. Но у каждого поколения есть свои достоинства и недостатки. Поэтому я хочу объяснить, как устроены миллениалы. И я заранее предупреждаю, что мне приходится обобщать, когда я описываю группу людей.

Рельсы Детерминизма

Начну разговор с высокоуровневой картины. Миллениалы — поколение, меняющее правила игры. Оно пришло сюда, чтобы разрушить один способ делать дела, и создать совершенно другой способ. Также оно пришло сюда, чтобы вернуть человечество к свободе воли. Это одна из причин, по которым поколение миллениалов повзрослело в информационную эпоху, когда вокруг так много вариантов выбора. Игреки пришли сюда, чтобы человечество сошло с Рельс Детерминизма.

Рельсы Детерминизма предлагают всего две дороги. Либо старое поколение делает дела одним образом, и новое поколение делает их точно таким же — предопределённым — образом. Либо старое поколение делает дела одним образом, а новое поколение делает их в точности противоположным образом. Это бунтарство, а бунтарство — тот же детерминизм, просто с противоположным знаком.

Оба варианта — просто заранее предопределённая реакция нового поколения на старое. Именно так история человечества шла с начала времён, словно качание маятника из одного крайнего положения в другое. Оба эти крайние положения дисфункциональны. Например, «молчаливое поколение» чувствовало, что лучше не высовываться. А следующие за ними «бэби-бумеры» яростно выступали против того, что им не нравилось, ожидая, что это улучшит положение вещей.

«Молчаливое поколение» — когорта родившихся между 1928-м и 1945-м годами, родители «бэби-бумеров».
«Бэби-бумеры» — послевоенное поколение родившихся между 1946-м и 1964-м.
Следующие за «бумерами» — поколение X, c 1965-го по начало 80-х, за которыми следуют «игреки», родившиеся примерно с 1981-го по 1996-й. — прим. А. Ё.

Поколение миллениалов пришло специально для того, чтобы вытащить человечество из этого маятника. Нам надо рассматривать их как поколение тех, кто должен «смешать на столе все карты». Они те, кто должен увидеть Тени и изменить их. Они должны увидеть, какие вещи в мире больше не работают. Но вместо этого они решают «выйти из игры» из-за собственной травмы и тащат дальше свои собственные Тени.

Тил Суон использует слово «тень» (shadow) в конкретном юнгианском смысле. По традиции перевожу это слово с заглавной буквой. — прим. А. Ё.

Эти Тени, существующие в сознании миллениалов, важно увидеть и должным образом интегрировать. Если этого не сделать, то миллениалы останутся в истории как «раненое поколение». В этом случае не они приведут Землю в новое состояние, но следующие за ними поколения... Вообще говоря, если миллениалы не интегрируют свои Тени, они останутся глубочайше неудовлетворёнными жизнью на всём её протяжении.

С учётом вышесказанного, мы не сможем конструктивно взглянуть на эти раны миллениалов, если подойдём к этому без понимания и сострадания. Без того понимания и сострадания, которого чрезвычайно не хватает людям, способным со стороны точно определить травмы, внутренне присущие миллениалам.

Поэтому с состраданием и пониманием я приглашаю вас в пространство, где я укажу на причины травм поколения Y. Если вы миллениал, то я также прошу вас выслушать всё, что я скажу дальше, с состраданием и пониманием к себе самим. Так вы сможете понять, как интегрировать свои Тени и сделать шаг к тому новому состоянию Земли, которое именно ваше поколение пришло провозгласить.

Воспитание миллениалов

Поколение Y рождалось с начала 1980-х по середину 1990-х. Чтобы понять их, надо понимать, что произошло в мире с 1980 года по сей день. Надо понимать, каким было детство тех, кто рос в 1980-е и 1990-е годы. Мне пришлось бы издать кучу книг, чтобы подробно описать миллионы провальных методов родительского воспитания, существовавших в то время. Вместо этого я укажу на несколько ключевых точек, чтобы вам было проще понять основные причины травм миллениалов.

Детей до 1980-х годов так же, как и миллениалов, подвергали всевозможным вредным методам и стратегиям родительства. Основная часть родителей просто-напросто не осознавала это и возлагала на детей ряд ожиданий, чтобы дети каким-то чудесным образом их оправдали и преуспели в жизни. Но важно понимать, что благодаря некоторым обстоятельствам, которые случались и не случались во всём обществе до 1980-х, даже став жертвой провальных или слабых методов воспитания, человек мог как-то выкроить себе дорогу во взрослой жизни и преуспеть.

В 1980-е годы взгляд на методы воспитания изменился. Бэби-бумеры начали замечать вредные эффекты некоторых ошибочных стратегий, которые использовали их собственные родители. Конечно же, бэби-бумеры начали искать альтернативы. Настала эра книг по воспитанию детей. Ряд наиболее вредных теорий воспитания, связанных с родительской властью, кормлением и сном по расписанию, появились именно тогда.

В 1990-е годы ситуация стала ещё хуже. Домохозяйства из одной семьи стали нормой, а статистика разводов улетела в космос. По этим причинам дети потеряли доступ к большинству тех ресурсов, питающих их нужды, эмоции и самооценку, что были ранее доступны предыдущим поколениям в больших семьях. Бэби-бумеры бегали по району с другими детьми. Это было их ресурсом для эмоционального, умственного и даже физического развития. До того, как домохозяйства сократились до одной семьи, дети жили с родственниками, каждый из которых также был ресурсом для эмоционального, умственного и физического развития. В 1980-е годы, когда общество отошло от прежней модели, дети стали терять ресурсы… вслед за потерей ресурсов, и снова вслед за потерей ресурсов.

Бумеры воспитывали детей в неосознаваемой смеси точно тех же способов, которыми их растили собственные родители, и того, что их собственные родители никогда не делали. К сожалению, вместо того, чтобы привести к сознательному родительству, это создало целое травмированное поколение с множеством неудовлетворённых потребностей.

По сути, воспитание 1980–90-х годов представляет собой очень странное сочетание безответственности и контроля.

Например, родители в 1980-е годы по существу не знали, чем кормить детей. Поэтому кормили всем тем, что могло разрушить детское здоровье. Детей оставляли без присмотра на продолжительное время, потому что обо многих опасностях в обществе просто не было того уровня осведомлённости, который есть сейчас. Игры без присмотра несут и выгоды, и опасности. В то же время, родители гораздо больше контролировали детей в некоторых вещах, рассчитывая на то, что это обусловит успех в будущей взрослой жизни. Родители сурово требовали от детей хорошие оценки в школе, чтобы дети впоследствии получили хорошую работу, относились к деньгам определённым образом, добились успеха в обществе, и так далее.

Делай, что говорят

Миллениалов растили методом кнута и пряника. Возможно, самое важное, что надо понимать про воспитание в 1980-е и 1990-е, — что родители внушали своим детям. Это была идея, что если дети будут делать то, что им говорят, то они получат пряник. А если не будут делать, что им говорят, — не пойдут в школу, не получат хорошие оценки, не поступят в университет, не будут делать так-то и так-то, — то у этого будут плохие или болезненные последствия. Знаете, что сделали миллениалы? Приняли это за чистую монету! И с энтузиазмом стали выполнять ровно то, чего от них требовали мамы и папы.

Миллениалы вписались в это не только ради родительского одобрения. Они на самом деле поверили, что следование указаниям родителей приведёт их к положительным результатам в будущем. Знаете, что произошло? Этого не случилось. От слова «совсем». Миллениалов выкинули во взрослую жизнь, где всё оказалось против них. Словно маленькая птичка готовилась покинуть гнездо, и как только сделала это, оказалась посреди шквальной грозы. Грозы, которая будет продолжаться до конца птичьей жизни.

Говоря о вредных методах родительства, я имею в виду не только то, что игреки вступили во взрослую жизнь со множеством задержек в развитии. Кроме этого, они вошли в общество и в состав рабочей силы в эпоху финансового кризиса. Точнее, одного из худших кризисов в истории человечества, последствия которого мы расхлёбываем до сих пор, и который только усугубился. Миллениалов обучили тому, что хорошие оценки, правильный вуз, подходящий партнёр и такие-то способы управления личными финансами приведут их к успеху… Но этого не произошло. Наоборот, игреки получили ровно те результаты, которых старались избежать!

Стоимость обучения в вузах стала настолько высока, что для получения образования пришлось брать громадные займы. Им сказали, что хорошая работа снимет эту проблему, но даже с «дорогим дипломом» они не могут трудоустроиться, потому что изменился цикл замещения рабочей силы. Меньшее количество людей уходит на пенсию, и люди с высокой квалификацией берутся за низкоквалифицированную работу, которую раньше бы не рассматривали. Миллениалам приходится бороться за рабочие места с поколением своих родителей, и даже с бабушками и дедушками. И проблема не только в том, что у миллениалов хуже резюме. Проблема в том, что их не учили бороться!

В 1980-е и 1990-е было большое движение за равенство возможностей. Эта ценность была глубинной для бэби-бумеров, многие из которых протестовали против Вьетнамской войны в движениях хиппи. Очевидно, поколение, которое ценит равенство возможностей, гораздо меньше ценит соревновательность. Родители и учителя поощряли у игреков стремление к равенству, внедряя награды просто за участие детей в самодеятельности и не одобряя конкуренцию за победу.

И вот, миллениалы внезапно обнаружили себя в высококонкурентной среде, к которой их не готовили, с долгами, которые они не могут выплатить, с дипломами, которые они не могут применить и вынуждены браться за низкоквалифицированную работу. Ту работу, которую они выполняли ещё в университете, — как вторую работу, нужную, чтобы оплачивать счета. Миллениалы осознали, что скорее всего они никогда не смогут заработать на дом или позволить себе завести детей. Многие вернулись жить обратно к родителям не потому что они этого хотят, а потому что всего две альтернативы этому — либо оказаться на улице, либо застрять в беличьем колесе постоянной галимой работы, заработка от которой еле-еле хватает на оплату аренды занюханной однушки.

Награда, обещанная игрекам за проделанную тяжёлую работу и инвестиции в будущее, внезапно оказалась несбыточной мечтой, за которой их по-прежнему принуждают следовать и критикуют за отказ это делать!

Добавим ещё дёгтя. Оказавшись в 2020-м году, поколение Y испытывает ретравматизацию из-за пандемии Covid-19. В особенности из-за мер по ограничению и контролю передвижения и социальных контактов, принятых теми представителями прошлых поколений, которые сейчас обладают властью в правительствах.

Прямо сейчас многие из миллениалов-бунтарей, ранее бросивших вызов обстоятельствам, сумевших сломать описанные выше паттерны и начать свой бизнес, оказались ровно в той же позиции, что их более покладистые собратья-миллениалы, навсегда застрявшие на галимой низкоквалифицированной работе. Другими словами, большинство игреков из беличьего колеса низкоуровневой работы никогда не могли достичь того, что хотят. А у остального меньшинства игреков, которые на самом деле смогли достичь того, что хотели, по щелчку пальцев просто отбирают то, чего они достигли.

Правда, пандемия Covid-19 сделала жизни игреков из беличьего колеса ещё хуже, чем они были. Вот какой сокрушительный смысл они выносят из всей ситуации.

Меня оболванили. Всё, чему меня учили, говно собачье. Неважно, как тяжело я работаю или как правильно всё стараюсь сделать, — я не контролирую то, что ОНИ (старшие поколения или кто-то ещё) могут просто принять решение и полностью лишить меня возможности чего-либо добиться.

Многие из Теней поколения Y попадают в эту категорию «оказаться оболваненным». У поколений до миллениалов было позитивное моральное отношение к будущему — они верили, что дела пойдут лучше.

Злость миллениалов

Резюмируя, миллениалам продали мираж. Поэтому они теперь не верят властям и старшим авторитетам. Миллениалов индоктринировали фундаментально ошибочными идеями о том, как общество должно работать. В этой игре против них сыграло то самое старшее поколение, которое должно было вести их к будущему успеху. Вот откуда растут ноги у злости миллениалов.

Многие люди комментируют в Сети, что миллениалы беспричинно озлоблены на старшее поколение: «Эй, чего вы паритесь? Повзрослейте! Мы прошли через это, и мы хорошо относимся к своим родителям.» В то время, как старшие поколения замечают отдельные родительские ошибки предшествующих им поколений, у них сохраняется отношение «мои родители были достаточно хороши, чтобы я добился успеха в жизни». Вот что отличается в случае с миллениалами!

Игреки чувствуют, что предыдущие поколения специально заточили их под то, чтобы провалиться по жизни. Есть огромная разница между тем, чтобы подмечать какие-то ошибки своих родителей или старших поколений, и тем, чтобы чувствовать, что родители или старшие поколения целиком сформировали тебя под проигрыш. Миллениалы чувствуют, что они созданы для поражения и боли.

Злоба рождается из боли.

В поколении миллениалов так много боли по сравнению с предыдущим поколением, что она рождает настоящую ненависть. Пандемия Covid-19 просто проявила это обстоятельство. Представляете, среди миллениалов были даже такие, кто реально надеялся, что вирус уничтожит представителей старших поколений, и они смогут наконец добиваться того, чего хотят. Что им перестанут мешать дефектные правила игры.

Недоверчивость, выгорание, разочарование

Очевидно, недоверие — естественная реакция на обман или на то, что тебя создали лузером. Поэтому миллениалы — очень недоверчивое поколение. Они одержимы искренностью, подлинностью и истинностью. Миллениалы убедились на опыте, что вклад своих энергии и ресурса не даёт никакого возврата на инвестиции. Например, будучи детьми, они вкладывали все свои силы в семью, и взамен получали разрушительный развод родителей. Наблюдали, как родители вкладывают время в брак, и брак распадается несмотря ни на что. Они вкладывали силы в действия, которые должны были гарантировать им социальный успех, и взамен стали только более высококачественными рабами. Они вкладывали силы в школу и университет, чтобы закончить их с долгами и невозможностью получить желаемую работу. Они начинали новые малые бизнесы только чтобы потерять их в этой пандемии.

Вот из-за чего у игреков такое сильное выгорание. Оно не связано с неспособностью вкладывать много энергии в одно дело. Оно возникло из-за постоянного вложения энергии во что-то, что в итоге не даёт результата. Поэтому миллениалы — выгоревшее поколение. Если вы убеждены, что инвестиции времени сил и энергии во что-либо не дадут результатов, то насколько вовлечёнными вы будете? Не очень. Лень, которую часто приписывают миллениалам, — не лень, а недостаток вовлечённости.

Между прочим, фокус внимания это также инвестиция. Когда ты фокусируешься на чём-либо, ты вкладываешься в это. Поэтому у миллениалов такая короткая продолжительность концентрации внимания. Это становится заметным, когда нужно инвестировать и вовлекаться в создание чего-либо. Миллениалам очень трудно поверить и принять, что из их попыток может получиться что-то хорошее. Поэтому они не очень терпеливы. Поэтому они не очень верят в долгосрочные результаты своей работы. А вы бы верили после всего того, что я описала? Поэтому они хотят либо немедленных результатов, либо не делать ничего.

Это глубоко разочарованное и крайне циничное поколение.

В том же духе, профессионализм — это то, что приобретают намеренно. Желание стать профессионалом возникает, если видна выгода от того, чтобы действовать профессионально. Многие аспекты профессионализма, от выбора одежды до точного выполнения рабочих обязанностей, от надёжного выполнения обещаний до способности контролировать эмоции, выглядят для миллениалов как тактики контроля, а не то, что даёт им реальную выгоду.

Наблюдение за тем, как в жизни ничего не удаётся, закинуло миллениалов в экзистенциальный кризис. Другими словами, они оказались в кризисе первой четверти жизни. Им приходится пересматривать свои ценности. Теперь ценности миллениалов не копируют в точности ценности предыдущих поколений, но если вы посмотрите на игреков как коллективное бессознательное, то их ценности могут вас удивить.

Если обобщать, то они рассматривают родительство как самую важную вещь в жизни. Это настолько серьёзно, что они лучше не будут заводить детей, потому что чувствуют, что не смогут быть хорошими родителями, — по множеству причин, от эмоциональных до финансовых, и даже веры в негативное будущее планеты Земля.

Миллениалы разделены пополам в своих взглядах на партнёрские взаимоотношения. Либо они решают, что способны только на отношения ради секса или в форме серийной моногамии, либо они настолько нацелены на решение головоломки Работающих Отношений, что это становится похоже на одержимость.

Миллениалы хотят найти значимую работу, где они могут реализовать себя прямо сейчас. Но они не готовы вкладывать себя на протяжении долгого времени во что-то, что может быть неприятным в моменте, но даст плоды позже. Это огромный сдвиг в человеческом сознании.

Каждый сам за себя

Поскольку игрекам говорили, что использование определённых способов действия даст позитивный эффект в будущем, но этого не случилось, то у них произошёл следующий инсайт.

Погодите-ка. Меня учили всему этому не в моих интересах. Они сделали это в СВОИХ интересах.

И если каждый преследует свои собственные интересы, то мы оказываемся на выжженной земле, где каждый сам за себя. Это вызвало у миллениалов очень острую боль — независимо от того, осознавали они эту мысль или нет. Они поняли, что этот мир нарциссичен, и что нарциссические стратегии преследования собственных интересов сыграют против них. Что сделали миллениалы? Вместо того, чтобы решить, что назло всему они будут любящими и всепринимающими, и сломают этот шаблон, они адаптировались. Их способ адаптации к миру, где каждый сам за себя, определила мысль «ОК… Тогда я тоже стану акулой! Похоже, я тут единственный, кому важны мои интересы.»

Естественным образом маятник качнулся, и они сверх-сфокусировались на своих собственных интересах и отбросили лояльность к остальным. Они ударились в постоянное «я, я, я», словно это единственный способ удовлетворить свои нужды. Такое нарциссическое поведение мешает миллениалам быть функциональной частью команд. Это драматическое отличие от представителей прошлых поколений, которые считали, что для успеха нужно создавать и поддерживать взаимоотношения с другими людьми, чего бы это ни стоило. Миллениалы считают, что именно это испортило им жизнь. Поэтому их взгляды противоположны. Чтобы быть успешным, надо бороться за собственные интересы и иметь слабые связи с другими людьми и вещами.

Рабство

Так мы пришли ко второй основной травме миллениалов. Кто же ещё в истории человечества тяжело работал, но все их действия не приводили к обещанным позитивным результатам в будущем? Ах да, рабы!

Миллениалы глубоко внутри чувствуют, что их обманом сделали рабами системы. Они видят, что застряли в беличьем колесе, с которого они вряд ли когда-либо слезут, и что само беличье колесо приносит выгоды кому-то другому. В их глазах соревновательность на рабочем месте и программы мотивации персонала выглядят как уловки работодателя, цель которых — закабалить рабов ещё сильнее. Большая часть приписанных игрекам Теней, вроде неуёмного стремления быть важными и услышанными, полного отказа от иерархий, недостатка лояльности и личного вклада в компанию-нанимателя, в свою очередь являются лишь следствиями этого их восприятия «жизни-как-навязанного-рабства».

Жизненный опыт среднего миллениала пропитан беспомощностью, верой в собственную недееспособность и, как следствие, низкой самооценкой. Ясное дело, если некто чувствует себя беспомощным, недееспособным и не ценит себя, то он(а) верит, что объект желания не находится в его руках. Что он(а) — не тот, кто может реализовать это желание. Что кто-то другой может его реализовать. Поэтому средний миллениал берёт свою ответственность, свою собственную способность воплотить нечто желаемое, и передаёт её в чьи-то чужие руки… Потому что верит, что она уже находится в чужих руках, а не в его! И эту передачу миллениалы осуществляют в пользу тех, кто по их мнению имеет больше власти и силы в данной конкретной ситуации.

Эгоизм, или «Мне все должны»

Из-за этого миллениалы внешне ведут себя так, словно им все вокруг должны. Люди других поколений даже называют их Entitled Generation. Давайте сначала разберёмся, что такое «долженствование» в мире игреков.

Концепция Entitled generation восходит к работам Хьюсмана и Хэтфилда, посвящённым «чувствительности к справедливости» (equity sensitivity). В них люди делятся на три типа по отношению к взаимной оценке своего вклада в организацию и получаемой от неё отдачи:
а) «Альтруисты» (Benevolent), готовые больше давать, чем получать,
б) «Чувствительные к справедливости» (Equity Sensitive), стремящиеся к равенству вклада и отдачи, и
в) «Эгоисты» (Entitled), стремящиеся получать от системы/организации больше, чем отдают.
Нередко в рамках этой концепции миллениалы относятся к «эгоистическому поколению», где слово «эгоизм» не вполне точно передаёт оттенок смысла слова «entitlement». Слово «entitled» однокоренное со словом «title» в смысле «титул». То есть, имеется в виду ожидание получения привилегий просто в силу наличия титула — или принадлежности к поколению Y. — прим. А. Ё.

Долженствование возникает, когда ты не веришь, что можешь сам для себя что-то сделать. То есть, тогда кто-то другой должен. «Да-да, ты же можешь это сделать, подними мне зарплату». «Ты же можешь дать мне ту жизнь, которую я хочу, а я этого сделать не могу. Если ты этого не делаешь, ты снова кидаешь меня».

Я не утверждаю, что их восприятие точно. Но важно понимать, откуда берётся картина мира игреков, если вы хотите понимать их поведение и мотивацию на рабочем месте.

Если вы хотите понять поведение миллениала на рабочем месте, представьте, что вы — раб. И что вы уверены, что будете прозябать в рабстве до конца своей жизни. И что ваш босс — рабовладелец.

Если бы такой была оптика, через которую вы преломляете ваш жизненный опыт, то к чему вы были бы чувствительны и как вели бы себя, приходя в новую компанию?

  • Вы бы преследовали исключительно собственные интересы, ожидая, что ваш босс должен удовлетворять ваши нужды, и постоянно отслеживая, как именно он при этом вас эксплуатирует. При этом оставались бы непривязанными и незаинтересованными в результатах, потому что в долгосрочной перспективе вас не ожидают никакие позитивные результаты. Или…
  • Вы бы вырвались из системы, чтобы открыть своё дело или быть себе боссом.

Миллениалам приходится играть в очень подлую игру с нулевой суммой, где выигрыш одного возможен только за счёт проигрыша другого. «Приходится» по единственной причине — они верят, что компании, боссы и все остальные люди вокруг уже играют с ними в эту игру. То есть, игрек устраивается на работу в компанию и по умолчанию убеждён, что компания играет против него в игру с нулевой суммой: «Я хочу поработить тебя». В этом случае раб — тот, кто работает либо без отдачи, либо с крайне несправедливой отдачей на вложенные усилия.

Я хочу, чтобы вы это поняли: для миллениалов не существует баланса работы и личной жизни. Вообще.

Чего они действительно хотят — это реальной честной переработки вложенных ими усилий в отдачу, чтобы они могли получить то, чего хотят и заслуживают делом: этот дом, это внутреннее состояние духа, эти вещи, это бытие. Получить без того, чтобы загонять себя до смерти на бесконечном беличьем колесе.

Правила и свободы

Из-за всех описанных травм, о которых мы поговорили, миллениалы абсолютно одержимы идеей свободы.

Одержимость миллениалов идеей свободы — это ещё мягко сказано.

Они отрицают любые иерархии, и они воспринимают бесплодной приверженность к чему бы то ни было. Они так же не любят и правила. Правила ограничивают. И, как вы помните, правила существуют не в пользу игреков, а в пользу тех, кто против них. Поэтому с игреками сложно работать в команде. «Потому что я так сказал» или «потому что здесь так принято» — вообще не аргумент для поколения Y, особенно в информационную эпоху.

Из духа противоречия, многие миллениалы действуют по принципу «Мне правила не писаны». У этого есть и плюсы, и минусы. В чём плюсы? Миллениалы — совершенно сумасшедшие инноваторы. Именно такие люди могут менять всё вокруг тогда, когда это нужно. Такие люди меняют сами правила игры. С другой стороны, они сеют самый настоящий общественный беспорядок.

В связи с этим, многие миллениалы глубоко соединились с теневыми аспектами свободы. Это и выводит из себя тех, кто смотрит на поколение Y со стороны. Даже некоторых из самих миллениалов.

Теневые аспекты свободы связаны с ре-акцией, реактивным поведением в ответ на лишение свободы. То есть, с поведением, никак не сопряжённым собственно со свободной волей. Теневая свобода — точно такая же несвобода, но со знаком «против». Примеры теневой свободы:

  • отказ от приверженности к чему бы то ни было (а ещё точнее, приверженность к не-приверженности);
  • отказ от взятия на себя ответственности за что бы то ни было;
  • сохранение непривязанности и отказ от вложения сил, чтобы иметь возможность сменить вектор движения в мгновение ока;
  • выбор царствования в королевстве из одного человека, вместо более низкого ранга в большом королевстве, и так далее.

Многие миллениалы дошли до этой точки (и ещё большее количество — на подходе) именно в ходе пандемии Covid-19. Они смотрят на свою жизнь и видят одно: никакое количество вложенной энергии не гарантирует получения тех вещей, которые обеспечат им хорошую жизнь. Усилия тщетны. Естественный выход из тупика — некоторые из них сдаются. Те, кто сдаётся, вырабатывают в себе отношение к происходящему, которое можно описать двумя короткими словами: «И что?»

Идя по жизни со словами «И что?», вы просто перестаёте преследовать какие-то цели в будущем. Вы стремитесь получать вознаграждение как можно быстрее — часто в форме быстрых развлечений, и даже зависимостей. Обнаружив себя в таком состоянии, миллениалы чувствуют себя потерянными и неустойчивыми, перепрыгивая с одной работы на другую, с одной страсти на другую, с одних отношений на другие.

Миллениалы измотаны, чувствуют себя выгоревшими и обманутыми. Ими воспользовались, заставив вложиться всей жизнью в достижение несбыточной мечты.
Они смогли обнаружить, что это были лишь мечты, слишком поздно. При этом от них по-прежнему ожидают, что они будут продолжать вкладываться в несбыточные мечты, несмотря на то, что их принципиально невозможно достигнуть.
Большинство игреков чувствуют, что будут расхлёбывать последствия того, что они поверили своим родителям и запрыгнули на беличье колесо, до конца жизни.

Уровень негативного стресса в жизни среднего миллениала зашкаливает. Из-за этого они обратились ко всевозможным пагубным способам справляться со стрессом, включая зависимости Исследования показывают, что уровень стресса в повседневной жизни у поколения Y выше, чем у любого другого поколения в истории.

Вина и стыд

Вишенка на торте, если вам было мало всего вышеперечисленного. Миллениалов непрерывно стыдят и обвиняют за то, что:

  • им нельзя доверять;
  • они эгоистично ожидают вознаграждения (что они сами воспринимают всего лишь как борьбу за то, чтобы ими снова не воспользовались);
  • они нетерпеливы;
  • они думают только о себе (что они сами воспринимают как здравомыслие в мире, где каждый сам за себя);
  • они ни во что не вовлекаются;
  • они требуют равенства и справедливости, и так далее.
Ситуация такова, что миллениалы всё ещё борются за свою жизнь, но бэби-бумеры не передали им эстафетную палочку. Ни в каких смыслах. И это также выводит из себя поколение Y.

Игрекам постоянно говорят, что они должны стать взрослыми. При этом продолжают относиться к ним не как ко взрослым. Когда эстафетная палочка не передана, у них нет реального контроля над обществом, в котором они живут. Весь реальный контроль находится в руках предыдущего поколения, но оно говорит миллениалам: «Сначала подрастите».

Миллениалы ощущают себя в беличьем колесе, ведущем к рабству. Они выражают всего три возможных реакции на это:

  1. некоторые пытаются выиграть в «игре беличьего колеса»,
  2. некоторые убегают с колеса, но…
  3. некоторые восстают против рабовладельца.

Многие из тех игреков, кто «преуспел в жизни», добились этого, вначале став изгоями в глазах истеблишмента. Многие миллениалы стремятся к тому же. Другими словами, если ты не можешь исправить систему, если ты не можешь победить в рамках системы, направь свою энергию в другое русло и разрушь эту хрень к чёртовой матери.

Вдобавок к этому, именно миллениалы создали социальные медиа. В социальных медиа также есть множество плюсов и минусов — это сама по себе огромная тема, я не буду в неё вдаваться. Что важно для нас сейчас: социальные медиа воспроизводят и усиливают теневые аспекты миллениалов. В том числе склонность не формировать глубокие значимые отношения и справляться с их отсутствием за счёт зависимости от социальных медиа.

В итоге игреки не только страдают от всего вышесказанного, но и ещё становятся жертвами иллюзии, что только они не справляются с этими страданиями.

Люди не заполняют ленты социальных сетей картинками, как их увольняют. Или тем, как они не могут выплатить кредит на образование. Чем же они заполняют ленты? Картинками, которые демонстрируют, что все остальные добиваются успеха. Соцсети усугубили травмы миллениалов тем, что все вокруг создают впечатление «всё супер-классно у всех, кроме тебя».

Миллениалы страдают одновременно от одиночества и от стыда за то, что их ощущение одиночества не помогает ни с чем справиться.

Итого

Миллениалы страдают из-за того, что находятся в системе, которую должны заменить. У них одна нога там, но другая ещё здесь. Они должны осознать свои травмы и найти способы их исцелить. Чтобы их жизнь стала не просто реакцией на действия предыдущих поколений, и чтобы они смогли приступить к своему глобальному предназначению.

Все, кто работает с миллениалами, должны понимать эти травмы и помогать миллениалам наработать навыки, которых те лишены в силу травматизации.

Вообще говоря, всему обществу будет полезно разобраться в этих травмах, и увидеть, что с ними нужно работать, а не просто ожидать от миллениалов, чтобы те начали вести себя по-другому.

До тех пор, пока миллениалы не исцелят свои травмы, и будут управляемы своими травмами, они будут бороться за создание нового общества. Того общества, которого этому миру очень не хватает.

Надеюсь, те из вас, кто задавался вопросом «Что не так с миллениалами?», получили свои ответы.

О том, как исцелить травмы миллениалов, я расскажу в следующем видео.

Кстати, вот оно:
Хотите, чтобы я перевёл и его? Напишите об этом в комментариях!
Больше идей в Medium · Telegram · Facebook

Оригинал и комментарии

КПТ-подход к проживанию неопределённости от ezhikov

КПТ-подход к проживанию неопределённости: «Контролируй что можешь и принимай то, что не можешь»

Judith Beck

Это перевод статьи «A CBT Approach to Living with Uncertainty: Control What You Can and Accept What You Can’t» авторства Джудит Бек, одной из основоположниц когнитивно-поведенческой психотерапии.

Оригинальная статья опубликована 10 апреля 2020 г., в разгар пандемии Covid-19. Больше ресурсов на эту тему для психологов см. на сайте Института Беков.

Надеюсь, что этот текст будет полезен для совладания с любой неопределённостью. Даже с той, которую пока не можем вообразить.

Одна из самых сложных вещей в Covid-19 это неопределённость: скорости распространения вируса, влияния на экономику, возможного воздействия на благополучие нас и наших близких. За свои сорок с лишним лет практики когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) я убедилась, что у многих людей неопределённость высвобождает желание контроля. В то же время, как мы должны менять своё поведение и брать под контроль то, что можем, одинаково важно менять свои убеждения относительно того, что мы не контролируем. Следующие техники и понятия можно использовать, чтобы ориентироваться в ситуациях неопределённости.

Представлять самый вероятный сценарий

Когда люди беспокоятся, они склонны представлять наихудший сценарий. Важно напоминать себе, что наихудший сценарий — лишь один из множества возможных. Может быть полезным подумать о наилучшем сценарии, а также самом вероятном исходе, который обычно находится где-то между наилучшим и наихудшим.

Представьте себя через год от сегодняшнего дня и визуализируйте самый вероятный сценарий. Мои способности к предсказанию не лучше, чем у других людей. Но здравый смысл подсказывает, что в первый день весны 2021 года мы, вероятнее всего, снова будем работать, а дети будут ходить в школы. Короче говоря, мы вернёмся к нормальному состоянию. Это может быть новая норма с некоторыми мерами предосторожности, которые мы предпринимаем сегодня, но это будет ощущаться нормальным.

Почему мы жаждем определённости

То, как вы видите ситуацию, влияет на то, что вы чувствуете. Это исходная посылка КПТ. Если вы видите коронавирус как разрушительную и неминуемую угрозу вам, вашей семье или сообществу, — контролировать которую вы не властны — вы будете заметно тревожиться. Если вы убеждены, что вы ответственно соблюдаете рекомендации органов здравоохранения и скорее всего выживете, то даже подхватив вирус, вы будете чувствовать себя гораздо лучше.

Если бы мы точно знали, что вирус в итоге исчезнет, мы бы чувствовали себя лучше. Если бы мы точно знали, что когда он исчезнет, мы будем в порядке, у нас будет работа, крыша над головой и достаточно еды, мы бы чувствовали себя лучше. Незнание этого создаёт неопределённость. Испытывая неопределённость, мы часто пытаемся уменьшить дискомфорт попытками контроля. Но мы не так-то много можем сделать, кроме ограничения передвижения (насколько это возможно), ограничения контактов с другими людьми и обеззараживания помещений и самих себя. Большинство из нас не могут снизить риски до нуля. Нам по-прежнему нужно выходить за продуктами. Некоторым нужно ходить на работу. Важно принять, что мы не можем контролировать всё на 100%. Большинство из нас, впрочем, и без полного контроля будут в достаточной безопасности.

Проблема с требованием определённости — как чувствовать себя лучше

Когда вы требуете определённости, абсолютной гарантии, что вы или ваша семья не заразится вирусом, скорее всего вы будете сильно тревожиться, потому что абсолютная определённость невозможна. С другой стороны, вы можете уменьшить тревогу, принимая тот факт, что соблюдение рациональных рекомендаций органов здравоохранения — возможно, большее, что вы можете сделать.

Ощущая отсутствие контроля в некоторых аспектах жизни, вы будете чувствовать себя лучше, беря под контроль другие части вашей жизни, особенно свои время и привычки. Каждое утро вставайте в одно и то же время. Выбирайте одежду. Делайте списки дел, которые нужно сделать, а также тех дел, которые доставят вам удовольствие. Если вы не работаете, можете попробовать освоить новый навык. Очень важно социальное взаимодействие по телефону или видео. Найдите способ помочь тем, кому повезло меньше, чем вам, особенно одиноким людям. Критически важно заботиться о себе. Выходить наружу, с соблюдением требований к социальной дистанции, обычно помогает людям чувствовать себя лучше. Ешьте по расписанию, с заранее спланированными полезными блюдами и перекусами. На протяжении дня отдавайте себе должное за то, что вы выполнили.

Вот ещё несколько стратегий для ситуаций, когда вы чувствуете недостаток контроля:

  • Если вы чувствуете, что слишком сильно волнуетесь, скачайте приложение для медитаций, чтобы научиться оставлять волнение в фоне и вовлекаться в более продуктивную деятельность.
  • Если вы обнаружили, что постоянно обновляете экран браузера, постарайтесь ограничить количество новостей о вирусе, которые вы получаете в течение дня. Может казаться, что постоянная проверка новостей свидетельствует о контроля происходящего, но возможно на самом деле это означает лишь вклад в усиление тревожности.
  • Подумайте о ваших сильных сторонах и навыках психологической адаптации. С какими вызовами вы сталкивались в жизни? Что вы сделали, чтобы их преодолеть? Чему вы научились тогда, что можете применить сегодня?
  • Наконец, сфокусируйте внимание на том, что можете контролировать, — как вы рассматриваете свой повседневный опыт и как действуете в различных ситуациях. Я полагаю, вы почувствуете себя гораздо лучше.
Как executive-коуч, всё вышесказанное я лишь могу отнести не только к ситуации пандемии, но и к условиям неопределённости вообще. А также поблагодарить Джудит Бек за рекомендации в коучинговом стиле в конце её статьи.
Для аудиторий коучей, интересующихся КПТ, а также КП-терапевтов, интересующихся коучингом, я напоминаю о крупнейшем в России событии по когнитивно-поведенческой терапии, CBT Forum 2020. Посетить его можно 15 мая 2020 года, совершенно бесплатно и онлайн. Ваш покорный слуга выступит там с темой «Бизнес-коучинг и инструменты КПТ».
Больше идей в Medium · Telegram · Facebook

Оригинал и комментарии

Great Ocean Road, Australia от real_baxus

…С годами заметил, что тянет меня всё больше к природной красоте. Деяния рук человеческих — конечно, хорошая штука, но никакое деяние не сравнится с красотой Гранд Каньона, например.

Здесь же как раз речь пойдёт об интересном сочетании “деяния” (рук человеческих) с живой природой.

Great Ocean Road начали строить в 1919 году, когда в Австралию вернулись солдаты, участвующие в Первой мировой.

Вы удивитесь, но Австралия — очень “воинственная” страна, и таки-да, она принимала участие (причём весьма плотное и полноценное) и в Первой, и во Второй мировой войне! Виной всему — корона (не вирус, а британская корона), ведь формально Австралия до сих пор принадлежит Её Величеству королеве Великобритании, да хранит её god bless. И раз уж Британия непосредственно участвовала и в той, и в другой, то и Австралии отсидеться “на удалёнке” было без вариантов.

…И в 1919 году тысячи солдат вернулись из этой мясорубки. Дорога была задумана, как величайшая дань памяти, мемориал всем погибшим. Ну и, подозреваю, заодно чтоб выживший контингент был при деле и хорошо оплачен.

Въездная группа на дорогу, мемориальные таблички и всё такое.

Платили работникам неплохо, десять шиллингов и 6 пенсов за 8-ми часовой рабочий день. И несмотря на то, что строительная техника практически никакая не использовалась — всё делали киркой и лопатой, вывозили на тачках, в общем, примитивный, но очень тяжёлый и местами весьма опасный физический труд — ни о каком “рабском” труде речи не шло.

Южное побережье штата Виктория

Солдаты-рабочие жили здесь же, во вполне приличных лагерях, сохранились упоминания, воспоминания и фотографии, что в лагерях были граммофоны, пианино, свежие газеты и журналы, горячее питание.

Работали пять с половиной дней в неделю: это полная пятидневка и сокращённый день в субботу.

Первый участок был открыт уже в 1922 году, и да, дорога изначально была платной, и, что характерно — частной. Полностью грандиозная стройка была закончена в 1932 году. Она сразу получила звание самого большого мемориала Первой мировой войны (протяжённостью 243 км. по сложно-пересечённой местности).

Изначально плата была — 2 шиллинга с автомобиля, 10 шиллингов — с повозки, запряжённой двумя или более лошадьми (такая разница в цене из-за того, что автомобиль в те годы был гораздо более редким гостем на дороге, нежели повозка).

В 1936 году, как только стройка окупилась, дорога была передана в дар государству и короне. Проезд по ней стал бесплатным и остаётся таковым до сих пор.

О свободе труда говорит ещё такой характерный случай: в 1924 году на рифы, находящиеся в непосредственной близости от строящейся очереди дороги, сел пароход с характерным названием “Казино”, который перевозил 500 бочек пива и 120 бочек питьевого спирта.

…Мир не знал более самоотверженной операции по спасению груза с корабля, золото так не спасали. )) И, что характерно, весь груз спасли. Но… работа оказалась парализована на две недели! Что ж, все мы люди, и строителям великой дороги ничего человеческое было не чуждо.

12 Апостолов — начало

А ещё (и самое главное) дорога проходит по удивительной красоты местам:

…Ветра здесь преимущественно дуют с юга на север. Нам, жителям северного полушария, бывает трудно понять, как южный ветер может быть ледяным или холодным. Но здесь на юге — северный полюс (в смысле — южный), там, за морем (не очень и тёплым) лежит таинственная ледяная Антарктида, и, в общем, это как стоять на берегу Северного ледовитого океана, только берег этот, всё-таки, намного теплее, чем наш берег ледовитого океана, по причине бОльшей удалённости от полюса и вообще других широт и климатических особенностей.

Однако ветер здесь (и довольно сильный) дует 320 дней в году. Как следствие — причудливая эрозия побережья.

Хочется нам этого, или нет, но Австралия становится всё меньше и меньше, благодаря выдуванию и вымыванию с южной стороны. Так-то, в общем-то, это не проблема, т.к. с юга убывает — с севера, говорят, прирастает, на те же миллиметры. Да и кто их считает, при всём уважении: вот из 12-ти апостолов (так называются куски берега, столбами) осталось уже 11-ть, а то и десять:

Но это всё равно не отменяет той удивительной красоты и безлюдности этого мира:

Где-то там, за горизонтом, Антарктида…

А вообще — благослови Бог эту землю, и эту красоту, спаси и защити её, если ей вдруг угрожает опасность. И дорогу эту… потому что очень красиво!

Дорога № 1 в Калифорнии, конечно, тоже очень крута (и к тому же тянется не на 243, а на 800 км), но всё-таки это совсем другая дорога, другой океан и другая красота, хотя и тоже очень-очень.

Медитативная гифка, не знаю, получится ли эффект:

Если когда-нибудь:

  1. Коронавирус кончится, или изобретут вакцину от него, или выжившая часть человечества обретёт иммунитет к “короне”;
  2. Границы откроют, а полёты возобновят;
  3. Вам будут давать визы, даже без справки и сдачи анализов;
  4. Вы сможете и захотите добраться до Австралии, несмотря на то, что это и в былое “мирное” время было непросто и муторно — ну очень уж далеко от нас эта Австралия!

- то вот эта дорога — must see для вас. Виды её компенсируют всю усталость и раздражение путника от большого, сложного, тернистого пути на этот маленький островной континент.

Это называется London’s Bridge

Обязательно приезжайте сюда. Вы должны это увидеть. Проехать по Great Ocean Road с заездом во все локации. Это, правда, круто.

Фотография, может, и не очень, но это — коала, в дикой природе. С учётом пожаров, его всё труднее встретить в ней. Нам удалось.

Дорога идёт не только по живописному берегу. Иногда (пару раз, по-моему) она ныряет в “дождевые леса” (rain forest):

Коала в дикой природе

…где вы встретите этих милых лентяев. Уверяю вас, это к удаче! Убегая от чудовищной силы лесного пожара, нам пришлось накрутить 340 км по сложной горной дороге, на прокатной машине, явно не предназначенной для таких “внедорожных” покатушек. И что? И ничего. Всё кончилось хорошо, более того, мы успели во все те места, в которые хотели и должны были успеть.

…и даже фотографировать коал успевали!

Счастья вам! И скорейшего открытия дорог и путей для всех нас, кочевников, и просто любителей путешествий! Планета не очень большая, размер имеет значение — берегите её, пожалуйста…

Оригинал и комментарии

Хорошо написал! Душевно от ashomko

Хорошо написал! Душевно

Оригинал и комментарии

5я колонна COVID-19 от sergey_57776

Почему антипрививочники непобедимы

А) 15.11.2019: связанные компоненты комплексной экологии неопределившихся (зеленые), антипрививочники (красные) и пропрививочники (синие) — почти 100 млн. человек в кластерах (страницах), связанных с темой вакцины на Facebook. Цветовая сегрегация — это эмерджентный эффект (то есть не навязанный). Размеры кластеров определяются количеством участников страницы Facebook. Черные кольца показывают кластеры с более чем 50%-ным ростом внешних связей. Каждая связь между узлами имеет цвет исходного узла. В) глобальное распространение фиг. А для небольшого числа кластеров. С) кластеры антипрививочников имеют более сильный рост размера кластера. D) антипрививочники составляют численное меньшинство по сравнению с пропрививочниками, но образуют более обособленные кластеры. Источник https://www.nature.com/articles/s41586-020-2281-1

Прорывное исследование проф. Нила Джонсона и Со. открывает завесу тайны непобедимости интеллектуальной слепоты масс.

Влияние антипрививочников (вакциноскептиков) может стать важным фактором в борьбе с COVID-19 после появления вакцины. Беда в том, что это влияние вовсе не ослабевает и даже усиливается.

Причины вакциноскептицизма понемногу становятся понятней. Это особенность мышления антипрививочников, связанная с преувеличением последствий негативных событий.

Однако вопрос о том, почему позиция антипрививочников оказывается в обществе, как минимум, не менее влиятельной, чем научные аргументы, до сих пор был без ответа.

Новое прорывное исследование объясняет, почему это происходит.

По большому счету, причины две.

  1. Глобальная инфосеть социальных медиа оказывает беспрецедентное влияние на формирование представлений о мире и персональных убеждений людей.
  2. Наука о инфосетевом влиянии на мышление людей до последнего времени не обладала убедительными данными о механизмах этого влияния и, в первую очередь, о «мировом соревновании» кластеров полярных убеждений. Теперь эти данные собраны и проанализированы.

Анализ динамики «мирового соревнования» кластеров полярных убеждений анти- и про-прививочников на полях 100 млн. страниц Facebook позволяет понять,

почему антипрививочники в социальных медиа сильнее.

Причин этого аж семь. Но чтобы не влезать в сложности матмодели, назовем лишь 3 главных.

✔️ У антипрививочников существенно привлекательней «рассказ». Он сочетает наиболее интересные для масс темы (такие, как проблемы безопасности, теории заговора, альтернативное здоровье и медицина, а теперь еще и причину, а также лечение COVID-19).

✔️ Антипрививочники берут не числом, а умением (они куда активней и правильней организованы с точки зрения организации сетевых кластеров: тематически, географически и т.д.) «Сетевая сила» антипрививочников столь высока, что они даже нарушают сетевой закон Матфея о преференциальных предпочтениях. Это переворот в сетевой науке.

✔️ Решающую роль в локальных победах антипрививочников играют неопределившиеся, имеющие самый высокий рост новых исходящих связей. Это ставит под сомнение существующее представление о том, что неопределившиеся люди являются пассивным фоном в битве за «сердца и умы»

Полученные результаты и выводы весьма важны не только для победы здравого смысла в вопросе о вакцинации. Интеллектуальная слепота человечества, к сожалению, нарастает по мере прогресса инфосетевых технологий.

И если человечество не научится организовывать правильные кластерные структуры и рассказывать правильные истории массам, число интеллектуальных слепцов будет расти по всем темам. Благо их предостаточно: от плоской Земли до сильного ИИ.

Доп. материалы:

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Известностью, эпидемией и революцией можно управлять от sergey_57776

Открыто новое свойство реальности

Транссортативность сетей из разных областей. Источник https://royalsocietypublishing.org/doi/10.1098/rspa.2019.0772
Главным мировоззренческим прорывом нашего времени стало понимание, что мир — это сеть.

Все вокруг состоит из сложных сетей (complex networks), изучение которых стало важнейшим направлением междисциплинарных исследований математиков, айтишников, физиков, биологов, социологов и экономистов.

  • Оказалось, что успех, известность и популярность — всего лишь следствие свойств гиперсетей человеческих связей: их контактов, отношений, инфопотоков и т.д.
  • Эпидемии — аналогично, только состав гиперсетей расширяется (добавляются транспортные сети, сети мобильности и т.д.).
  • И даже революции (от «малых революций» идей, мифов и моды до «больших революций» в науке, политическом и социальном устройстве), — это тоже сетевые явления массового «возгорания» сетей при распространении по ним лавины каскадов.

Исследования даже самых простых структурных свойств сложных сетей уже принесли множество откровений и даже открытий.

Напр. изучение распределения степеней (числа связей) узлов, коэффициентов кластеризации и ассортативности (это когда узлы с большим числом связей (звёзды известности и влияния) предпочитают быть связаны со «звездами») принесло понимание механизмов популярности и карьерного успеха (см. #scienceofsuccess), а также ряда сетевых парадоксов, типа парадокса дружбы — у большинства людей друзей меньше, чем в среднем у их друзей.

Это только кажется просто — понять, какую роль в успешности, например, радио «Эхо Москвы» играет «телефонная книжка» Венедиктова. Ясно, что большую. Но количественно оценить это можно только в результате сложносетевого анализа.

Но вот очередной качественный прорыв

— открытие нового свойства сложных сетей и его влияния на мир. Свойство называется транссортативность. Оно обобщает понятие ассортативности от непосредственных соседей по графу, напр. ваших знакомых, до знакомых ваших знакомых. И вот для всего этого множества «знакомых ваших знакомых» транссортативность показывает корреляцию степеней (числа связей) между парами узлов.

Это новое свойство исследовали на 6 сетях из разных областей: социальные сети Facebook и Digg, биологическая сеть белковых взаимодействий Reactome, сети соавторства HepPh и HepTh, семантическая сеть WordNet. Количество узлов варьировалось от 34 до 876 тыс., а количество ребер от 78 до 4,3 млн.

Результаты феноменальные. Вот лишь 3 главных.

  1. Транссортативность усиливает эффект «иллюзии большинства», когда непопулярная идея может восприниматься как популярная у большой части людей.
    Очевидно, что это крайне важно для власти, поддержка которой со стороны общества во многом зависит от «иллюзии большинства». И это значит, что путем влияния на транссортативность, можно существенно укреплять позиции власти в социальных медиа.
    Другой пример использования этого эффекта — снижение «уровня несчастности» пользователей соцсетей (когда соседи видят большую часть счастливых друзей, и наивный наблюдатель приходит к выводу, что большинство его друзей счастливы).
  2. Транссортативность влияет на размер и критический порог каскадов. Подобно тому, как она усиливает эффект «иллюзии большинства» в узлах низкой или средней степени, она может заставить узлы воспринимать небольшую долю активных узлов, как большую часть их соседей, и из-за этого самим активироваться. Таким образом, даже умеренная транссортативность может оказать существенное влияние на формирование глобальных каскадов.
  3. Как следствие 1 и 2, транссортативность дестабилизирует сети для глобальных вспышек: от эпидемий до революций.

Эти результаты уточняют и расширяют важные моменты, о которых я давно пишу:

Также см. тэги в канале:
#СоциальноеЗаражение #СоциальнаяЗараза #Каскады #Инфокаскады

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Рыба гниет с головы — и Китай, и США торгуют ложью от sergey_57776

Рыба гниет с головы — и Китай, и США торгуют ложью

Коллаж из источника: https://www.theafricareport.com/9745/how-to-survive-the-new-world-order/

Комментировать хорошо написанное эссе — только портить. А это эссе Роджера Коэна написано великолепно. Поэтому приведу лишь коллаж из цитат.

  1. Самое страшное, что пандемия раскрыла в отношении двух великих держав 21-го века, — это то, как они похожи друг на друга.
  2. Цивилизация приближается к концу мирового порядка, чему сильно способствуют новая репутация Америки, как дисфункциональной державы, и растущая преференция силы принуждения, источаемая Китаем.
  3. Неспособность мира к скоординированному реагированию и отсутствие признанного лидера окончательно сломало и без того предельно изношенные три главные «операционные системы», формировавшие цивилизацию в течение последних 350 лет.
     — Капитализм ставит под угрозу планетную экосистему и порождает огромное экономическое неравенство.
     — Национальные государства не способны решать транснациональные проблемы.
     — Представительная демократия уже не является ни представительной, ни демократичной, поскольку самоуправление уступило место правлению корпораций и особых интересов элит.
  4. Вирус и сопутствующий ему экономический коллапс лишь усиливают дисфункциональность США, опору на принуждение Китая и глюки трех главных «операционных систем». Это эпоха разрушения-мирового порядка, международного права, истины. Это опасное время. Автократия питается страхом, несчастьем, обидой и ложью. Так было в 1930-е годы, и так складывается сейчас. Но лучше любить свою страну с разбитым сердцем, чем любить ее слепо.

Одним словом, год назад было «хорошо»: правительства — импотенты и вся надежда на мегакорпорации, но вот только на кого они работают?

Теперь же, с коронавирусом, окончательно «захорошело».

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Преодоление неопределенности от sergey_57776

Мозг это умеет, а мы пока нет

ESB Professional/Shutterstock

Mир сильно усложнился. Теперь это колоссальная гиперсеть сложных цивилизационных систем. Их динамика нелинейна и к тому же периодически переходит в стадию хаоса. Это неизбежно порождает «джокеры» — резкие и непрогнозируемые смены состояний, — в результате чего возникают ситуации «радикальной неопределенности», когда «факты неточны, ценности спорны, ставки высоки, а решения срочны». В таких ситуациях обоснованного верного решения нет, но выбор, все равно, делать надо. А если проблема еще и глобальной социальной значимости, то всё человечество оказывается в зоне экзистенциальных рисков.

Нечто подобное происходит и сейчас — в ходе постнормальной пандемии, ввергнувшей в хаос не только системы здравоохранения (как при нормальных пандемиях, пусть и глобальных), но и многие другие важнейшие системы многих стран: экономику, медиасферу, социальную и политическую системы.

Всё это — скачок сложности, джокеры, «радикальная неопределенность» и постнормальная пандемия, — было в деталях рассмотрено в моем недавнем посте «Большое откровение». Там же объяснено, почему классическая парадигма рациональности современной науки не предлагает эффективных механизмов для выработки оптимальных решений в ситуациях «радикальной неопределенности». Также было вкратце рассказано о трёх новых научных концепциях, выходящих за рамки классической парадигмы рациональности и позволяющих находить локальные оптимумы решений в ситуациях «радикальной неопределенности».

Об одной из этих концепций — «Динамической причинно-следственной модели COVID-19» (Dynamic Causal Model of COVID-19), разработанной исследовательской группой Карла Фристона, — я собираюсь здесь рассказать подробней.

Но прежде давайте рассмотрим контекст появления этой абсолютно неординарной научной концепции, потенциально имеющей прям-таки эпохальное значение — научить человечество справляться с неопределенностью так, как за миллионы лет это научился делать мозг.

Единая теория мозга

Карл Фристон. Источник: https://blog.dropbox.com/topics/work-culture/karl-friston-takes-on-the-pandemic-with-the-brain-s-arsenal

Kарл Фристон — гений. По фундаментальности и парадоксальности мышления он похож на Эйнштейна и Шредингера. А по междисциплинарному охвату (фундаментальная теория и прикладной научный инструментарий, психиатрия и наука о мозге, биология и физика, математика и психоаналитика …) здорово напоминает Леонардо да Винчи. Подтвердится ли такая моя оценка, — история покажет. А пока будем опираться лишь на неоспоримые факты.

Фристон — самый цитируемый нейробиолог мира и ключевая фигура в разработке методов визуализации, совершивших революцию в исследованиях мозга. Он изобретатель основного инструментария современной нейровизуализации — статистического параметрического картирования, морфометрии и динамического причинно-следственного моделирования. Этим он навечно заслужил место в пантеоне отцов нейробиологии, хотя сам всегда считал нейровизуализацию повседневной рутиной своей работы (подобно тому, как Эйнштейн относился к службе в патентном бюро). Более двадцати лет всё свободное время Фристон размышлял над теоретической нейробиологией. И не просто размышлял, а математически описывал принципы новой концепции, претендующей теперь, чтобы стать «единой теорией мозга».

Создание такой теории — сокровенная научная мечта. Ведь у исследователей мозга все еще нет способа объединить части этой обширной области знаний в единую и всеобъемлющую теорию работы мозга. Проходят десятилетия, а у нейробиологов так и не появилось эквивалента уравнению Шредингера в квантовой механике или эйнштейновскому E = mс² в теории относительности — всеобъемлющего и лаконичного математического закона, описывающего ключевой принцип работы мозга. И даже вразумительной дорожной карты пути к такой теории (типа теории струн в физике) построить никому не удавалось.

А вот Фристону, возможно, удалось. Его принцип свободной энергии — математическая формализация одной из версий теории прогнозирующего мозга. Эта теория — когда-то революционная, а теперь практически общепринятая, утверждает, что главная задача мозга — постоянная выработка прогнозов, их сверка с поступающей от органов чувств информации, корректировка прогнозов на основе проведенной сверки, новая сверка и снова корректировка, — и так по кругу.

Рис. 1. Как работает прогнозирующий мозг. Источник: https://medium.com/@richardepworth/what-do-we-really-know-about-our-human-interface-2fa808c130a0#.399q6p7x2

Фристон математически описал этот непрерывный процесс выработки и корректировки прогнозов на основе всего лишь одного фундаментального физического принципа и одного весьма универсального математического понятия.

Фундаментальный физический принцип в основе теории Фристона

Tаким принципом стал Принцип свободной энергии (Free-Energy Principle) — интерпретация Принципа наименьшего действия Гамильтона (одно из ключевых положений современной физики, распространяющееся на все фундаментальные взаимодействия) для описания работы мозга.

В соответствии с Принципом свободной энергии, работа мозга организована таким образом, чтобы его энтропия (свободная энергия) была минимальной. В трактовке Фристона, минимизация свободной энергии мозга эквивалентна минимизации ошибок его прогнозов. Фристон утверждает, что свободная энергия в мозге характеризуется состоянием его нейронных ансамблей, и является результатом неспособности мозга сделать правильный прогноз. Решая задачу оптимизации предсказаний, мозг делает все возможное, чтобы избежать свободной энергии — ошибок предсказаний. Эти ошибки, являющиеся для прогнозирующего мозга неожиданностями (сюрпризами) сенсорных наблюдений, есть ни что иное, как сознание. Когда окружающая действительность работает не так, как ожидалось, в мозге образуется сознание — состояние, которое, как и свободную энергию, мозг пытается ограничить (чем меньше неожиданность, тем меньше энтропия). Описанный процесс применения принципа свободной энергии к действию разумного агента (обладателя мозга) назван Активным выводом (Active Inference). На нейронном уровне этот процесс является расширением Байесовского вывода (Bayesian Inference) — вероятностного вывода, основанного на теореме Байеса в котором свидетельство и/или наблюдение используются, чтобы обновить или вновь вывести вероятность того, что гипотеза может быть верной.

Всё это делается мозгом с единственной целью –

всемерное избегание неожиданностей биологическим агентом для того, чтобы его состояния находились в физиологических границах гомеостазиса, обеспечивающих продолжение его жизни и воспроизводства.
Рис. 2. Схематическое изображение процесса активного вывода. Источник: http://yowconference.com.au/slides/yow2017/Pitt-TheFutureOfAI.pdf

Универсальное математическое понятие в основе теории Фристона

Tаким понятием является марковское одеяло (Markov Blanket) — понятие, применяемое в различных областях знаний (Байесовской статистике и машинном обучении, теории управления и т.д.).

В теоретической биологии марковское одеяло является фундаментальным основанием описания самоорганизации и адаптивного поведения в рамках действия принципа свободной энергии. С математической точки зрения, марковское одеяло определяет статистическую границу, которая делает один набор переменных условно независимым от другого. Важно отметить, что если мы знаем все о марковском одеяле переменной, знание о чем-либо вне одеяла становится неинформативным по отношению к тому, что находится внутри одеяла, и наоборот. Например, если мы знаем состояние поверхности объекта, внешний мир не предоставляет полезной информации о его внутренности. Если бы мы знали все о настоящем, прошлое ничего не добавило бы к нашим предсказаниям о будущем.

Рис. 3. Марковское одеяло и активный вывод. Марковское одеяло — это набор состояний, который изолирует внутренние состояния системы s от внешних или скрытых состояний s в статистическом смысле (для нотационной согласованности внешние состояния выделены курсивом, а внутренние состояния выделены жирным шрифтом). В терминах теории графов Марковское одеяло определяется как набор узлов, который изолирует внутренние узлы от влияния внешних, что означает, что внешние состояния могут влиять на внутренние состояния только косвенно, через их влияние на общие состояния . Марковское одеяло состоит из сенсорных состояний, которые обозначаются на рисунке через О , и активных состояний, обозначаемых через А. Источник: https://journals.sagepub.com/doi/full/10.1177/1059712319862774

Применительно к живому существу, можно сказать что марковское одеяло — это математическое определение границы его состояний, обеспечивающих его выживание. Но это вовсе не обязательно некая пространственная мембрана или оболочка. Это всего лишь набор состояний, в котором внешние состояния отделены от внутренних (например, сенсорные сигналы и нейромускулярные действия). Для живого организма динамика смены его внутренних состояний должна быть такова, чтобы оптимизировать две противоположные цели: (а) отражение внешних состояний мира за пределами марковского одеяла; (б) сведение к минимуму собственной свободной энергии (энтропии). Цель (а) необходима живому организму, чтоб знать, что происходит в окружающем его мире, дабы предпринимать правильные действия, позволяющие выжить. Цель (б) обеспечивает предотвращение потери организмом внутренней структурной и динамической целостности из-за второго закона термодинамики.

Как мозг справляется с неопределенностью

Рис. 4. Принцип свободной энергии и его связь с другими концепциями. Источник: https://www.nature.com/articles/nrn2787

Tри ключевые следствия «Единой теории мозга» Фристона, предельно упрощенное резюме которой приведено в предыдущем разделе, можно сформулировать так.

✔️ Принцип свободной энергии есть не что иное, как фундаментальный принцип функционирования любых живых агентов.
✔️ Активный вывод — это способ реализации живым агентом Принципа свободной энергии, в результате чего у живого агента возникает поведение, приводящее к формированию и развитию интеллекта.
✔️ На основе активного вывода у живого агента формируются и изменяются иерархические механизмы обучения и понимания мира (извлечения смыслов и причинно-следственных связей) мозгом.

Эти три следствия, согласно Фристону, и организуют работу мозга любого живого агента. Принципиально важным в реализации всей этой машинерии мозгом является вот что.

В ходе активного вывода, мозг решает оптимизационные задачи нахождения простейших минимально достаточных по точности моделей. Этот процесс проходит с «тактовой частотой» около 100 мс. Причем мозг в ходе этого процесса постоянно испытывает массу неопределенностей из-за нехватки данных. А поскольку в условиях неопределенности, не получить информацию вовремя равносильно получению неверной информации, мозгу нужно как-то выкручиваться, если к следующему «такту» у него все еще нет нужной информации. Мозгу необходимо предоставлять точные решения при наличии любых данных на входе, одновременно с этим минимизируя сложность моделей, дабы успеть обобщить следующую волну новой информации на входе.

Для решения этой задачи наипростейшего получения максимально возможного по точности прогноза, Фристоном был разработан метод Динамического причинного моделирования (Dynamic causal modelling — DCM). Этот метод моделирования взаимосвязанных динамических систем основан на применении Байесовских процедур, в результате которых наблюдаемые данные генерируются ненаблюдаемыми (латентными или скрытыми) причинами. Такую модель Фристон использовал для описания реакций нейронных ансамблей в зрительной коре головного мозга в ответ на различные возмущения.

Подобным же образом Фристон предлагает теперь использовать, чтобы понять неопределенности пандемии COVID-19.

  • Как и мозг, мы должны строить модели, которые отражают неопределенности, с которыми мы сталкиваемся.
  • Подобно моделям мозга, модели пандемии COVID-19 должны быть достаточно сложными, чтобы ограничить основные неопределенности, возникающие в данный момент.
  • В то же время, подобно мозгу, мы должны достигать большей точности не добавлением большей сложности, а увязыванием простых грубых моделей в сетевую структуру ансамблей и иерархий, накладывающих ограничения друг на друга.

Как такое моделирование неопределенностей пандемии COVID-19 выглядит на практике, и насколько оно способно избавить нас от большинства неопределенностей, будет рассмотрено в следующих разделах.

Динамическое причинное моделирование пандемии COVID-19

Рис. 5. Динамическое причинное моделирование последствий применения различных политик выявления и отслеживания новых инфицированных. Источник: https://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/2004/2004.13017.pdf

Eсть много данных, характеризующих динамику глобальной пандемии. Задача состоит в том, чтобы узнать, какие из этих данных являются наиболее прогностическими. В этом смысле, пандемия является особенно неопределенным явлением. По мере ее перемещения с востока на запад, она оказывала совершенно иное воздействие на соседние страны и регионы. Многие инфицированные вирусом оказываются полностью бессимптомными, в то время как другие быстро преодолевают ужасные и часто фатальные симптомы. Основные показатели пандемии, типа коэффициентов заразности и летальности, для разных стран и регионов также колеблются в широких пределах.

Главная цель предложенной Фристоном динамической причинно-следственной модели распространения коронавируса среди населения — количественная оценка неопределенностей, сопутствующих прогнозированию динамики пандемии.

В отличие от моделирования мозга, моделирование пандемии COVID-19 применяется к эпидемиологическим популяциям. Вместо нейронов и миллисекунд в модели COVID-19 люди и дни.

Динамическая причинная модель Фристона — DCM (слайды и 2х часовое видео с описанием этой модели здесь) представляет собой расширение классической эпидемиологической модели SEIR. Буквы названия последней обозначают 4 состояния, в которых может находиться человек: Susceptible (уязвимый), Exposed (с вирусом в стадии инкубационного периода), Infected (инфицированный), Recovered (переболевший).

В DCM четыре состояния модели SEIR раскладываются по четырем факторам: место, инфекция, симптомы и тестирование. Каждый из факторов может принимать четыре состояния. Так, например, фактор «инфекция» может быть в одном из четырех состояний модели SEIR. В итоге 256-размерная модель (4⁴) позволяет генерировать данные для различных комбинаций состояний. Например, инфицированный и заразный человек вовсе не обязательно может проявлять симптомы. И наоборот, — тяжело больной человек может не иметь заразной инфекции. Подобным же образом включение фактора тестирование позволяет людям быть заразными, не будучи при этом в числе лиц с положительным тестом на SARS-CoV-2.

Важнейшим моментом модели является следующая неопределенность:

какие наиболее актуальные параметры о состоянии населения и развитии пандемии в каждый конкретный день и в каждом конкретном месте нам необходимо знать?

Моделирование, выполненное командой Фристона, отвечает на данный вопрос.

Для снижения неопределенности мы должны знать следующее четыре фактора, каждый из которых пребывает в одном из 4х состояний.

  1. Место — где находится каждый человек (дома, на работе, отделении интенсивной терапии, в морге).
  2. Инфекция — инфекционный статус человека по модели SEIR (уязвимый, инкубационный, инфицированный, переболевший).
  3. Симпоматику человека (есть симптомы, нет, есть тяжелые симптомы ОРДС — острый респираторный дистресс-синдром, умер)
  4. Тестовый статус (не тестирован, ожидает, положительный результат, отрицательный)

Представив эти параметры в форме диаграммы, можно изобразить упрощенную генеративную модель эпидемии с учетом взаимосвязей между вышеназванными факторами и их состояниями.

Рис. 6. Генеративная SEIR модель, показывающая взаимосвязи между факторами, определяющими значение конкретных данные о положительных тестах и зарегистрированных смертях. Источник: https://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/2004/2004.04463.pdf

Из этой диаграммы, например, вытекает следующее.

  • Человек может располагаться дома или ходить на работу, но если он переместился в отделение интенсивной терапии (CCU), его следующее возможное перемещение — либо вернуться домой, либо в морг.
  • Точно так же, если у человека развиваются тяжелые симптомы ОРДС, его способность попасть в CCU ограничивается наличием там мест. А уровень смертности людей с ОРДС, оставшихся дома, трагически выше, чем у тех, кто был перемещен в CCU.

В динамическую причинную модель включается множество причинно-следственных связей и взаимозависимостей, подобных приведенным выше. Их совокупность позволяет добиться достаточно детального представления ситуации, повышая статистическую точность модели. Пример такой LIST модели приведен ниже. На ней представлена лишь часть связей между состояниями для факторов модели SEIR (Location, Infection, Symptom, Testing — отсюда название LIST).

Рис. 7. Схема динамической причинной модели (LIST) эпидемии, используемой для объяснения собранных данных о её ходе в одном регионе (состояние «резистентный к вирусу» опущено в целях упрощения примера). Источник: https://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/2004/2004.13017.pdf

Маленькие стрелки показывают переходы между состояниями. Цветные стрелки показывают переходы между состояниями, согласно вероятностям, рассчитываемым по параметрам модели.
Например. Вероятность того, что человек, имеющий в факторе «Симптоматика» состояние «нет симптомов» (Sa), перейдет в состояние «есть симптомы» (Ss), зависит от того, инфицирован он (Ii или Ic) или нет (Is или Im). А вероятность переместиться в том же факторе из состояния «ОРДС» (Sr) в состояние «умер» (Sd) зависит от состояния фактора «Место» — находится ли человек в отделении интенсивной терапии (Lc) или дома (Lh).

Данные для модельной оценки текущих эпидемиологических показателей (в приведенном примере это число положительных тестов и зарегистрированных смертей) подгружаются каждый день. При этом все модельные расчеты зависят от конкретных параметров, уникальных для заданной популяции в конкретном месте (например, население города Нью-Йорк). Параметры модели включают в себя такие показатели, как размер затронутого населения, количество инфицированных людей и уровень инфицирования. Все эти параметры обновляются также в ежедневной динамике со дня зафиксированного начала эпидемии.

Принципиальное отличие Динамической причинной модели COVID-19 от сотен других в том, что она не просто подгоняет собранные данные под аппроксимирующие их кривые, а помогает понять причины, лежащие в основе того, как эти данные были созданы и почему они получились именно такими.

Все приведенные объяснения и примеры относятся к моделям одного региона и не учитывают взаимное влияние регионов на распространение людей и коронавируса, а также взаимосвязи различных политик сдерживания и историй протекания локальных эпидемий. В мультирегиональном варианте модели все это учитывается.

Рис. 8. Схема мультирегиональной динамической причинной модели (LIST) пандемии, используемой для объяснения собранных данных о её ходе в нескольких взаимосвязанных и взаимовлияющих регионах. Источник: https://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/2004/2004.13017.pdf

Что показало причинно-следственное моделирование пандемии

Рис. 9. Динамическое причинное моделирование пандемии COVID-19 в 8 штатах США. Показаны различия между штатами с точки зрения параметров генеративной (эпидемической) модели, начиная от размера популяции и заканчивая вероятностью тестирования. Источник: https://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/2004/2004.13017.pdf

Hа момент написания этого поста опубликовано 4 отчета команды Фристона, описывающих построение различных моделей локальных эпидемий и мультирегиональной пандемии COVID-19 и анализирующих результаты применения этих моделей для расчетов на реальных данных идущей пандемии ([1], [2], [3], [4]).

Основные результаты проведенной работы можно резюмировать так.

  1. Предложенная динамическая причинная четырехфакторная модель (DCM) показала хорошие предсказательные результаты, превосходящие по точности моделирования, как модели региональных эпидемий (на реальных данных Британии и Ирландии), так и модели мультирегиональных пандемий (на реальных данных восьми штатов США с наибольшим числом зафиксированных кейсов инфицирования: Нью-Йорк, Нью-Джерси, Мичиган, Массачусетс, Иллинойс, Луизиана, Пенсильвания и Калифорния). Высокая точность прогнозов была продемонстрирована (на модели Markov Decision Process — MDP) предсказанием динамики и сроков достижения пиков пандемии в семи странах Европы: Италия, Испания, Германия, Франция, Швейцария, Великобритания, Ирландия). В среднем, точность DCM прогнозов составила +-1,5 дня.
  2. Моделирование показало, что после окончания 1й волны пандемии процент инфицированного коронавирусом населения составит: 19,6% в Великобритании, 16,7% в Ирландии, 11,4% в Италии, 12,8% в Испании, 18,8% во Франции, 4,7% в Германии, 12,9% в Швейцарии. Не смотря на эти относительно невысокие цифры, DCM моделирование показало высокие шансы обретения стадного иммунитета после 1й волны. Но сколько он продержится, пока неизвестно. Поэтому приходится исходить из предположения, что при отсутствии сильного эффекта сезонности, появления средств лечения и совершенной системы выявления и отслеживания, 2й волны пандемии не избежать. Это необходимо принимать в расчет при планировании стратегии выхода из 1 й волны.
  3. DCM моделирование подтвердило, что нет единой модели пандемии, поскольку нет никакой единой пандемии, как единого, монолитного события. Пандемия — это связанная серия локальных эпидемий, каждая из которых имеет свою собственную историю. Эти уникальные истории формируются в результате применения различных мер и политик сдерживания в конкретное время при специфических демографических, географических, климатических культурных и транспортных условиях. В результате этого:
     — серии данных, сгенерированные уникальными историями локальных эпидемий практически несопоставимы;
     — сопоставление же усредненных эпидемиологических показателей (числа и темпов роста числа инфицированных, числа смертей и т.д), рассчитываемых на основе данных о протекании локальных эпидемий, — бессмысленное и непродуктивное занятие, которым, тем не менее, сейчас непрерывно занимается весь мир.
    Локальные данные имеют смысл лишь для прогнозирования и проектирования будущих траекторий локальных эпидемий с учетом локальных политик и локальных условий. Но эти данные не имею никакой ценности для прогнозирования числа погибших в другом регионе с другой демографией, другими условиями и другой политикой сдерживания. Только обратившись к базовым вариациям различных серий данных, и принимая в расчет все параметры, отражающие местные условия — возможна экстраполяция данных из Италии, например, в Великобританию. Что, собственно, и сделала команда Фристона.
  4. Моделирование подтвердило эффективность социального дистанцирования в качестве меры, сдерживающей распространение коронавируса. Ослабление социального дистанцирования в ходе выхода из 1й волны, делает отскок инфекций в течение нескольких недель маловероятным. Появление более поздней 2й волны зависит почти исключительно от скорости, с которой мы теряем иммунитет, унаследованный от первой волны. При этом применение эффективной политики выявления и отслеживания способно отодвинуть 2ю волну на временном горизонте до 18 месяцев.
  5. Сравнение хода пандемии в Великобритании и Германии показало, что сравнительно низкий уровень смертности в последней (103 на миллион против 567), скорее всего, связан не с качеством работы системы здравоохранения и тестирования, а с тем фактом, что средний немец имеет меньше шансов заразиться и умереть, чем средний британец. Наиболее вероятным объяснением этого отличия представляется то, что в Германии больше иммунологической «темной материи» — людей, которые невосприимчивы к инфекции (более изолированы, имеют какое-то естественное сопротивление, генетическая восприимчивость, эволюция самого вируса и т.д.) Это похоже на темную материю во вселенной: она не видна, но, тем не менее, должна существовать, чтобы мир был таков, какой он есть.
  6. Пагубные последствия пандемии коронавируса — это не только то, что произойдет, но и последствия неопределенности относительно того, что произойдет. Поэтому снижение неопределенности является одной из ключевых мотиваций моделирования пандемии, наряду с возможностями оценки фактических данных для различных гипотез о том, что произойдет в будущем.

Наиболее вероятный сценарий будущего

Изображение: Getty

B заключение приведем описание характерных черт наиболее вероятного сценария, аккумулирующего в себе максимальное число причинно-следственных связей, влияющих на формирование того, каким станет мир после пандемии. Ключевым фактором выбора сценария будет скорость, с которой теряется иммунитет к коронавирусу. Если окажется, что иммунитет будет сохраняться в течение многих лет, то наиболее вероятен сценарий будут характеризоваться следующим.

✔️ Всеобъемлющее социальное дистанцирование и локдауны продлятся в среднем около 7,5 недель в каждом из пострадавших регионах. Это предполагает ослабление блокировок в большинстве стран в конце мая — начале июня (все 4 работы команды Фристона по COVID-19 были опубликованы в апреле).

✔️ Однако ослабление мер не вернет межличностные контакты к допандемическим уровням. Иначе говоря, возникнет непрекращающееся давление с целью уменьшения межличностных контактов. Социальное дистанцирование станет «образом жизни с COVID-19» и даже изменит отношение людей к просоциальному поведению, как это было по отношению к переработке отходов и курению.

✔️ Дорога к равновесию будет относительно ровной с небольшим ухабом (вторая волна) примерно через семь месяцев после первоначальной вспышки (то есть в ноябре). Для этого не потребуются локдауны, но при этом будет заметно увеличено число случаев заболевания и число пациентов, находящихся в критическом состоянии. Эта вторая волна может длиться около пяти недель и может быть осложнена приходом сезонного гриппа.

✔️ Эндемическое равновесие будет достигнуто в начале следующего года, когда COVID-19 превратится просто в «еще один способ умереть». На COVID-19 будет приходиться небольшая доля смертей — с коэффициентами смертности, примерно втрое меньше, чем у сезонного гриппа.

Итого: конца света не случится, а коронавирус — это всего лишь Another Way To Die.
Однако, весь этот благостный сценарий можно будет смело смыть в унитаз, если окажется, что иммунитет к SARS-CoV-2 будет ослабляться быстрее, теряясь через несколько месяцев.

Поэтому сейчас ключевыми вопросами являются:

  1. Действительно ли в результате 1й волны образуется достаточно сильный стадный иммунитет, как это предсказывает DCM?
  2. Если ответ на 1й вопрос «да», — как долго он продержится?

Oтвет на 1й вопрос мы получим вот-вот.
Со 2м вопросом сложнее. И команда Фристона пытается дать на него ответ в следующем своем отчете о новом цикле динамического причинного моделирования (этот отчет уже пишется, равно как и мой новый пост про него 🤗).

________________________________

Если понравился пост:
- нажимаете на кнопку аплодисментов, — автору будет приятно :-)
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

И снова о панических атаках от shvaratsky

Оригинал и комментарии

Чем «толще хвост», тем сильней он «виляет собакой» от sergey_57776

Прорывной результат анализа 2,5 тыс. лет эпидемий

Явный и реальный хвост эпидемии. Источник: https://www.nature.com/articles/s41567-020-0921-x

Нассим Талеб теперь уж точно войдет в историю главным ниспровергателем статистических методов оценки рисков. Первое ниспровержение состоялось в 2016. Тогда в ходе Нобелевского симпозиума Нассим Талеб опроверг теорию о спаде насилия в мире, а заодно математически обосновал страшный вывод — большой войны с десятками миллионов жертв не миновать .

Новое ниспровержение датируется маем 2020 и связано с пандемией COVID-19. В опубликованной вчера работе «Хвостовой риск инфекционных болезней» Нассим Талеб и Паскуале Сирилло рассказывают о результатах статистического анализа всех больших эпидемий на Земле за 2,5К лет. При анализе они использовали ту же методологию, что была ими использована в 2016 для анализа числа жертв войн за всю историю.

В основе методологии Теория экстремальных значений — Extreme value theory (спецраздел матстатистики для работы с «Черными лебедями», имеющими максимальное отклонение вероятности от среднего значения — ураганы, наводнения, землетрясения и т.д.) и обобщенное распределение Парето — Generalized Pareto distribution (позволяет моделировать только хвост распределения).

Результаты нового анализа вполне могут стать предметом рассмотрения на очередном Нобелевском симпозиуме.

Вот их резюме.

  1. Анализ 2.5 тыс. лет эпидемий показал, что статистическое распределение их жертв имеет чрезвычайно «толстый хвост» (Fat-Tailed Distribution). В «толстом хвосте» графика этого распределения зачастую прячутся «Черные лебеди» — редкие, маловероятные, но очень значимые события — что делает бессмысленным вычисление средних значений. По своей «толщине» хвост распределения жертв пандемий не уступает распределению жертв войн.
  2. Чем «толще хвост» распределения, тем сильнее он «виляет собакой». Т.е. тем больше статистической информации содержится в крайних точках и тем меньше — в «массовых» событиях высокой частоты, где она становится почти шумом. Поэтому расчеты на основе средних значений по «массовым» событиям могут быть неинформативными и ненадежными. Для распределений с «толстыми хвостами» нужно извлекать ценную информацию из пиковых событий, прячущихся в хвостах. Это делается путем отказа от опоры на средние значения и использования вместо этого Теории экстремальных значений и обобщенного распределения Парето.
  3. Такой подход меняет все: от моделей эпидемий до политических решений по борьбе с ними. Он дает совсем иные результаты. Но главное, он меняет мировоззренческие представления о соизмеримости вероятностей, неопределенностей и рисков. Сегодняшние доминирующие представления о вероятностных рисках основаны на сравнении «теплого и длинного». Практически все (обыватели, журналисты, эксперты, политики) сопоставляют число жертв пандемии с числом жертв автомобильных аварий, сердечных приступов, рака, падений с лестниц и т.п. Это в корне ошибочно, поскольку распределение жертв последних имеет тонкие гауссовские хвосты, в которых просто не спрятаться «черным лебедям». А в толстых хвостах пандемий их может быть сколько угодно и без ограничений размера. Не понимая этого: (1) реалистичное управление рисками невозможно, (2) используемые модели (типа SIR) хороши для научных дискуссий, но бессмысленны для принятия практических решений.

В заключение о важном дополнении к работе Талеба и Сириллио.

✔️ Авторы, имхо, абсолютно правы, утверждая, что Теория экстремальных значений — единственно верный статподход современной науки для управления риском и принятия решений в борьбе с пандемией.

✔️ Но от себя добавлю. Этот подход единственный в рамках привычной нам науки. В постнауке (а она уже рядом) есть методы покруче Теории экстремальных значений. Подтверждая выводы последней, «Динамическое причинно-следственное моделирование» Фристона, идет куда дальше. Оно в корне меняет отношение Homo sapiens к неопределенности, являющейся не чем иным, как непомерной ценой, заплаченной за интеллект.

Об этом мой очередной пост, от написания которого снова пришлось отвлечься из-за Талеба.

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Достаточно будет одной ошибки от sergey_57776

И Homo sapiens встретится с белым пушным зверьком

Как только страсти по COVID-19 улягутся, главной страшилкой человечества опять станет «сильный ИИ».

✔️ Технооптимисты уверены, что его создание — лишь вопрос времени.
✔️ Их оппоненты уверены в обратном — повторить человеческий разум в компьютере невозможно в принципе.

Какая из позиций верна, неизвестно. Но есть ключевой момента, объединяющий оппонентов.

ИИ — это первая инновация человечества, экзистенциально ошибиться с которой ему достаточно будет лишь раз.

Даже с ядерной энергией проскочили. Сожгли с её помощью пару сотен тысяч людей в Хиросиме и Нагасаки, но потом все же одумались. И теперь есть шанс, что на «можем повторить» больше не пойдет ни один маньяк с ядерной кнопкой.

С развитием ИИ так не свезет. Если вдруг окажутся правы технооптимисты, выдернуть комп из розетки люди, скорее всего, уже не успеют …

Вот почему думать над этим нужно уже сейчас. Ибо потом может оказаться поздно.

Новый (и имхо, лучший) научпоп-фильм про это “We need to talk about A.I.” (86 мин) с участием Макса Тегмарка и др. по красоте и динамике вполне сопоставим с новым сезоном «Мира Дикого запада». А по интеллектуальному послевкусию он даже чем-то напоминает «2001 год: Космическая одиссея» Кубрика.

Вот 2-х минутный трейлер

А это 5-и минутный тизер фильма

Он есть почти на всех платформах.

Рекомендую.

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Большое откровение от sergey_57776

Что явил миру джокер постнормальной пандемии

Коллаж из RadiaLumia и Джокер

Hынешние баталии коронаэнтузиастов и коронаскептиков лет через 10 будут восприниматься не как поиск истинной из двух полярных трактовок пандемии COVID-19, а как общее заблуждение сторон, впервые столкнувшихся с новым видом глобального кризиса.

Аналогично будет и с изобилием высказываемых ныне прогнозов и сценариев посткоронавирусного мира. И предрекающие радикальные изменения в мире, и обещающие сохранение статус-кво прогнозы, — не подтвердятся, и о них просто забудут.

В 2020-х произойдет раскручивание множества цепочек малоприятных и, порой, катастрофичных событий, запущенных пандемией COVID-19. Путем проб и ошибок и не без потерь будут найдены пути преодоления последствий этих событий. С запозданием, но все же будут выработаны принципиально новые классы стратегий адаптации к новому виду кризиса.

Увидев, куда это привело к концу десятилетия 2020-х, человечество, возможно, поймет, что с ним происходило в его начале. И тогда, с высоты обретенного понимания ошибочности многих принятых решений и заблуждений, лежащих в их основе, — человечество, возможно, назовет случившееся в 2020-х «Большим откровением». Ибо это откровение не только позволит понять, что явил миру джокер в обличии коронавируса, но и прояснит характер дальнейшего развития цивилизации в 21-м веке.

Экзистенциальный кризис

Источник https://vetta.tv/news/society/v-prikame-vnesli-izmeneniya-v-ukaz-o-samoizolyatsii/

Tретий месяц, как события, связанные с пандемией COVID-19, все глубже погружают человечество в подобие экзистенциального кризиса. Миллиарды людей, думая о происходящем, испытывают растерянность и тревогу. А мысли о будущем вызывают у них лишь глубокий психологический дискомфорт, а то и просто страх. Люди не понимают причин происходящего и его последствий.

Не понятно даже, что вообще на Земле происходит. Как трактовать происходящее?

  • Как смертельную опасность для жизни тысяч людей пандемию нового коронавируса?
  • Как рядовую эпидемию (типа нового сезонного гриппа), риски которой раздуты “пандемией паники и страха”?
  • Как инфодемию — гигантский информационный каскад (возникший самопроизвольно или хитро спланированный), который, подобно горной лавине, сметает все на своем пути: экономику, социальную сферу, благополучие и счастье миллионов людей?

А еще люди не представляют, во что может трансформироваться мир после того, как это «нечто» закончится — в торжество авторитаризма, или новой левой идеи, или новой технорелигии Большого брата …

Но весь этот психологический дискомфорт, и страх неопределенности — далеко не самое худшее в экзистенциальном кризисе человечества. Куда опасней могут оказаться их практические последствия.

  • Не поняв, с чем мы столкнулись, невозможно судить об эффективности избираемых стратегий борьбы с этим «нечто».
  • Не поняв в какую сторону и насколько сильно это «нечто» может трансформировать экономику, политику, социальную сферу, права и свободы граждан, — бессмысленно спорить о стратегиях, адаптирующих общество к траектории грядущих изменений.

Ситуация еще более усугубляется прогрессирующей в последние годы поляризацией общества в развитых странах. По всем важнейшим вопросам в обществе складываются два непримиримых лагеря, представители которых стоят на диаметрально противоположных позициях. И ни малейших намеков на консенсус. Каждая из сторон убеждена в своей абсолютной правоте, не видеть которую, по их мнению, может лишь идиот или себе на уме жулик, или зашоренный фанатик, или … подставьте любое другое уничижительное определение, перечеркивающее любую возможность договориться с подобным субъектом.

Но договариваться нужно. Стоя на полярных позициях, мы будем лишь бесконечно спорить о частностях: эффективен карантин или вреден, как трактовать статистику смертей, от чего больше страдает экономика — от введения карантина или от опоздания с введением карантина, и т.д. и т.п.

Тем не менее, эксперты тонут в бесконечных и бессмысленных спорах, в которых на большинство вопросов не существует однозначных ответов. И где обе полярные позиции могут быть признаны, как верными, так и ошибочными, в зависимости от чрезвычайно сложной и разнообразной совокупности контекстов.

Что же делать правительствам, когда эксперты упорно настаивают на диаметрально противоположных стратегиях?

Просто дергаться между противоположными вариантами в столь ответственном выборе — себе дороже. К добру это не приведет. Ибо верно сказано в старом японском стихотворении, процитированном братьями Стругацкими:

«Сказали мне, что эта дорога
Меня приведёт к океану смерти,
И я с полпути повернула вспять.
С тех пор все тянутся предо мною
Кривые, глухие окольные тропы…»

Как сделать выбор?

Перед принятием решения Президентом США Бараком Обама о миссии против Усамы бен Ладена в ситуационном зале Белого дома вместе с членами команды национальной безопасности (REUTERS / White House/Pete Souza)

Aнтагонизм различных точек зрения на COVID-19 (пандемия или инфодемия; страшная угроза или просто новый сезонный грипп) ничем не отличается от антагонизма по любому другому важному вопросу: от ГМО до глобального потепления.

✔️ Одна из сторон уверена, что риски для человечества, хоть пока до конца и не понятны, но могут быть запредельно высоки.
✔️ Другая — убеждена, что потенциальная запредельность рисков оппонентами раздута (вследствие их скудоумия или мотивированности), а на самом деле, никакой супер-опасности нет и в помине.

Но если решение по ГМО или климату может еще какое-то время ждать (хотя и не факт), то решение по коронавирусу, точно, не ждет. Решение необходимо сейчас. Ибо в зависимости от понимания сути происходящих событий и оценки рисков возможных сценариев их развития, определяется стратегия выхода из усугубляющегося хаоса, провоцирующего коллапс многих аспектов жизни цивилизации. А еще от этого принципиально зависит, наступит ли мир вторично на те же грабли, если придет новая волна COVID-19 или чего-то еще похуже.

Моделирование хода пандемии показывает, что «средний вариант» — наихудший во всех отношениях. Он усугубляет и пандемию, и ее негативные последствия. Значит все же нужно принять единственно верное решение. Но делая его, необходимо понимать, что речь идет вовсе не о ложном противопоставлении «болезни» и «лекарства от болезни».

Речь не о выборе между спасением жизней людей или спасением экономики (от последствий мер по спасению жизней людей). И то и другое важно. Ибо нет ничего ценнее человеческой жизни. Но и обвал экономики может в итоге вылиться в не меньшее число человеческих потерь.

На самом же деле, проблема в ином. В том, что всего за пару десятилетий мир колоссально усложнился и стал качественно иным.

В усложнившемся мире альтернативные трактовки происходящего (пандемия или инфодемия, сверхвысокие или обычные для гриппа риски, жизни или экономика …) уже не работают. В сегодняшнем мире просто не существует независимых альтернатив.

Теперь единственным выбором остается выбор между верной и ошибочной оценкой всего комплекса рисков при столкновении многих сложных систем.

▪️ Пандемия COVID-19 (сложная система) врезается в паническую информационную пандемию (другая сложная система).
▪️ Вместе они врезаются в экономику (третья сложная система).
▪️ Энергия тройного соударения отбрасывает их на социальную структуру общества (четвертая сложная система).
▪️ И все вместе они обрушиваются на политическую структуру общества (еще одна сложная система), одновременно парализуя её и провоцируя на выбор серединного пути между компромиссами и ничегонеделанием.
▪️ Ошибочные решения политических структур общества придают дополнительный импульс развитию пандемии COVID-19, тем самым замыкая положительную обратную связь сложных систем, скользящих по кромке хаоса и неумолимо приближающихся к критической точке полной непредсказуемости.

Разделить в этой куче мала риски для отдельной сложной системы уже не представляется возможным. Посему одинаково бессмысленно пытаться бороться только с пандемией или только с инфодемией, спасать только жизни людей или только экономику.

Но почему так? Из-за чего мир столь усложнился?

Обсуждать все это в деталях мы здесь не будем, ибо это заслуживает отдельного обстоятельного разговора. Но объяснить это хотя бы кратко просто необходимо. Поскольку в этом заключается суть происходящего сейчас в мире. И не только в контексте коронавируса, но и в других важных контекстах. Например, почему неизбежен приход «Большого брата — сына Большого бога».

Скачок сложности

Авиасвязанность китайского города Ухань. Источник

Hаша цивилизация — это взаимодействие множества сложных систем. Этим термином в науке о сложности называют системы из большого числа элементов, беспорядочное взаимодействие которых приводит к возникновению у систем уникального качества — эмерджентности. Данное качество проявляется в спонтанном появлении у системы свойств, отсутствующих и никак не вытекающих из свойств её элементов. Из-за этого, понимание поведения частей системы далеко не всегда позволяет понять поведения всей системы в целом. А поскольку многие из таких систем еще и иерархичны (а их части сами по себе могут быть сложными системами), прогнозирование поведения сложных систем становится практически не реальным.

И это не единственное отличительное качество сложных систем. Рост сложности систем становится мощнейшим катализатором расширения спектра потенциальных проблем в их функционировании. В том числе, потенциально катастрофических.

В итоге имеем два ключевых свойства сложных систем: непредсказуемость и потенциальную катастрофичность. Причем, чем выше сложность системы, тем выше и то, и другое.

Теория сложности систем определяет несколько ключевых фактора, от которых зависит уровень их сложности.

1. Разнообразие акторов, входящих в систему.

2. Их взаимосвязанность.

3. Уровень их взаимодействий.

4. Адаптивность их поведения (насколько поведение одного актора влияет на поведение другого и наоборот).

Теперь о том, почему за последние несколько десятков лет цивилизация скачкообразно усложнилась.

Причина этого в мультипликативном эффекте бурного усложнения всех четырех вышеназванных характеристик.

  • В современном мире разнообразие акторов на всех уровнях постоянно растет: от числа полов и групп интересов, до числа профессий и стран.
  • Взаимосвязанность также лавинообразно увеличивается на всех уровнях: от социальных сетей на уровне индивидов, до международных производственных и логистических цепочек.
  • Рост уровня взаимодействия акторов огромен: люди все реже отрывают внимание от своих смартфонов, и все большее число индустрий уже не могут функционировать при отключении их информационных систем взаимодействия с другими акторами.
  • Наконец, адаптивность тоже неуклонно растет, вследствие все большего увеличения влияния в экономике и социальной психологии роли инфокаскадов, провоцирующих такие сетевые явления, как цепные реакции, стадное поведение и т.п.

Существует немало исследований, в которых увеличение сложности по каждой из названных характеристик оценивается количественно. И хотя значения количественных оценок разнятся у авторов, использующих различные подходы к оценке, все они показывают увеличение сложности не в разы, а на порядки.

Основными причинами этого стал взрывной рост в распространении инфо-коммуникационных технологий на фоне расширения глобализации и децентрализации. В результате наша цивилизация всего за пару десятков лет превратилась в гигантскую запутанную гиперсеть.

  • Ее масштаб увеличился до планетарных размеров вследствие глобализации.
  • «Размер ячеек» сети все более мелко дробится в результате глобального тренда децентрализации всюду и во всем: от политического устройства до уберизации бизнеса.
  • Взаимосвязанность все большего числа акторов растет не только за счет децентрализации, но и за счет роста числа ролей одних и тех же акторов (это следствие роста разнообразия взаимоотношений).
  • Скорости и объемы инфо-коммуникаций в этой колоссальной гиперсети растут по экспоненте, в результате взрывоподобного развития технологий.
  • Адаптивность взаимосвязанности акторов (как результат их взаимовлияния) в результате совершенствования инфо-коммуникаций растет даже не по экспоненте, а по гиперболе.
     — Финансовые и товарные рынки следуют за «впечатлениями» участников игры (их ожидания в значительной степени формируют будущее рынков).
     — Рекомендательные системы играют доминирующую роль повсюду (от выбора фильма или книги до выбора пары для романтических отношений).
     — Глобальное ранжирование и фильтрация информации поисковиками (опять же, вследствие взаимовлияния предпочтений акторов) формирует не только поисковые выдачи, но и выстраивает смысловую структуру медиаполя Интернета.

А в довершение ко всему этому, беспрецедентный в истории человечества рост ценности человеческой жизни, вследствие почти повсеместной демократизации и 70-летнего отсутствия большой войны.

Мультиплицирование четырех факторов (разнообразие, взаимосвязанность, уровень взаимодействий и адаптивность) взрывным образом вознесло уровень сложности основных цивилизационных систем человечества (экономика, политика, социальная структура общества, наука, культура). В результате эти системы все чаще проявляют свойство эмерджентности, теряя прогнозируемость и становясь все более склонными к катастрофам.

Биржевые игроки одними из первых ощутили неотвратимую силу возникающей, словно из ниоткуда, паники на финансовых рынках, запускающей лавину непредсказуемости. А в 2020 году каскад страха пандемии, тоже как бы из ниоткуда возникший в мировых медиа, быстрее коронавируса распространился по планете, провоцируя уже даже не лавину, а всемирный потоп непредсказуемости. Дальнейшая траектория развития мира окончательно перестала быть детерминированной. Мир, как глобальная сложная система, вошел в область джокера.

Джокер

Коллаж из поста «Яростные 2020-е: насилие, войны, революции». Рисунок Джокера

Hаш джокер вовсе не похож на сумасшедшего кинозлодея из «Темного рыцаря» или жертву несправедливого мироустройства, превращающуюся в народного героя, борца за права униженных и оскорбленных в фильме «Джокер».

И это не тот метафорический джокер из колоды поворотных моментов истории, вытянув который общества срываются в госперевороты и революции, массовое насилие и гражданские войны (об этом подробно написано мною в посте «Яростные 2020-е: насилие, войны, революции»).

Этот джокер не личность и не историко-социальная метафора, а один из терминов теории динамического хаоса — раздела теории нелинейной динамики сложных систем (подобных пяти системам, столкновение которых мы здесь рассматриваем).

Теория динамического хаоса исследует механизм непредсказуемых (случайных) явлений в т.н. неравновесных системах, эволюция которых состоит из чередования динамических и хаотических стадий. Хаос играет важнейшую роль для таких систем, поскольку именно на стадии хаоса (точнее, при выходе из него) возникает новая ценная информация. В разных научных школах для динамических и хаотических стадий используется несколько названий. Есть среди них и такие образные термины, как «русло» — динамическая стадия, когда система следует детерминированной траектории, и «джокер» — хаотическая стадия вблизи точки скачкообразного ветвления траекторий (точки бифуркации).

В пределах динамических стадий (русел) система может быть “просчитана”, и для нее может быть дан достоверный прогноз даже для достаточно неблизкого горизонта прогноза. В хаотической стадии, попадая в «область джокера», состояние системы меняется чрезвычайно быстро и даже мгновенно — скачкообразно. По сути, джокер — это правило или алгоритм, определяющий поведение объекта в области джокера, являющейся неким подмножеством фазового пространства состояний системы.

Каждое возможное состояние системы — это точка в её фазовом пространстве (пространстве возможностей системы). А траектория системы в этом пространстве показывает динамику переходов системы из одного состояния в другое.

На рисунке ниже показано фазовое пространство, в котором есть маленькая область G2. Это и есть область джокера, а вся остальная область фазового пространства обозначена G1. Если точка, описывающая текущее положение системы, находится в области G1, будущее состояние системы будет однозначно определяться текущим состоянием, а траектория системы будет гладкая и непрерывная. Но как только траектория системы приходит в область G2, все меняется, — в дело вступает джокер (правило, которое определяет дальнейшее изменение траектории). В соответствии с эти правилом, траектория может сколь угодно непредсказуемо измениться.

Рис. 1 Фазовое пространство сложной системы, содержащее область джокера G2. Источник

Джокеры бывают различных типов. Джокер 1го типа может скачком перебросить систему в точку А. Джокер 2го типа может, с вероятностью р1, перебросить систему в точку В или, с вероятностью р2, перебросить ее в точку С. Джокер 3го типа — вообще беспредельщик: он с разной вероятностью может перебросить систему в любую точку фазового пространства. Названными тремя типами разнообразие джокеров отнюдь не исчерпывается. Но полагаю, достаточно, чтобы понять, насколько непредсказуемым и катастрофичным может оказаться скачкообразное изменение состояния системы, инициированное джокером.

А теперь представьте, что таких систем пять: пандемия COVID-19, паническая информационная пандемия, национальная экономика, социальная и политическая структура современного общества. В каждой из систем есть свои джокеры, и, весьма возможно, не по одному.

Непредсказуемость будущего при столкновении пяти таких систем — абсолютная. Уровень потенциальной катастрофичности столкновения — практически любой.

У математика, столкнувшегося с такой задачей, просто опускаются руки. Здесь уже нечего решать — задача минимизации рисков становится нерешаемой, потому что:

  • система в околокритическом состоянии и в любой момент может произойти «фазовый переход» (перескок на иную траекторию в точке бифуркации);
  • детерминированности в поведении системы больше нет, а вероятность ее перескока в любое из возможных состояний неизвестна;
  • возможности прогноза исчерпаны — горизонт прогноза сжался до нуля.

Однако, в отличие от математиков, лицам принимающим решения (ЛПРам) опускать руки нельзя. В какой бы ситуации они ни оказались, решение все равно должно быть принято. В практике принятия решений, ситуация, когда необходимо принимать решения, находясь, говоря языком математиков, в области джокера, — называется «радикальная неопределенность».

Радикальная неопределенность

Маттиас Стом “Суд Соломона”. Источник

Bпервые это понятие было описано еще в 1920-е гг. Экономисты Франк Найт и Джон Мейнард Кейнс использовали его для описания ситуаций с непредсказуемым исходом, который является как бы событием из абсолютно другой реальности. Вероятные риски при этом просчитать невозможно, и даже природа этих рисков остается неизвестной. По другому определению (принадлежащему бывшему министру обороны США Дональду Рамсфельду), — «это вещи, про которые мы не знаем, что мы их не знаем».

Иными словами, это область «неизвестного неизвестного» (unknown unknowns), откуда прилетают «черные лебеди».

Рис. 2 Роль “неизвестного неизвестного” в жизни общества. Источник

Еще одно из определений радикальной неопределенности— это ситуация, в которой любая количественная оценка издержек и последствий может быть оспорена, но выбор варианта решения делать все равно необходимо.

Современная научная теория принятия решений, основана, в основном, на классической парадигме рациональности. В ее рамках осуществляется поиск оптимальных решений в контексте известных результатов и их вероятностей.

Насколько эта парадигма бессильна, столкнувшись с радикальной неопределенностью, иллюстрируется следующим рисунком.

Рис. 3 Изменение области неопределенности (конуса возможностей) во времени. Источник

На левом рисунке изображено следующее. В момент времени 30 (синий пунктир) для ограниченного объема имеющихся данных о ситуации (синие крестики) рассчитано оптимальное статистическое соответствие — модель процесса (красная линия). При этом конус возможностей (окрашен желтым), обусловленных некими четко сформулированными предположениями, получается огромным.

На правом рисунке изображено то же самое, но с позиций наблюдателя, находящегося в моменте времени 105. Огромный конус возможностей исчез, превратившись в узкую полоску, ширина которой определяется точностью статистического соответствия.

Т.е. в момент времени 30 ЛПРы могут хоть застрелиться, но верного решения они принять не могут, т.к. такого решения в этот момент времени просто не существует.

Именно в таком положение оказались ЛПРы всех мастей (от медиков до политиков), столкнувшись с пандемией COVID-19. Мало того, что им неизвестен диапазон возможных действий по исправлению ситуации. Им также неизвестна вероятность тех или иных результатов своих действий, а какие-то из результатов даже не представимы. Поскольку многие данные недоступны, а те что доступны всячески оспариваются, их использование для точного понимания, что происходит и как развивается пандемия, ненадежно. Возможные действия не проверены, их принятие населением не гарантируется, а долгосрочные социальные и экономические последствия туманны.

ЛПРы мучаются вопросом:

стремиться ли замедлить пандемию, или принять смерть уязвимых и минимизировать побочный экономический ущерб?
Фото LOGAN CYRUS / AFP / GETTY

Увы, но любые попытки найти обоснованный ответ на этот вопрос не продуктивны. Непродуктивна даже сама постановка такого вопроса, ибо неизвестно, насколько мир близок к созданию действенных средств сдерживания коронавируса.

✔️ Если бы мы знали, что эффективное лечение или массовая вакцина против COVID-19 должны появиться в течение года-полутора, сдерживание пандемии до этого момента было бы правильным курсом.

✔️ С другой стороны, если знать, что эффективного лечения или вакцины не будет годы, а то и десятилетия (такое тоже вполне возможно), то значит большинство людей все равно заразятся. И тогда издержки мер сдерживания пандемии будут напрасны.

Но никто в мире не знает, где мы находимся между этими полюсами. Поэтому сама постановка вопроса об оптимальном компромиссе «цена жизней против цены для экономики» получается бессмысленной. Мы просто не знаем и не можем этого знать, как показано на рис. 3.

Но что же все-таки делать ЛПРам в состоянии радикальной неопределенности?

В таких ситуациях набор рекомендаций для них крайне ограничен.

1. Необходимо признать, что традиционный научный подход для таких ситуаций не работает.
2. Нужно сделать все возможное, чтобы в ходе развития ситуации не попасть в область джокера.
3. Если не повезло, и это все же случилось, следует менять парадигму принятия решений.

Рассмотрим каждую из названных рекомендаций.

Традиционная наука здесь не работает

Hекоторые подозрения, что наука подходит в пределу сложности, за которым уже нет гарантированных правильных решений, стали возникать еще в конце прошлого века.

Произошедшая в 1986 г. катастрофа американского шаттла «Челленджер» и последовавшая через 4 месяца чернобыльская катастрофа породили новый термин «Ч-Ч синдром» (Челленджер-Чернобыль). Его суть в осознании, что традиционная наука бессильна предотвратить катастрофы в ситуациях, когда использование мощнейших новых мегатехнологий сочетается с политическим давлением, некомпетентностью и сокрытием информации.

N.B. Для тех, кому покажется странным сопоставление двух, казалось бы, несопоставимых по последствиям аварий, поясню. Конечно же, экологические и антропогенные последствия Чернобыля несопоставимы с последствиями взрыва “Челленджера”. Но так случилось исключительно в результате везения. Если бы в том полете на шаттл загрузили 23 кг плутония (по чистой случайности запланированные на следующий полет), то помимо взрыва корабля, произошла бы и радиационная катастрофа.

В опубликованном в мае 1986 года в The Guardian эссе, озаглавленном «Стихийные бедствия ставят на колени технологических волшебников: Чернобыль, Челленджер и синдром Ч-Ч» писалось:

«Правящие элиты больше не могут использовать экспертов для убеждения общественности в том, что их политика выгодна, правильна, обязательна и в то же время безопасна. «Синдром Ч-Ч» представляет собой смертельный удар по научному фундаменту легитимность современного мега-технологического государства. Мы стали свидетелями растущего беспокойства по поводу полномочий науки и ученых, а также их предполагаемого иммунитета от социальной и этической ответственности» (выделено автором).

Спустя 4 года двое из авторов того эссе — Сильвио Фунтович и Джерри Равец — опубликовали программную статью «Наука для пост-нормальной эры» (Science for the Post-Normal Age), на которую в Google Scholar сейчас уже аж 4783 научных ссылки. В статье изложена концепция «Постнормальной науки» (Post-Normal Science) — новой концептуализации науки для ситуаций, в которых «факты неточны, ценности спорны, ставки высоки, а решения срочны». Т.е. по сути, для ситуаций радикальной неопределенности.

Авторы определили область применения новой «постнормальной науки» следующим образом — в координатах: «уровень неопределенности» и «ставки на кону».

Рис. 4 Три класса ситуаций при различных уровнях неопределенности (горизонтальная ось) и ставках на кону при принятии решений (вертикальная). Источник

Из рисунка видно следующее.

  • Методы прикладной науки эффективны в ситуациях, когда степень неопределенности ситуации незначительна, а ставки в игре не велики.
  • Если ставки становятся значительными и/или уровень неопределенности становится высок, в дело вступают профессиональные консультанты.
  • Однако, когда уровень неопределенности зашкаливает и/или уровень ставок при принятии решений становится критическим (что характерно для проблем высокой социальной значимости), даже профессиональные консультанты не в состоянии помочь.

Вот как иллюстрируется последний из трёх вышеперечисленных классов ситуаций в манифесте «Пост-нормальная пандемия: почему COVID-19 требует нового подхода к науке». Авторы манифеста — известные ученые из семи стран, на примере пандемии COVID-19 показывают полную бесперспективность попыток принятия обоснованных и точных решений с позиций рациональной парадигмы науки.

Сейчас (на момент написания манифеста) мы имеем следующие известные неизвестные:
▪️ ключевые элементы эпидемиологии: реальная распространенность вируса в популяции; роль бессимптомных случаев в быстром распространении вируса; степень развития иммунитета у людей; доминирующие контакты с вирусом; сезонное поведение болезни;
▪️ важнейшие социальные факторы: время для обеспечения глобальной доступности эффективной вакцины или лечения; характер нелинейности (потенциальной хаотичности) реакций отдельных лиц и коллективов во всех масштабах (от семей до населения регионов) на: стрессы и путаницу из-за введенных мер; перегрузку потенциала больниц и служб общественного здравоохранения; сокращение, закрытие или исчезновение предприятий и рабочих мест;
▪️ важнейшие экономические факторы, связанные с массовыми банкротствами, ростом безработицы, падением доходов населения, возникновением всевозможного дефицита и, в первую очередь, продуктов и лекарств;
▪️ важнейшие политические факторы, связанные с возможным возникновением массовых протестов и необходимостью недопущения их перерастания в акты массового насилия.
Еще хуже дело с неизвестными неизвестными, о которых мы пока даже не имеем представления:
▪️ нелинейные взаимосвязи между вышеперечисленными известными неизвестными;
▪️ переломные моменты в эпидемиологической, социальной и экономической динамике, скрытые пока что от нас в конусе возможностей;
▪️ характеристики петель гистерезиса процессов, подразумевающих, что системы и сообщества, возможно, не смогут вернуться к состояниям, подобным тем, в которых они находились до начала пандемии.

Все эти глубокие неопределенности делают любые количественные прогнозы в контексте пандемии COVID-19 спекулятивными и ненадежными. Но на то это и ситуация радикальной неопределенности — все под вопросом и все может быть оспорено, но выбор варианта решения делать все равно необходимо.

О способах преодоления этого противоречия, рекомендуемых пост-нормальной наукой, будет сказано в разделе «Смена парадигмы».

Как не попасть в область джокера

Рис. 5 «Эмпирическое доказательство того, что лодка в безопасности». Иллюстрация из книги Нассима Талеба «Silent Risk». Автор Георг Наср.

Hе попасть в область джокера крайне сложно. Проблема в том, что джокер, подобно маленькому пушному зверьку, подкрадывается незаметно и без предупреждения. Для такого рода рисков в риск-менеджменте существует специальный термин «молчаливый риск» (Silent Risk). Наглядной иллюстрацией главной опасности в ситуации «молчаливого риска» — дебатов вокруг недостаточности доказательств уровня риска, — является приведенная выше картинка из одноименной работы Нассима Талеба.

Единственно правильный способ действия в подобных ситуациях — действовать быстро и решительно. При этом, действовать так, будто вы точно знаете — впереди Ниагарский водопад. Дебаты о том, что этот конкретный водопад совсем не столь велик и опасен как Ниагарский, следует оставить на потом. И даже если потом выяснится, что смертельной угрозы, действительно, не было, — не беда. В таких ситуациях лучше всего следовать т.н. «принципу предосторожности» и лучше перебдеть, чем недобдеть.

«Принцип предосторожности» гласит —

если какое-либо действие (или бездействие) может нанести серьезный вред общественным интересам (повредить здоровью населения или окружающей среде по всему миру), от этого действия (или бездействия) необходимо отказаться до получения научных обоснований его безопасности. В этих условиях груз доказательства безвредности лежит на тех, кто предлагает предпринять это действие (или бездействие), а не на его противниках.

Данный принцип предназначен для устранения неопределенности и риска в тех случаях, когда отсутствие доказательств и неполнота научных знаний имеют глобальные последствия.

Так, если бы Китай действовал согласно «принципу предосторожности», столкнувшись в ноябре 2019 с новым неизвестным коронавирусом, мировой пандемии COVID-19, скорее всего, не случилось бы. Ведь миллионы потенциально зараженных разъехались по Китаю в декабре 2019 и январе 2020 (175 тыс. только за один день 1 января и 7 млн. за весь январь). И сотни тысяч зараженных авиапассажиров (примерно 85% из которых так и не были выявлены) разнесли инфекцию по всему миру.

Рис. 6 Инфографика объема и плотности распространения коронавируса из г. Ухань авиапассажирами. Источник

Когда США 31 января закрыли авиасообщение с Китаем, вспышки пандемии уже были зафиксированы в 30 городах 26 стран мира.

Но даже тогда, когда вирус уже разлетелся по миру, у каждой из стран оставался выбор. Подобно Южной Корее, — действовать быстро и решительно или, подобно президенту Трампу, увещевать нацию, будто «у вируса не будет ни единого шанса против нас». Эта фраза была сказана Трампом 11 марта, когда пандемия лишь начиналась. А уже через 9 дней стало ясно, чего стоили слова президента Трампа.

Рис. 7 Инфографика интенсивности вспышек COVID-19 по городам США 11 и 20 марта 2020. Источник

Помимо двух названных важнейших действий (следование «принципу предосторожности» и решительные быстрые меры по минимизации риска), есть и третий важный фактор, способствующий избеганию области джокера — информационная прозрачность.

Если бы не желание властей Китая замести сор под ковер при обнаружении первых признаков эпидемической опасности в г. Ухань, возможно, пандемии удалось бы избежать или хотя бы уменьшить ее масштаб.

Четвертый фактор, конечно же, прогнозирование на основе постоянного мониторинга. И хотя сложные системы по самой своей природе не допускают долгосрочного прогнозирования, это не мешает прогнозам неблагоприятных погодных условий сохранять жизнь многих людей, пусть краткосрочными, но абсолютно необходимыми предупреждениями о грозящей опасности.

Резюмируя рассмотрение вопроса о мерах по снижению риска попадания в область джокера, в контексте пандемии COVID-19, можно с сожалением констатировать.

  1. На «принцип предосторожности» забил далеко не только Китай, но и ВОЗ, и правительства многих стран.
  2. Действовавших быстро и решительно (зеленая инфографика на рис. 8), оказалось меньше, чем тех, кто не торопился и колебался (красная инфографика).
  3. Информационная прозрачность, особенно в ходе важнейшего начального этапа пандемии, отсутствовала (в первую очередь, по вине Китая и ВОЗ).
  4. Мониторинг и прогнозирование со стороны ВОЗа также оказались весьма неэффективными, если не сказать резче.
Динамика выявленных новых случаев Covid-19 в разных странах с усреднением в 10 дней. Источник

Смена парадигмы

B предыдущих разделах было показано:

1. Срабатывание джокера в нелинейной динамике сложных систем может поставить ЛПР перед необходимостью принятия решений в условиях радикальной неопределенности (когда «факты неточны, цифры под сомнением, а ставки весьма высоки»).

2. В подобных ситуациях современная научная теория принятия решений, основанная на классической парадигме рациональности, не работает, поскольку нацелена на поиск оптимальных решений в контексте известных результатов и их вероятностей. Здесь же ничего этого просто нет.

Остается понять, существуют ли, в контексте пандемии COVID-19, альтернативные научные теории принятия решений, базирующиеся на ином концептуальном основании и пригодные для ситуаций радикальной неопределенности.

Не претендуя на исчерпывающий список альтернатив, назовем три наиболее перспективные альтернативные концепции.

  1. «Концепция расширенного экспертного сообщества» (Extended Peer Communities), предложенная Сильвио Фунтович и Джерри Равец еще в 1990-х и с тех пор ставшая весьма популярной среди исследователей пост-нормальной науки.
  2. «Теория убеждающих повествований» (Conviction Narrative Theory) — это предложенный Дэвидом Такеттом и Кимберли Чонг в 2014 г. социо-психологический фреймворк концептуальной модели принятия решений в условиях радикальной неопределенности.
  3. «Динамическая причинно-следственная модель» (Dynamic Causal Model), предложенная в этом году исследовательской группой Карла Фристона, — это новый универсальный подход к решению проблем неопределенности методом, аналогичным тому, как (согласно теории Фристона) это делает мозг.

Каждая из названных альтернативных концепций требует для своего описания отдельного лонгрида. И они того стоят. Но поскольку нам давно пора заканчивать лонгрид, который вы сейчас (полагаю, из последних сил) читаете, отложим детальное описание альтернативных концепций. И приведем здесь лишь максимально краткое их описание с тем, чтобы познакомить с их сутью.

Концепция расширенного экспертного сообщества

Авторы концепции Сильвио Фунтович и Джерри Равец

В основе данной концепции пересмотр взглядов общества на науку (ограниченность ее возможностей), доверие (к назначенным экспертам) и свободу (по отношению к решениям экспертов и власти).

Рациональная парадигма принятия решений подразумевает, что

  • решения принимаются единоличным или коллективным ЛПРом в соответствии с анализом и рекомендациями уполномоченных авторитетных экспертов;
  • в основе рекомендаций экспертов лежит весь корпус накопленных знаний о ситуации, выводы из анализа собранных данных и расчетов вероятностей с помощью признанных достоверными моделей.

Парадигма принятия решений расширенным экспертным сообществом в ситуациях радикальной неопределенности подразумевает, что

  • решения коллективно принимаются расширенным сообществом, в работу которого вовлекаются все, кого затрагивает выносимое решение и/или внедряемая политика;
  • решение вырабатывается на основе согласованных коллективных целей расширенного сообщества с учетом социальных и этических аспектов устраивающих сообщество решений.

При выработке решений национального уровня для важнейших проблем социума, расширенное экспертное сообщество включает в себя все гражданское общество, объединенное одноранговой Р2Р сетевой платформой. Что в перспективе, позволяет перейти к «устойчивому одноранговому обществу» (Sustainable Peer-to-Peer Society).

Данная альтернативная парадигма принятия решений в контексте пандемии имеет практические перспективы далеко не во всех странах. Если воспользоваться классификацией стран по их антипандемийной стратегии, названной Кириллом Роговым «Архипелаг двух миров», данная альтернативная парадигма возможна лишь в либеральных странах «первого мира» (где проблема уровня смертности при пандемии волнует правительство и общество).

Теория убеждающих повествований

Авторы концепции Кимберли Чонг и Дэвид Такетт

В ситуациях радикальной неопределенности, когда вероятность различных сценариев невозможно оценить (да и весь спектр сценариев неизвестен), теория убеждающих повествований предполагает, что люди используют при осмыслении информации и принятии решений некие рассуждения в форме рассказов / повествований (нарратива). Эти повествования нужны им для структурирования своих причинно-следственных гипотез.

Различные форматы нарратива возникают из взаимодействия между индивидуальным познанием и социальной средой, когда рассуждающие люди используют нарратив для: (1) объяснения имеющихся фактов, (2) построения предполагаемых сценариев вероятного будущего, (3) эмоциональной оценки этих сценариев и выбора среди них предпочтительного.

Убеждающие повествования в таких нарративах устанавливают предпочтение и обеспечивают готовность к действию. Они играют важную роль в принятии решений, обеспечивая ЛПРам в объективно неопределенных условиях достаточную уверенность, чтобы действовать, несмотря на возможность серьезных потерь.

Иными словами, убеждающие повествования подменяют необходимые для принятия решений данные эмоциями, позволяющими ЛПРам почувствовать убежденность и действовать.

Убеждающие повествования — это обоюдоострый инструмент.

  • В «хороших руках» убеждающие повествования направлены на повышение доверия и укрепление сотрудничества с общественностью. Они помогают прозрачному поиску альтернатив, обсуждению сомнений различных сторон и выработке консенсуса.
  • В «плохих руках» убеждающие повествования являются инструментом пропаганды и/или воли диктатора, создающим в сознании граждан иллюзию “определенности”, путем навязывания им группового мышления, целенаправленно усугубляемого катализаторами различных когнитивных искажений.

Данная альтернативная парадигма принятия решений в контексте пандемии имеет практические перспективы для всех стран. Однако, наиболее широкое применение этот подход найдет в авторитарных странах с отстроенным механизмом пропаганды.

Впрочем, и в либеральных странах «первого мира» теория убеждающих повествований используется весьма успешно и широко. Пандемия COVID-19 продемонстрировала это. Сначала, когда лидеры и правительства разных стран убедили своих граждан, что «это просто очередной грипп». А потом, чтобы успокоить граждан своих стран в ходе форсированного выхода из карантина. Ибо к чему это приведет в разных ситуациях конкретных стран, никто не знает и ничего доказать не может. И единственный выход — принимать решения с помощью убеждающих повествований. Благо их теория и практика довольно сильно продвинулись за последние годы, а COVID-19 уже стал типовым кейсом убеждающих повествований.

Динамическая причинно-следственная модель

Автор концепции Карл Фристон

Карл Фристон — самый широко цитируемый нейробиолог мира, совершивший революцию в методах визуализации мозга и открывший миру изощренную математику, объясняющую, как работает мозг. Заняться эпидемиологией Фристона заставила пандемия COVID-19. Ибо пандемия идет уже несколько месяцев, и порождаемая ею радикальная неопределенность портит одну за другой сложные цивилизационные системы человечества. И никто ничего пока не смог этому противопоставить. А Фристон считает, что он может сломать хребет всей этой радикальной неопределенности с помощью собственной теории работы мозга.

Идея Фристона, на первый взгляд, проста, как устройство веника. Вдохновленные нейронным устройством мозга, люди построили искусственные нейросети, с помощью которых теперь решают множество трудных задач и делают множество полезных вещей. Вот бы теперь вдохновиться не только устройством мозга, но и тем, как он расправляется с неопределенностью.

По Фристону, главной функцией мозга является постоянное решение проблем неопределенности. Мозг непрерывно строит прогнозы окружающей человека реальности и подстраивает действия человека под эти прогнозы. От того, насколько мозг каждого из нас преуспеет в решении этой задачи, зависит жизнь отдельного человека и всего человечества.

Если бы мозг строил прогнозы и принимал решения в рамках классической парадигмы рациональности, ему бы не хватило его вычислительной мощности. Кроме того, для преодоления всех неопределенностей у мозга просто нет необходимой информации. По сути, мозг постоянно сталкивается с необходимостью принятия решений в ситуациях радикальной неопределенности. Но миллионы лет эволюции так организовали работу мозга Homo sapiens, что он научился с этим справляться. Он научился эффективно обобщать статистическое представление неопределенности путем выявления в ней причинно-следственных связей.

В своих предыдущих революционных работах Фристон построил математическую модель того, как мозг строит прогнозы и расправляется с неопределенностью. И вот теперь, приняв вызов радикальной неопределенности, порожденной пандемией COVID-19, Фристон на основе своих наработок построил «Динамическую причинно-следственную модель COVID-19», являющуюся расширением известной эпидемиологической модели SEIR.

Принципиальное отличие модели Фристона от SEIR и сотен других эпидемиологических моделей в том, что она выявляет причинно-следственные связи, а не просто подгоняет кривые графиков показателей хода эпидемии под имеющиеся данные.

Это позволяет понять, какие из имеющихся данных являются наиболее прогностическими и добиться максимальной эффективного обобщения статистических представлений неопределенности.

Первые результаты применения Динамической причинно-следственной модели COVID-19 правильно спрогнозировали, что Лондон сможет сохранить уровень заболеваний ниже пропускной способности национальной службы здравоохранения, а также дали понять, насколько далеко от стадного иммунитета будет находиться Великобритания к концу первой волны пандемии. А сейчас уже идет работа с моделированием вариантов выхода из карантина 1й волны.

Если Фристон окажется прав, это будет принципиально новый универсальный подход к решению проблем неопределенности.

Резюме «Большого откровения»

  1. Не спрашивайте, когда это закончится, — никогда.
    Происходящее — эта первая в истории Homo sapiens постпандемия. Она подобна волне на поверхности воды: у нее есть передний фронт, а заднего фронта нет. Постпандемия знаменует начало новой цивилизационной эпохи — «эпохи постнауки, постдоверия и постсвободы». Сколько продлится эта новая эпоха, и придет ли ей что-то на смену — неизвестно.
  2. Наступление новой эпохи — следствие произошедшего скачкообразного усложнения мира, превратившегося в колоссальную гиперсеть. Нелинейная динамика составляющих ее сложных цивилизационных систем с периодической сменой динамических и хаотических стадий неизбежно будет порождать «джокеры» — резкие и непрогнозируемые смены состояний. В результате будут возникать ситуации «радикальной неопределенности», где выбор верных решений, находясь в рамках классической парадигмы рациональности, невозможен.
    ✔️ Поэтому нет смысла спрашивать, что важнее — жизни или экономика. Такой альтернативы для постпандемии нет, из-за образовавшейся гиперсвязанности основных цивилизационных систем.
    ✔️ Также нет смысла спрашивать, какая стратегия минимизации ущерба от COVID-19 верная. Универсальной верной стратегии минимизации ущерба для постпандемии нет. А выбор локальной верной стратегии невозможен в рамках классической парадигмы рациональности.
  3. Альтернативные постнеклассические парадигмы рациональности для сложных систем, позволяющие принимать локально-оптимальные решения, уже существуют: «Концепция расширенного экспертного сообщества», «Теория убеждающих повествований» и «Динамическая причинно-следственная модель». Однако, все они не универсальны для разных обществ. А их практическое признание в качестве основы для принятия решений в ситуациях высокой социальной значимости потребует пересмотра в каждом из обществ принятых в них трактовок науки, доверия и свободы.

Смена парадигмы рациональности для принятия решений в проблемах высокой социальной значимости не означает, что цивилизация должна будет (и сможет) вообще отказаться от классической парадигмы. Ситуация аналогична позднесредневековому миру, описанному Умберто Эко в романе “Имя розы”, когда теология и увязанная с ней система научных знаний теряли свою вдохновляющую роль для развития науки. Теперь же, в результате превращения мира в гиперсеть, сопровождающегося колоссальным усложнением всех цивилизационных систем на фоне небывало возросшей ценности человеческой жизни, расширение классической парадигмы рациональности для принятия решений в проблемах высокой социальной значимости становится неизбежной необходимостью.

Смена парадигмы потребует времени. Но возможно, к концу десятилетия 2020-х это произойдет. И тогда, с высоты обретенного нового научного понимания реальности, появятся основания назвать произошедшее в 2020-х «Большим откровением».

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

Коронавирус не столь могуч от sergey_57776

Две превосходные новости

Ход эпидемии в модели SEIR при R0=2,4 и неоднородности населения по восприимчивости и инфекционности CV=1. Источник: https://www.nicholaslewis.org/why-herd-immunity-to-covid-19-is-reached-much-earlier-than-thought/
Что происходит? Почему коронавирус отступает?

Пандемия во многих странах идет на спад: кривая числа новых инфицированных загибается вниз, а показатель R0 (сколько людей в среднем заражает каждый зараженный человек) опустился ниже 1. Например, в UK он в районе 0,7–1. Но это значит, что порог стадного иммунитета (herd immunity threshold — HIT) достигнут (поскольку он рассчитывается по формуле 1–1/R0).

Как такое возможно? Ведь по всем оценкам у коронавируса SARS-COV-2 показатель R0 в районе 2,5. И, следовательно, HIT в районе 60% (стадный иммунитет появится, когда переболеют 60%+ населения). Но все проведенные исследования показывают, что даже в Швеции переболело менее 20%, а в большинстве стран порядка 5–15%.

За счет чего вдруг такая удача для человечества? Порог стадного иммунитета опустился в 3 раза? Или еще какой подарок судьбы?

На этот вопрос появились аж два ответа (и оба весьма обещающие для человечества).

1) Для SARS-COV-2 мы все сильно разные

Речь идет о неоднородности населения в отношении, как восприимчивости заражения, так и склонности заражать других.

В превосходной работе Николаса Льюиса приведен расчет, согласно которому расчетная неоднородность населения по части склонности заражаться и заражать других коронавирусом SARS-COV-2 ведет к понижению порога стадного иммунитета до 7–24%. Вот ведь подарок, если расчет верен!

2) Спасение в погоде

В замечательной работе Алана Евангелиста показана остро выраженная сезонность вирусов гриппа и эндемических коронавирусов человека. Анализ 8-летнего периода наблюдений показал, что в условиях климата северо-востока США в период с июня по сентябрь активность человеческого коронавируса была либо нулевой, либо демонстрировала 99%+ снижение. И есть немалые основания, что SARS-COV-2 ведет себя аналогично.

Похоже, правы были исследователи IHV, еще в начале марта нарисовавшие карту сезонности COVID-19.

И мой тогдашний прогноз тоже оказался верен:

«апрель станет критическим месяцем для вспышек эпидемии в крупнейших российских городах: Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Казани …»

Жаль только, что и в мае погода подвела, оказавшись прохладней обычного.

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

от

Оригинал и комментарии

Отзывы (через аккаунты в социальных сетях Вконтакте, Facebook или Google+):

Оставить отзыв с помощью аккаунта ВКонтакте:

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Архив лучших постов